RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

капканы дивной красоты

24-04-2007





1. капканы дивной красоты
2. звоночки
3. ку-ку
4. ночь на краю диканьки
5. сахарная пыль
6. златоустые песиглавцы
7. хвост
8. утро живого патриция
9. fancy mosquito
10. последний морок
11. чад
12. совсем другие оттенки


1.
хлястики только и запомнятся
а то о чем они так и не удосужатся поговорить
будет не более значимым не стоящим и игрушечным
красота этой ловушки


2.
когда звери перестали приходить к ней по ночам
она просыпаясь испытывала на себе то самое колющее даже огнестрельное
чувство
что ненароком мажущие тоже в чем то правы
а бог весть что - только ямочки на щеках обыденного
и становилось грустно


постоянные говорят звоночки первый признак того что случилось худшее
пластик движенья навстречу выльется в шаг наощупь
спотыкаясь ломая каблук
и что люди не те что и завтра-сегодня нужные
что мелки рисовавшие поле игры в классики
в пыль раскрошены
машут чужие паршивыми крыльями и имеют клюв

наша ночь говорил всей жидкостью что имею - заплачено
саженцы на клумбе и есть наши банные веники
ты попробуй ползти на карачках гордо быть высшим сортом за бесценок
не выходить на площадь
и пусть каждый твой выдох будет иметь на выдыхаемое
лицензию
и приготовится бальзамировать свою мощь

говорят звоночки в глазах темнеет подгибаются колени
в твердь земли ударяется
грохот такой же день
говорил шевельну мизинцем и ваши пальцы
в лице изменятся все поймут покорно по очереди - похрустят
говорил изо лба растет кость - выполз целый олень

все неумелое чревовещание заканчивается с той поры
когда кукла в руке замолчит
посмотрит в глаза ведущему
те расширятся и закатятся в такнельзя


она не сможет выдержать того как они бегают шелестят по коже
поднимают волоски наливаются и смеются
она все упрощает прощает свое мимолетное знает
что будет ночь
и звери ее вернутся


3.
вариантов конечно несколько
первый - встаю на пуанты и выпучиваю глаза думаю как смешно стою и глаза вываливаю наружу

но ни один из нас заблудившихся в трех тропинках не осиливших выбора
вроде бы и коня жалко и жить хочется и направо пойдешь переживать будешь что не пошел налево

а еще ключ в кармане требует брелка чтобы так кроме определенной цели
приукрасили добавили фрагмент ну чтобы было что-то лишнее и бесценное

это милочка неизвестный миг это милочка чуждые тебе лейтмотивы
а им похеру всё шевелящееся

вот прикинь камешек попавший в обувь ты торопишься опаздывать никак нельзя
ты бежишь размеренным шагом он нарушает твое кожное покрытие раздвигает ткани треньем
капли крови пьет глотает может быть задыхается
ты кричишь "блдь!" сдергиваешь свой налакированный бот и он, камешек, так - щелк! на дорожку.
а всю ненависть только в него - в него только
флаг вытри.

а куда бежал и зачем? это твой ковчег? это твоя прелюдия? эти люди вокруг - твои люди?
ничего вокруг твоего нет. кроме камешка. и мирок - прицепившаяся к другой, проходящая через плечи твои - варежка.
флаг вытри.


вариантов конечно несколько
первый - падаю руки раскинув в стороны - назад, в неожиданном месте, в неожиданное время.

но ни один из нас знающих больше чем сами другие которые этих своих кажется изучили
нет ничего забавнее чем русские психоаналитики

а еще пуговица постепенно отваливается и когда она отвалится - упадут штаны
стыдно не будет, будет сложно - просто шагнуть вперед

это милочка отвернись абсолютное этой слабости не обучены она случайна
а тебе не похеру займись собой

вот прикинь схема понятна а ты все равно нажмешь на глаза так чтобы - перед глазами пятна
полный хаос и ощущение невозможного
вытри флаг сверни его в трубочку и беги обратно
и готовься уничтожать все что было пройдено
все равно это все - не уничтожить

4.
как стучать по паркету головой ваньки-встаньки
так увидеть солнце
солнце встающее на краю диканьки
и поздно взмолиться травою умыться
сестрица лизала - братца копытце
шакил всех умыл он забросил в кольцо мяч
таньки

блдь чуралась гомеля боялась свого прошлого
думала что пошло живет
кладбище домашних выплюнуло кошку
кошка облизнулась схватилась за живот

а из живота - целых три кота
и клубком-клубком
на глаза каску в руки пистолетик засел в окоп
и ждет фрица
щурит глазки иван тихонько веселится
пережевывает в сотый раз укроп
нихуя ваще не боится

немец встает во весь рост что твоя годзилла
неумыта грязна и неряшлива рот разинув
изо рта зловонная атомная боеголовка
изгибается хитро ебет создателя в жопу ловко

тот волосьями торчком мямлит относительно кто кого ебет
кошка блюет но держится за живот
а из пуза два арбуза по цене одного
создают тендер на воздухоочистительный завод

и побеждает девочка-кибальчиш
она говорит мол наши лизинговые мячи
не чета святогорову мечу
хоть бы даже в изврат и того увлечу

а могилкой станет - медная гора
пусть бы наши бойцы толерантны
и не хуй нам гнуть а ивовый прут
разогнуть самую что ни на есть суть
мы таращимся и стоим на пуантах

красная шапочка из брюха волка
бьет дробью в лоб спасателям из карманной двустволки
говорит привет бабушке печет из нее оладушки
и пускает козла в огород для прополки
сорняков

прометей освободившийся от оков выпивает литр коньячного спирта
скосив глаза бьет в орлиный хвост
меняет клюв на печень
лапает соседку по парте за жопу говорит ей лида
твоя жопа слишком невинна садись же ко мне на плечи
и - в тридевятое царство
с полковником разбираться

запечем его в молодильных яблоках
пока молодость не послала нас нах
пока баба-яга вечная
не присунула нам в междуплечие

пока яблоко молодильное окислив кащея иглу
не отправило силушку на работу медбратом в родильное
отделение
а геркулесу мидасово повеление
не сказало взять в руки бензопилу
и работать на все поселение

чтобы там и я не бог весть удосужился быть
пить и жрать
снова жрать и еще блдь пить
и чтоб вся бы жратва по усам текла
а россия-матушка
речь рекла

5.
уродом которым ты тоже станешь
ямочки на щеках проржавели - пар вытянулся, идет дымкой
что-то копали и выкопали такие драгоценные залежи
что-то стало зыбким полопались взорвались икринки


родилось страшное
а нам с ним жить и нянчить
нам с ним гулять по снегу образовывать следы
он говорит все кончено я говорю все начато
не хочешь сюды есть путь - туды

есть сахарная пыль, сладкое - облизывая губы
не понимаю другого, вот если оно такое приятное вкусное а не хочется
жить с ним как
тут еще она - оракулица дева пророчица
укутанная в меха

говорит что вот они пяточки - дивного человека
мы их щекочем как будто звери выпущенные из леса
мы их кольцуем как будто мы оба ее невесты
спорт предсказуем - мы бегаем, бегаем, бегаем

и нет ничего более живого
прибежавший в сад выбрал мохнатый крыжовник
оторвал мохнатое вкусное укусил
а она говорит я читаю живаго и буду суженой осужденной
на смех
хоть ты этого совсем не хотел не просил

ты пей чай желай печали на губах сахарную пыль чувствуй
все равно обыденно оно ёкнет проболит забудется скинет ношу
пусть другие говорят грустно им жалко печально грустно
они улыбнутся и ты выебнешься - улыбнешься


6.
серебро поникшее
златоустые песиглавцы
молодцы упакованные в ларцы
святотцы распоясанные святотатцы
привыкшие удивляться
ометаллили на себе
венцы
а тебя посмотрят - еще подумают
за какой конец браться

а тебя ньюфаундленд - не спасет
мир упал на колени и неумело сосет
абы как абы че а ведьмочки шабаша
а басе промолвил - и все таки она ползет
слизию шаг ороша
да, ползет улитка по фудзи
тащит в кузове грузди - тарахтит
думает меня хватит надолго в моей груди
ракушка - небоскреб в спирали
кто бы выеб меня пока
остальные
не наебали
так как златоустые песиглавцы
сразу решат
и - не подумают во мне
разбираться

а ведьмочки шабаша
вокруг демонического огня пляша
кричат: наша главная - хороша!
пусть мужик

пусть на жопе тельца золотого
осталась надпись - скрижаль скрижалей
мы и тут осознанно налажаем
мы не думали что и нам хреново
мы ложимся спать в золотой пижаме
на ступенях своего палаца
под подушку кладем
ножи

