Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Илья Имазин

Нега

16-03-2019 : редактор - Женя Риц





ОГЛАВЛЕНИЕ

1. В антологию здравиц и тостов
2. Чудо на пляже
3. Голубой ангел, или Гемофилия
4. Экзистенция
5. Эсмеральда. Перед портретом
6. Беатриче
7. Героине отроческих снов
8. Ручной кот
9. Вереск
10. Женщины в раю
11. Невеста Ветра


В антологию здравиц и тостов

Да сгинет червь, грызущий души наши,
И путешествие да завершится домом!
А чтобы мир стал и свежей, и краше,
Пусть дождь пройдет, сопровождаясь громом.

Да станет каждый вдох глотком свободы!
Пусть дождь омоет нас и смоет скверну,
Ведь для того Бог разделил однажды воды,
Чтоб посылать дожди на землю планомерно.

Да сникнет папоротник разочарований,
И хвощ раскаянья пусть превратиться в Розу.
Наш разум полон светлых начинаний,
Мы можем воплотить любую грезу.

Да стихнет ветер черных скал Харара.
И стоны из могил пусть прекратятся.
Молчанье ангелов, не знающих загара,
Отныне будет эхом раздаваться.

Да смолкнет соловей в саду под утро,
И сон любовников да завершится смертью.
На Солнце выгорят страницы Кама-сутры,
Воскреснут мертвые, поднимутся над твердью.

Да слезет с нас изношенная кожа,
И тут же обрастем мы шкурой тигра.
Устлав шелками наслажденья ложе,
Всю ночь мы посвятим любовным играм.

Да скроет ночь влюбленных силуэты,
Пускай оставят их тревоги и заботы.
И унесутся вдаль кабриолеты,
И туфлю Золушки в пруду отыщет кто-то…


Чудо на пляже

Бегом по пляжу босиком...
В руках – надувной крокодил...
Едва ли с тобой я был знаком
И, как зовут, не спросил.

Брызги огня – волн языки
Мое обжигали тело.
От первого прикосновенья руки
Ты в небеса улетела

(как Ремедиос Прекрасная – зачеркнуто).


Голубой ангел, или Гемофилия

Когда в открытое окно
Влетает бледно-голубой, –
Явившись вряд ли за тобой, –
Влетает Ангел в кимоно,

Ты пробуждаешься во сне
Меж голых побеленных стен,
И, нежно выдохнув «Марлен!»,
Подарок делаешь весне.

А поутру, проснувшись вновь
И комикс сна перелистав,
Глаза разлепишь и, привстав,
На простыне увидишь кровь.


Экзистенция

Это необычно. И это возбуждает.
Гул затихает. Полночь настает.
Квадрат окна во тьме безлунной тает.
Ты слышишь то, чего, конечно, не бывает:

Как сердце колет щипчиками лёд.

И ты встаешь, выходишь медленно из зала
И, в странном мире очутившись сразу,
Шатаешься, как будто возвращаясь из астрала,
И видишь то, чего доселе не видала:

Как дрожит отраженье на дне унитаза…

PS. В сущности, в нашем быту есть только одна бездонная вещь,
и это как раз унитаз...


Эсмеральда
Перед портретом


Ты больше мне не дочь, а я тебе – не сын.
Случилось то, чему и суждено
Случиться было: я теперь один,
Хоть и с твоим портретом. Все равно
Не твой он и теперь уже не мой,
Ведь ты не та, и я каким-то не таким
Вдруг сделался (какой-то не такой!).
И мы стареем, потому что спим.
А кто не спит – живет лишь днем одним.

Портрет твой, Эсмеральда, потемнел:
И в нем спустилась ночь, и над твоим
Изображеньем сумрак загустел.
Я сделал бы свою зарядку в темноте,
Но чувствуя, что где-то рядом Та,
Чья близость дорога мне, и что те
Черты лица сковала гладь холста, –
Нет, не смогу махать руками. Пусть
Никто и не увидит, пусть, как прежде,
Я твой ребенок, дочь моя, и грусть
Еще равна мерцающей надежде…

В один прекрасный день (с чего бы вдруг?),
В рассветной мгле, в чем есть, вскочив с постели,
И нарисую на картоне белом круг,
В нем облик твой – одним мелком пастели.
Не внешность, но томления безбрежность
Раскроется. Легко, непринужденно
На перекрестке наших взоров бродит нежность,
Но мир за мной, а за тобою – гладь картона.

Воображаемое ближе к нам гораздо
«Действительного» – нашего балласта.


Беатриче

Я шел по улице, себя опережая...
Тень впереди, казалось, отставала.
И плакал я, безмолвно вопрошая:
«Любовь!
Зачем несбыточной ты стала?!»

И неокрепший разум омрачала
Борьба мятежных духов, что гнездились
Во мне – во мгле, где все слилось: начало
Неотличимо от конца – роились
Огни, и бледная Луна мерцала.


Героине отроческих снов

Вполголоса, вполоборота…
Тихим отзвуком, тенью, намеком…

Или самой пронзительной нотой
В этой музыке темной, глубокой…
Мимолетностью жеста, остротой…
Безудержным порывом, потоком…

Прерывистым жарким дыханьем,
Сбивчивым ласковым пеньем,
Молчаньем, шуршаньем, шептаньем,
Журчаньем, волненьем, смятеньем –

Вновь и вновь повторю заклинанье:
Возвратись в мое сновиденье!


Ручной кот
Из Эзры Паунда

«Я отдыхаю в кругу красивых женщин.
Почему люди лгут о подобных вещах?
Повторюсь:
Я отдыхаю в кругу красивых женщин,
Даже если мы говорим ни о чём или о пустяках,

Вибрации, воспринятые незримой антенной,
Повергают в трепет и восхищение».


Вереск
Из Эзры Паунда

Чёрная пантера приближается ко мне
И над пальцами моими
Проплывают подобные лепесткам огоньки.

Молочно-белые девы
Приветливы в зарослях остролиста,
А их снежно-белый леопард
За нами следит неотрывно.


Женщины в раю
Фрагмент фрески

Ну, каково вам здесь, «наяды» и «сирены»?
К чему наряды в зарослях сирени!
Плоть, как и прежде, – наслаждение для взора,
Но перестала быть мишенью робкой
И в упоенье тонет, как в узорах Климта…


Невеста Ветра

Кто дал тебе имя в честь суженого твоего?
Ветреность – так мы привыкли тебя величать.
Но Ветер – лишь странник убогий
В садах твоего соблазна.

О, Воздушность! Звенящая пустота
На ветер брошенных слов.
Бабочек-однодневок улов –
Мимолетностей череда.

О, мгновений летучесть!
Легкость бытия,
Ускользающая красота…

Что нам останется после тебя?

Поспешная и прерванная мольба.
Молва. Суета...

И возвращается Ветер
К тебе, к своей возлюбленной.





 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り