Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Григорий Гаврилов

Сказка №2

17-03-2014 : редактор - Василий Бородин





Иногда

Иногда
Жизнь напоминает
Плавание пустой лодки
По морю,
А я стою на берегу,
Как слово,
Обросшее костями,
                    мясом,
                    голосом,
Поющим это слово.
И лодка ждёт меня,
И я -
Сам
Плотник этой лодки,
Плыву по волнам в ней,
Молчу,
Смотрю на человека,
Стоящего на берегу,
Кричащего мне что-то,
Что я давно забыл.

 

И

Застрявший между Да и Нет,
Как И,
Как долгий,
Сам по себе
Певучий звук,
Как эхо,
Как невозможный без краёв,
Стучащийся в бескрайнее.
Се человек.

Фотография жизни

Бывают иногда
(точнее - никогда)
Моменты времени
Вне времени,
Когда ты сам собой
И тем собой,
Который над собой и вне себя,
Насквозь и навсегда просмотрен -
Как небо, вспыхнувшее ночью
(под небом - степь
и дерево стоит);
Как будто бы моргание наоборот:
Не в темноту себя от света,
А в свет от темноты.
И в это же мгновение
Живёшь внутри ума
И ходишь под глазами
В подвалах памяти
И натыкаешься на зеркала себя.

Превращения

Шёл по миру человек
Мимо гор, полей и рек,
Мимо кошек, птиц, собак,
Шёл туда, где свищет рак.
На ветках птицы восседали
И человека наблюдали.
Шагал он через мира дали,
Куда теляток не гоняли,
Шагал он важно и отважно,
Но вдруг слегка преобразился
Да в этих пташек превратился.
И птицы стали песню петь,
По кругу медленно лететь
Мимо лесов, полей и рек,
Где шёл однажды человек,
Но вдруг слегка преобразились
И в эту песню превратились.

Лесенка

Стучится изнутри,
Стучится изнутри,
Стучится изнутри
То, что вокруг,
Стучится изнутри
То, что вокруг,
Смотри на это в оба,
Смотри на это в оба,
Смотри на это в оба,
Не смотри,
Молчи на это в оба
И смотри
На внутреннюю сторону вещей,
Смотри
На внутреннюю сторону вещей,
Смотри
На внутреннюю сторону вещей,
В потусторонней радости,
В потусторонней радости,
В потусторонней радости,
Там <...>,
Во внутренних покоях
Ходит <...>,
Во внутренних покоях
Ходит <...>,
Во внутренних покоях
Ходит <...>,
Свечка в клеточке горит,
Свечка в клеточке горит,
Клетка свечкой говорит,
И двухместный человек
Сам же над собой летит,
                        (второй голос):
                        Брось ум в сердце,
                        Брось ум в сердце,
                        Брось ум в сердце,
<Во внутренних покоях
Ходит Бог>
Не ходит, не стоит,
Не говорит и не молчит,
Не ходит, не стоит,
Не говорит и не молчит,
И дышит бытие,
И дышит и звенит,
И дышит бытие,
И дышит и звенит,
И музыка летает и садится,
И музыка летает и садится,
                         (второй голос):
                         Станем же флейтой,
                         Станем кифарой,
                         Станем же флейтой,
                         Станем кифарой,
И дышит бытие,
И дышит и звенит,
И в воздухе
Висят колокола,
И в воздухе
Висят колокола
                         Ко-ло-ко-ла
                         Ко-ло-ко-ла
                         Ко-ло-ко-ла
                         Ко-ло-ко-ла
                         Ко-ло-ко-ла

                         Коло-кола
                         Коло-кола
                         Коло-кола
                         Коло-кола
Стучится изнутри,
Стучится изнутри,
Стучится изнутри
То, что вокруг,
Стучится изнутри
То, что вокруг,
И нитки обрываются
И двери открываются

***

В детстве
я боялся,
что небо упадёт на землю
и всех задавит
(тогда я носил кошку на плече,
чтобы она не морозила лапы,
а старуха говорила мне:
"У неё четыре ноги, а у тебя две"),
а теперь я боюсь,
что небо не упадёт.

***

Это есть в птице, сидящей на ветке,
Это есть в птице, летящей к соседке,
Это есть в птице, стоящей у стенки,
Это есть в дереве или коленке,
Это есть в жёлтом высоком шкафу,
Это есть в минусе и букве "у",
Это есть в Ане и Ване, в Наташе,
Это есть в родине нашей и вашей,
Это есть в лошади,
Это есть в песне,
Это есть в самом неведомом месте,
Это есть в ручке, в бумажном листе,
Это есть в Новгороде и Элисте,
Это есть в речке,
Это есть в печке,
Это есть в несуществующей стречке,
Это есть в бабушке, что умерла,
Это есть в дедушкиных часах,
Это есть в голосе, велосипеде,
Это есть в молодости и рассвете,
Это есть в запахе жареной рыбы,
Это есть в тяжести каменной глыбы,
Это есть в жимолости и стихе,
Это есть
        есть
        есть
        есть
        есть везде.

Ударения

Есть место-сон,
Есть место-головокружение,
Есть место-пустота,
Вот - место-ударение
(как будто бы лицо другое мира,
которое - единственное верное лицо),
Вот в этом месте я стою, иду, стою,
Как слог ударный,
Вот движется природа
(шевелится и шелестит),
Беременная Богом,
Сама собой объяснена,
Сама собой бессмертна,
Вот богомол откуда-то сидит,
Вот колокольный звон,
Густой и ясный
И прохладный,
Вот место это прохожу.

И воздух весь в следах
Прошедшего чего-то,
Ушедшего кого-то,
Не приходящего,
Непреходящего.

 

 

Птичий сон

Уложенный водкой в кровать,
Я стал бессознательно спать.
Сон разрастался вдаль и вширь,
Я наблюдал замирный мир:
Кругом висел богатый воздух,
А в воздухе летало слово,
Которое не тронуть словом,
И тайны в воздухе лежали -
Висели ясные скрижали,
Но птицы тайны охраняли,
И окружала сон стена.
А за стеной - моя кровать,
В которой полагалось спать.
Скрижали семена роняли,
Их птицы в воздухе хватали,
Детей кормили семенами,
Росли могучие орлы,
Потом садилися на ели,
В четыре стороны глядели,
Потом ложились на кровать
И тоже принимались спать,
Чтоб никому не рассказать,
Что всем не полагалось знать.
(То ворон был, а не орлы.)
Но в это время я стрижом
Прикинувшись, летал кругом
И те небесны семена
Таскал домой сквозь стену сна,
А за стеной висел гнездом
На дереве большом мой дом,
В котором я ребёнком белым
Лежал в летящей колыбели
И семена из клюва ел
(вокруг висела тишина);
Потом значительно подрос,
Потом стихи и песни пел,
Потом куда-то улетел,
Забыв про тяжесть дум и тел.

- Но, проснувшись, я ничего из вечера и ночи не помнил, так что, возможно, всё это я только что выдумал.
- Да, пить вредно.

 

Круглый день

И в жизни можно жить как дома,
Корнями землю обнимая,
Листвой врастая в облака
                             (и звёзды),
Не заходить по пояс в смерть,
Что карточный валет дурацкий,
(Или хотя бы по колено,
по щиколотку,
по ничто),
Она и так в углу смеётся
И шепчет, и поёт, и дружит,
Даже немножко сторожит
(Даже немножко стережёт).
А можно в сон зайти
                         (войти)
И переплыть его насквозь,
И с неба вдруг упасть под утро
(а говорят - упасть с луны).
Побыть - как будто не побыть,
Побыть полковником в усах,
Вспотевшим после чашки чая
И говорящим важно: "Вот",
Побыть собакой, пьяной, грустной
От холода и без тоски
(не зная, что тоска бывает,
бывают мысли, Бог, язык),
И ветром меж деревьев плыть,
И с мёртвым, но живым уже
Как будто бы поговорить
На рыбьем круглом языке.
Потом проснуться и пойти
                        (везде пойти),
Потом лицо ребёнка встретить,
Как бесконечное окно
(Который сам себе окно),
И наблюдать его величье,
<И ощущать себя как дом>*
И ощущать себя,
Как выигравший
Себя
У самого себя.


*присутствующая и неприсутствующая строка

Белое

Зимой
В белом поле,
На белом снегу -
Маленький человек,
Скажем, Лев Толстой
Или Достоевский,
Или пусть будет Пушкин,
Или Гоголь пускай,
Маленький,
точка,
Будто и нет вовсе.
Белое поле
И снег.
"Мы любим Пушкина",
"Мы и Гоголя любим",
"Да и чего уж там,
ведь и Чехова".
А белое поле кругом,
Белый снег,
Маленький человек,
Даже не человек, точка лишь.
- Видишь?
- Да, что-то видать.

Большое белое поле
И снег,
Такой белый,
Что больше и нет ничего,
Что ничего и не видно.
- Ан нет,
Вон, погляди,
Что-то такое.
- Да нет, не видать.
Белое поле
И снег.
- А вдруг человек заблудился,
А только верста и верста,
Белое поле и поле,
Да, белое поле какое.
И снег.

Какое всё белое.
- Да, посмотри, какой снег,
Белый-пребелый, как поле.
- Да, белое поле и снег.
- Зябко ведь как.
- Да, вон какой ветер и снег.
- Да, поле всё белое-белое,
Ни птицы, ни дерева,
Белое-белое поле.
И задувает за шею,
За душу.
- Да, ветер какой
да и снег.
Белое, белое поле...

Вопросы

Можно ли птицу
удалить из полёта птицы?
Во что превращается снег,
когда от него не остаётся
                 ни воды,
                 ни облаков,
                 ни слова,
                 ни воспоминания?
А потом -
можно ли удалить
из минуты время?
А из шага - движение?
И оставить следы того,
Что не оставляет следов
за ненадобностью
обозначать себя?

Такое

И скрипка облака,
И флейта ветра,
И контрабас
глубокого, как старец, дерева,
И улицы монеты,
И барабан чего-то,
И сень,
И тени эти,
И синий звук,
И серый мокрый шорох,
И волосы дождя,
И голубая тишина,
И слов дзынь-медь,
И песен мёд,
И золото молчания,
И немота,
железная, как мёртвый,
Исчезнувшая враз,
И пуповина слов,
И тикающего отсутствие,
И колокол,
И дом,
И запах взгляда
(малиновый чудесный взгляд),
И время в сумке,
И рука в руке,
И бог в кармане,
И 4 света,
И линии отсутствие,
Уа, А О И Э

Самые важные события

Самое важное событие этого года -
Облака,
Которые меняли цвет 4 раза,
Они были - цветы,
Которые никогда не зарежут в вазу,
Это было вчера,
Пока я ждал трамвай,
Даже подумалось:
"Этот трамвай сегодня поедет в рай".
А просто ребёнок
Взял в руки краски
И достал до неба,
Где уже лет 100 никого нет
(если верить книжкам
и не обращать внимание на тряпочки-веточки-перья примет).
Это событие
Напомнило мне
(а сегодня во сне
я бегал по воде)
Самое важное событие 2012-го:
Небо в Тульской области
В конце августа,
Небо смотрело на всё Хлебниковым.
Тогда это напомнило мне
Самое важное событие 2011-го:
Я шёл мимо вокзала,
Вдруг
Безумная с флейтой
Подошла и сказала,
Что она тут не просто так,
И что всё тут не просто так,
И что к ней приходил Бог
И велел,
Чтоб она ходила, играла и пела,
Всех любила,
Никого ни о чём не просила
И ни о чём никогда не жалела,
И что тогда
Все орловчане попадут в рай.
А потом подошёл трамвай.

 

 

Колыбельная с Востока на Запад

Баю-баюшки-баю,
Спи у бездны на краю,
Спи, не бойся ничего,
Дальше нету ничего.

***

Царство лица,
Царство тела
Смотрело уже не собой,
Смотрело границей всего.

Сказка №2

Между небом и землёй -
трёхсторонний водоём,
в водоёме я купаюсь
и купаньем наслаждаюсь.

Но догадываюсь.
что в четвёртой стороне
песни ходят на холме,
там, где ночь сдаётся,
заснёт и не проснётся.

А под холмом
да на телегах
зло везли хоронить, везли-везли да не довезли. А песни с холма спускались-спускались да не спустились.

Тут-то и сказочке начало.

***

самые не-слова

не просят произнесения,

не просят одежды мысли.

невесомее тишины

шелестят

над границей сна.

воздух дышит собой,

обёрнут снегом.

некто ли нечто

знает.

<что никогда не было смерти>

 

и знаю,

что всегда

происходит во мне

красота радости.

 

 

Сын

Вот сон проколот,
Из него
Выходит некто
Из всего,
Становится
К себе лицом,
Становится
Моим отцом.
И говорит:
«Всё просто, сын»,
И говорит:
«Всё – просто сны»,
И говорит:
«Всё – только явь»,
И говорит:
«Всё – только я».
Раскалывает
Все часы,
Разламывает
Мой язык
(которым я смотреть привык),
Целует
В лоб меня рукой,
И открывается покой,

|

O

В котором я -
Свой сын и смерть,
Которую пронзает свет.

***

Вагон метро почти пуст.
Рядом,
на расстоянии локтя друг от друга,
сидят беременная и вор.
У него на пальцах -
золото мёртвых,
Она -
сегодня ночью говорила с ангелами.
Есть ещё кто-то.
Третий.
О котором у меня нет слов.

***

Полдень марта.
Ночью выпал снег.
Весь день – сверкающий,
Похож на
Плыть между небытием и бессмертием.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り