цель одна другая - состыковаться
не затем же мы все лежали

чтоб тебя ньюфаундленд - не спас
он врисованный в иконостас
смотрит по бычьи величие чувствует своё
он тебя, рыбак, смотрящий на гололед
ударяет в глаз
и обводит его углем

он знает что мы златоустые песиглавцы
живем желанием поиграться
и что наше лихо живо но тихо
и что все внутри у нас хочет
сжаться

7.
а у моей страны пониже спины - хвост
как вырос не знаю
но с детства следил за тем как он
рос


8.
губа господня тик-так тик-так
она свернулась а мы никак
не воспользуемся тем
что по венам молоко течет
другой бы сказал что паззл тяжел
и загадка пошла горлом
ну то есть просчет обычный просчет и
рыбалка превратилась в движение плеча
отправляя в полет бамбук
губа господня тук-тук тук-тук
он стучит по дереву за плечо сплевывает и удивляется
как влажнеет его деревянный звук
и что сердце его бессмертное
стучит горячо

лодыжки обручены
так прекрасно выглядит со спины
но глаза расскажут предисловие и сольют
катышку на другую шерсть
удивленно смотреть на градусник тридцать
шесть и шесть
когда там внутри раскаляются валуны
и тащат ощущение что все что с другой
стороны
смущенный валет мечей
кроет иную карту

странные дети спарты
воспитанные кентавром
глядят на свои ступни и думают - где кость
во взгляде их нежное оборвалось
и другие получат лавры венки упадут на
течение
им останется половое влечение
и сумбурное настроение падающее на тропу
раскрошеное печенье
обратится в злак
они смотрят и верят что это был добрый знак

а губа господня крик-крак крик-крак
она сломалась а мы никак
не поймем что друг наших чувств тот же
самый враг
что купил места в бельэтаже
и заставил сидеть в партере сидеть на вере
что важна не ладонь - кулак
но и та и другой - остаются на щеке
а я под под дождем в самом модном плащике
ловлю капли
задираю ногу теперь я цапля и в моей груди
очень много ящиков бумагами полные
мы все вытремся об те волны
те мы которые не увидим про которые нам
расскажут
обратим их в порно

губа господня хуяк - хуяк
язык рубанула осталась такой
как господне чрево свои края ощутило
и ушло в те края
где господень пупок крещен и умрет
первобытной личинкой
а червь улыбнется пропустит сквозь себя
землю
скажет бизнес был но утащили в небо
мой ларек
и теперь я счастьем забытый учусь сворачивать жизнь в кулек
чтобы по году вытаскивать и поплевывать
пламя в себе затушив
приторговывать углем
как самая первая позволившая себя
преодолеть плева
определила себя главною над блядьми
величайшею из блядей
с обронившей святую песнь дудой
посчитавшую дырочки на дуде
и сказавшей жди солнца а мы там за ним
придем

будем ничем
да собственно и
нигде

9.
норка вырыта а в бега пустились
разноцветные хомячки
мы не думали не гадали
то что каждый из них за каждый круг
набирал очки
не догадываясь что бегает по спирали
а в кармашке - крючки в кармашке крючки

половозрелый бог снисходительно глядел
и почесывал поясницу
смотря на то как
мародер моей жизни прекраснейшая из
блядей
там была - у стены стояла - углубляла свои
глазницы

и она-то думала хомячки разноцветны - от того
что они бессильны
а они наворачивали круг за кругом
животиками урчали
тут впервые появляется Москит обутый в жесткие мокасины
он решает быть - глядит упруго
взгляд отталкивается наполняется ядреной
печалью

и божемой лихо-то одноглазое - еще и одногубое
жрет причмокивая об подбородок
хомячок-самородок лезет в трубу и бежит
он знает
что конечны все эти трубы
а может быть и не знает - просто бежит -
такая его порода

а Москит решает - вытягивает рот в трубочку
рубаху срывает притоптывая идет на улочку
там и пляшет. других корежит а он обрящет
сучку-кучку сцыганит мурочку
а ляжешь не так - утащит

хомячки бегут их все больше они заполняют пространство
спинками горизонт искривляют
норка вырыта - вперед, ждут поля
асфальтированные луга
за спиной все остывшее, блюда яства
уставшие раздеваться
мы не думали не гадали
то что каждый из них в бегах

