RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Павел Банников

ПЛЯЖ

28-03-2019 : редактор - Женя Риц





10
                                        Дилии

на носу третий май без тебя —
и я снова в разводе — и снова
время пьянит и ранит —
лечит и отрезвляет

я уже не боюсь повстречаться с тобой случайно
на улице, в кафе, в очереди в банке
(откуда сложнее сбежать, надо заметить, поскольку
возникает ряд необходимостей и неизбежностей)

я уже не боюсь получить от тебя письмо со словами ненависти или
с предложением встречи
не боюсь посмотреть в твои глаза —
молча оценить твой наряд и фигуру
вспомнить твой запах или даже изгиб
твоего тела в момент оргазма — и даже

не боюсь говорить о том, как
любил тебя — даже если
ты в это давно не веришь

не боюсь говорить о том, как люблю тебя, даже если
сейчас я люблю другую, люблю иначе — и так, как, возможно
никогда не смог бы любить тебя
(конечно — не смог бы — любовь не бывает по плану)
не боюсь и не убоюсь

боюсь лишь, что ты никогда не простишь мне

те десять лет, что мы спали бок о бок, постепенно переставая видеть сны
те десять лет, что мы пили зелёный чай вечерами — и постепенно
говорили всё меньше и меньше, становясь всё дальше и дальше

десять лет, что мы строили дом на мосту

десять прекрасных лет
которые мы украли у вечности

НА ФОТО (на память)

На фото: живые и
мёртвые, коты и
пёсики.

Живые с котами и
мёртвые с пёсиками. Живые
коты — с мёртвыми.

Мёртвые с мёртвыми и
мёртвыми котами.

Эти живые с этими
(живыми) — больше никогда
(по меньшей мере при жизни) —

как тот кот с тем пёсиком. Эти — мёртвые —
в принципе не особо ладили.

В отдельных альбомах: живые далёкие и мёртвые близкие.

Во всех: кто-то похожий на меня —
кто любил этих живых,
кто выносил этих мёртвых,

кого носили эти ноги.
Кто когда-то носил это имя.

34

жили в квартире
тридцать четыре
испытывали нервы, печень
сердца и крепость
дружеских уз

потом жили в другой квартире —
тоже тридцать четыре —
продолжали испытывать на себе
действие алкоголя, лёгких
наркотиков и тяжёлых чувств

встречали новых пивом и пловом
провожали старых ласковым словом
аккуратно подтыкали одеяла
уснувшим

в общем — умирали
медленно и радостно
шептали: господи, за что?
шептали: господи, спасибо!


СТЕНА

встаёт священная весна
в лохмотьях льна
в ошмётках сна

с кровати ли с колен встаёт
простуженно орёт

— скажи мне я уже она
или ещё жена?
скажи неужто я пьяна?

— конечно ты пьяна

пьяна
священна
и война

и вся страна —
звенит струна
и голосит зенит

и вкруг великая стена
стоит
 
ПЛЯЖ

Ксении Софии Елизавете
и
Амели Кристине Виктории Марии Анастасии
 
Собирая цветы, называй их, вот мальва! вот мак!..
Леонид Аронзон


1

откапываю в прибрежном песке
закопанные в прибрежном песке
заботливой детской рукой

сигареты

называю:
вот ротманс
вот мальборо
вот ваши бессмысленные — будто этот закат над ишимом —
давыдов-слимс


2

вот дитя
а вот ангелы
вот тут дитя, а вон там вода —
без ангелов не обойтись

промокшие ангелы переодеваются в камышах
на отходняке от алкоголя, травы и опиатов
на отходняке от вчерашней немного стеснённой ебли по туалетам
в клубах, пабах на съёмных квартирах

сегодня
они чисты и безгрешны
ангелы — о чудо — стесняются наготы и прячутся от
дитяти в прибрежной растительности
чтобы, переодевшись, вновь
погрузиться с ним в холодные воды, вновь
и вновь принимая крещение

дитя даёт ангелам имена и звания —
называет:
вот архистратиг
вот трубач — труби
а ты нынче будешь конь блед — подставляй закорки — поехали!

и ангел ведёт войска — и трубит ангел — и конь блед несёт дитя по песку —
прикасаясь к чужому отцовству

3

вот белую королеву окружают:
чёрная, всадник и башня —
королева готова пасть

белые офицеры слишком увлечены офицерами чёрными
хоть те грубоваты и, кажется, больше заинтересованы в белых всадницах
белый король беззаботен и лёгок, пересыпает песок из ладони в ладонь
будто не видит нависшей угрозы, будто
ситуация патовая и можно ничего
не предпринимать

это такая игра, детка
где все заранее проиграли
и на доске — это тоже игра, но по понятным правилам

поиграем в неё, пока это закатное солнце —
не провозвестник бессонных ночей

пока ты не называешь: мужчину — мужчиной
женщиной — женщину
того бородатого парня —
педиковатым хипстером

пока ты не стала взрослой или —
что ещё хуже —
поэтом

4

что вспомню? — ведь есть, что вспомнить?
собственно, для чего вот это вот всё, если не для того, чтобы
помнить, не для того, чтобы
вспоминать, чтобы
называть вещи их тайными
именами

называю:
вот означаемое
вот означающее
вот знак


вспоминаю
песок:
в моих волосах
в пробитой фляге с остатками бренди
в носках и карманах
в ладонях, локтях и коленях —
песок

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah