РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Саломатин

Мелкiй Best

17-03-2008 : редактор - Тимофей Дунченко





1. P[resent S imple
2. Hamlet.
3. Déjà vu.
4. Считалочка. Поэма не для чтения вслух.
5. Космогония.
6. Acid.
7. Революционерв. Soundtrack.
8. Трансконтинентальный романс.
9. Утро.
10. Прямая речь.




Каждый раз, когда ты закрываешь глаза.



P[resent S imple

Метафизика уходит…
К. Рыбьяков



Ну, кури – не кори, что ни в Рим, ни в рай,
Ни клюки да ни кулака.
Что ж ты, дура, дерешь во весь рот «ура»?
Что ли косишь под дурака?

Так дурак дураку – ни ногой в строку.
И как друг – не желай врагу.
Нас сегодня поставят лицом к станку,
А в обед – подадут в рагу.

Из-под маски из миски смотреть на мир –
Тоже, знаете ли, кульбит.
Разливай волю мыльную, mon ami,
Из копытца под стук копыт.

Отвори мне дверь, завари мне чай
С отворот-поворот травой,
Пусть танцует улица, хохоча,
В сорок тысяч хмельных Траволт.

Не моя война. Не твоя вина,
Что добра от добра – дыра,
Что опять по кругу пошел Winamp,
Что опять все как в первый раз.

Ночь пуста. Все трамваи идут в депо.
Спи-усни на моем плече.
Не пророк, а пьеро на пиру эпох –
Наше все, наше больше чем.




Hamlet.

Но эта поза истекла.
Теперь – по рупор в тишине,
сменив атласный ку-клукс-клан
на петербуржскую шинель,

в рядах пород и балерин
грести в бестактных солн. очках,
любить себя внутри витрин
с улыбкой среднестат. мол. ч-ка.

Пока любовь еще б.м.
и смерть – не повод о былом.
Под шелест тома вечных тем
и абстр. колокол – колом –

курить – какой-нибудь сержант,
кот. час – какой-нибудь эстет.
И словно рус. поэт Сер. Ганд.
саднит на каждой стр..

До боли стиснув под полой
свой беспощадный романтизм,
нев-к чести с русскою душой,
классицистический Антихр.

Печаль пуста. Шинель мала.
5:38 по Москве.
За жизнь – какой-нибудь талант,
на хлеб – какой-нибудь аскет.

И будет вечер по ногам,
и шест. этаж, и свет рукой.
И крякнет рус. поэт Сер. Ганд.
над получившейся строкой.




Déjà vu.

Говорят, что перед смертью
перед глазами человека
проходит
вся его жизнь.

Хотя никто, конечно, этого не проверял.

Зато каждый
хоть раз в жизни
думал: «А вдруг я уже умер,
и то,
что происходит со мной –
это просто моя жизнь,
проходящая перед глазами меня,
уже мертвого…»

«Глупости какие!» - как правило, добавлял он потом
(иногда даже вслух)
и начинал весело смеяться.

Не потому, что было смешно,
а просто чтобы не сойти с ума.





Считалочка. Поэма не для чтения вслух.

Пластилиновая ворона.
Вороненая пастила.
Гомон ночи в окно ОМОНом –
То по нам звонят телефоны
в колокола.

Месяц бесится. Слишком поздно.
Это значит – уже пора.
Стану в рост, чтоб быть выше взрослых
На полтона. Мой голос послан.
Славься, Игра!

Так пускай меня ставят в угол,
Самый красный из всех углов.
Из огня на границах круга
Я вылеплю себе друга.
Я вылеплю себе друга.
Я вылеплю себе друга.
Я готов!

Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Эй!
Явись предо мной!
Кто
ты
будешь
такой?

Эй! Тот, кто живет в полене!
Эни-ибени, умеешь по фене?
Любишь густое варенье?
Я придумал тебя во втором катрене,
Можешь звать меня «гений».
А на стенах танцуют тени,
Каждая тень – неврастеник,
У каждой тени – по трубке в вене.
Остановись, мгновение!

Белое каление…
Серое поколение…
Черное поклонение…
Неуклонное преклонение…

- Мое почтение!

Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!

- Вот он!
- Красив, высок!
- Черный на черном фоне!
- Гордо идет по сцене!

Свет падает на лицо.
Свет падает на ладони.
Свет
падает
на
колени!

Мир твой первопрестольный!
Нрав твой первопреступный!
Мертвый, но не покойный!
Близкий, но недоступный!

Эй!
Души мою душу! Кричи
в игольные ушки!
Это
время
разбрасывать
игрушки!

Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!
Приди ко мне Этот – приди ко мне Тот!

То по линии, то по краю –
Тополиная чепуха.
Эй! Пора не пора – играем!
Жалит солнце, но жаль не рай, а жалко греха…




Космогония.

Хочешь – будет тебе сказка.
Лети над омытым собачьим лаем
Омутом города в беспробудную пасху
Последнего неба мая!

Девочка с повадками младшей сестры.
Рисуй поверх свой сиреневый Крым,
Пока надменно закатывает закат Уолл-Стрит
Под чеканные лбы раскаленных крыш.

Париж навостряет игривый шарм
До кончика носа в сливочном креме.
Годы и мысли сбивают шаг.
Здравствуй, мое тоническое время!

Сквозь евгенику твердых форм – суетою вокзалов,
Во все улицы – цепкими пощечинами афиш.
Метели горстями швыряют белый. Мало?
Но – ничего лишнего.. Но – ничего. Лишь

Луна, притворяющаяся фигуркой нэцке,
И морской вечер, настоявшийся коньяком, там,
Где девочка листает на полу детской
Мир,
редуцированный до альбомного экспромта.





Acid.

Я – хорей.
Ты.
Мой.
Сбой.
Ритма.
Рушатся. Сверху. Квадриллионы. Тонн. Звука.
Зигзаги. Радуг.
Каждому. Пятому. Чипсы. С луком.
Бесплатно.
Можно. Больше. Не. Писать. В рифму.

Можно.
Губы. Сложились. В (нежно):
«Хай.»! Сложились в: «По. Одной. Тайне.»?
В. Капли. Дождя. На. Утреннем. Окне. Спальни.
В. Тишину. Которая. Бывает. Между.

Песню.!
Для. Тех. Что. Почти. Вроде. Нас.
(Если. Б.
Их. Не. Испортил. Квартирный. Вопрос. И. Чипсы. С луком. Бесплатно.)
Первый. Раз. Как.
Второй. Раз. – Обратно.!
Найди. Свое. Счастье. На. Точка. Ком. И. Истину.
В какао.
Ван.
Гу-.
Те-.
На.!

Точка.
Ком. В. Горле.
Время. Мотор.!
Больше. Не. Писать. До утра.
Рушатся. Спальни.
Испортил. Песню. Теракт.
«Каждому. Свое.»!
Квадриллионы. Я – хор-. :

«Зиг-. Хай. -ль-.»! «Зиг-. Хай. -ль-.»! И. Есть.
Только. Жизнь. Под. Названием. Миг.
Первый. Раз. Как.
Второй. Раз. – Ремикс.
Можно. Больше. Не. ?!
И. Так. Далее. …

И. Губы. Сложились. В.: «Ты. Мой. Ты. Мой. Же.!
И. Что. Нам. До. Тех. Что. Почти. Вроде. Нас.»?
Вот. Такая. Случилась. Родина.
Можно. Больше.
!




Революционерв. Soundtrack.

Революционерв.
Слово, длиной в строку.
Слава в чужом соку.
Словно закат в огне.

Вагнером – сквозь толпу.
Это – твоя весна.
Детство, длиной в Беслан.
Чувствуешь этот пульс?

Фары – глазами рыб.
Время стучит в висках.
Жизнь, шириной в размах
Рук, обхвативших взрыв.

Смерть – лубяной сортир.
(Вешалки были до)
кончен театр. Норд-Ост.
Ты – до конца артист.

В улиц хмельные па –
Неограненный вихрь! –
Целясь улыбкой в их
Потные черепа.

И наступает зыбь.
Тикает нервный торт.
Ты – шестикрылый Тор.
Вырви чекой язык!

Мир алчет зрелищ и –
Пряника; хлеба; кнут
(нужное – подчеркнуть).
Нежное – взять.
Ищи!



Трансконтинентальный романс.

Но и когда падал без чувств
Третий из нас…
Бросьте, Светлан! Все это чушь –
Вам ли не знать?

Смотрит с тоской серый Атлант
За горизонт.
Деньги в огонь бросьте, Светлан –
Show must go on!

Эту любовь к третьим звонкам
Не устранить.
В каждом мон шер спрятан Mein Kampf
В триста страниц…

<…>

Я говорю: я не исклю
Из этих пра
Ведь и от не
скажем, до лю –
Шаг-полтора.

Так что, пардон – все это чушь!
Повод для сме
Бросьте, Светлан, я не молчу –
Это поме

Ведь между на
Тьмы, тьмы и тьмы
Полного без.
Русское всё русской зимы –
Наш казус бель.

Русскому что, как говори
Да потому.
В спаме мете
спят фонари –
Родина-муть.

В темную даль – вдоль – этажи –
Выкрики с мест.
Бросьте, Светлан! Что эта жизнь? –
Повод для сме

Не пережи
Show must go on!
все ли равно? –
Те же дома.
Тот же балкон.
То же окно.

Там, где неон вывел в окне
«С Новым Годо…»,
Той же луны голый птенец
Падал в подол.





Утро.

Это утро читается снизу вверх,
как красивые девушки и
некоторые стихи футуристов.
А наверху – небо,
исцарапанное неосторожными взглядами,
как лед на катке.
А значит,
однажды небо растает и начнет
обваливаться неровными кусками на.
И кто-то, увидев это,
воскликнет:
«Лед тронулся!»

Вот так цитаты и обретают новое значение.





Прямая речь.

- Беспощадно изысканный
Чёрт нордических черт!
Не смотрите так искренне,
На славянский манер!

Есть в Вас что-то подземное –
Вы, наверно, поэт…
Вы сегодня здесь с кем-нибудь?
Ну, конечно же, нет!

И за книжкой не скрыться Вам!
Как Вам наш декаданс?
Я ведь в профиль – Башкирцева?
Па считает, что да.

Я читала, Вы знаете,
У нее в дневнике…
Что Вы все улыбаетесь?
Вы смеетесь? Над кем?

Не молчите, пожалуйста!
Будьте же homme de bien!
Ма однажды сказала, что
Вы – опасный субъект!

А Вы пишете тонику? –
(вот настырная я!) –
Почитайте мне что-нибудь
Наизусть из себя!

Все неловкое, странное…
Весь в чужом, руки за –
Спят кровавые ангелы
В Ваших серых глазах…

Там вороны над рощами…
Там луга без голов…
Там уложены площади
На проборы гробов…

Там как если бы искрами
От как будто огня…
Не смотрите так искренне!
Поцелуйте меня!

Мой – (я слишком навязчива!) –
Сероглазый Адольф!
Вы – моя настоящая!
Моя первая боль!

________________

nigredo надгробий улиц
награда тому кто понял
и я когда вы уснули
ушел а вам снился пони
из теста последних тостов
а я был как тень но все же
не космополит а просто
проклявший свой край прохожий
где урки ревут как орки
где эльфы в зеленых гольфах
склоняют в истоме порки
синонимы слова boyfriend
где клерки и запах хлорки
за пазухою у бога
где бьют по щекам восторги
пока некролог пролога
зачитан до хлебной корки
заточен до лобной дырки
пока раздвигает койки
эпоха большой затирки
и глянцево смотрят с фото
борцы против мнений света
и в мраморе мертвый кто-то
и в желтом чужое где-то
не смея посметь да высмей
да выстуди студень стада
в торжественном нигилизме
воскресного снегопада
как блока христос почти что
а может быть просто пьяный
посмей меня третьим лишним
в раздоры борозд бурана
настань меня ветром в поле
в карманах звеня картечью
я буду как воланд воли
безличен и бессердечен
зови меня может другом
зови меня хочешь роком
но время идет по кругу
но время выходит
боком
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4800 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り