10.
бенджи иеремия на ствол насел
зубы главное сохранить зубы
он сказал я смотрел в ее малиновые глаза сладкие
и думал что импосибл моя миссия
пока меня не схватили не скрутили в узел
во травушке во росе
неуютно и как-то грубо

я схватился за ствол и держал его и держал
я все думал ну как изо всех держав
мне случилось зачаться в этой
зубы главное если бы их не стало
не надо бы их крошить
разукрашивать устрашаться ими
и вскользь становиться летой

бенджи думает что течение что его болезнь
так и всех водяных ухватит
за их молекулы
а я вот одинокий во всей красе
недогнавший главное по мелочи докумекаю

бенджи говорит отражению пряча в кармане шиш
ты чего меня лишишь
девочка-кибальчиш
нет у нового мира пустот лишь трещинки
то что мой демиург оказывается помреж
так и ты не помрешь
а расхлынешься в воды вещие

так и щеки моей пластырь пастырь единой
смотрящей поверх маяка овцы
блеющей песнь свою загноит отверстие
из которого льется счастье
и согнутся от ужаса
над колыбелью разверстые мудрецы

а на море волны а сердца нет
чьим бы волны касались нёба
ходит около и пьянит
полиняло

каждый глаз шипит
и вылазит и ползает по каждой из всех своих
орбит
по каждому из времен от времен рябит
там где сталь его закаляла

11.
мы и ваши озера высушим а те что не ваши обратим в море
и пусть колется под локотком совсем не те секреты раскрываться станут иначе
помрет дочь
тело выживет по земле если будет себя волочь
я капустная голова а ты - мой овощной палач страха еще не ведал
еще не познал настоящего горя

вот и волга-волга и полька-полька мифологема расти большой
слушай волчка и вертись юлою и будь юлею и наверно плачь
я капустная голова - ты мой овощной палач
ты стоишь у меня над душой

все запомнится случайно был дождь был зонт
мы смотрели как молния катится становясь грозой
и ничто не случилось влажней чем одна ресница
да и той увядающей ты уже не приснишься

били-били не выдержать эту пытку
бог засаживал палец под панцирь самца улитки
тот дрожал и - заворачивался в одеяло
так Вяйнямейнен засеял землю зернами что нашел у моря
так была создана Калевала

так и мы учились молчать у берега чад
волочить свое бренное бить его
разбивать его скорлупу
он запел и разрослися в стороны лезвия золотые меча
стало видно как в отблесках их
все прошедшее гной ликует

строить причал как башню далече-дальше
чем более хлещет в морду тем более соль ощущается
младенца вынесло в дельту затопило волнами окрасило щеки фальшью
и теперь он в открытом лежит подгоняемый мыслью прощаться

а тут чайки сопровождают судно
а тут весла уже не стрекочат виснут
ночь страшна в этот день судный
когда вдруг горизонт обращается в берег
близкий

шапка полыхнет на матросе громыхнет страшно
превратит старец шапку в знак - шапка станет длинной тучей
озеро высушит и кишкою влажной
побежит по небу больше никто не круче
никто не лучше

а из моря-моря река-река и там и в другой качает-укачивает
Калевала дрожит черноземом становится гибкой невспаханной межой
я капустная голова - ты мой овощной палач
я стою у тебя над душой

12.
совсем другие оттенки, другое качество
должно возникнуть
это ощущается не кожей, а дыханием по ней,
чужеродным
и будет, конешно,
ибо стопа щелкает, под ней хрустит, и тот кто еще не ебнулся
а думает что ебнулся,
тот и прав.

ну вот смотри, что тебе этот пупырышек,
он не от холода, а бьется крохотным родничком.
отсюда источник, за ним недра, за ними - испокон.
есть три стадии, три умения:
выживать, жить и бессмертие.

с трудом преодолев первую - захлебнуться возможностями второй.
на третью плюнув - как на невозможное, исключив из целей.
тут заключается ошибка и одновременно ловушка жития
преодолевших - безмолвный нуль
вершить без пафоса, ломать личностное молчание,
не куски но детали, не части но паззл
пир духа, не более.

жвалы когда-нибудь потрескаются, лопнут –
из них крылышки, молотить дыхание
локти протрутся, разделят плечи и запястья
и на одних падет ноша, легкая в понимании, тяжкая в осознании
другие взорвутся сверкающими нитями, оторванные от действительности,
сами действенны
а ты, остальное, живи и радуйся, паралелльно,
захватывай прищур этого долгого реалити-шоу
и будь счастлив.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah