ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Максим Бородин

Рисовые шарики

31-03-2014 : редактор - Василий Бородин





* * *
я настаиваю тебя на пустоте
словно не те
в томном слове востока
Иерусалима
Хеврона
слова пишу
или не пишу
перемешать
выжать
и оставить сушиться
так будет лучше
даже если люблю
её
не тебя
или не знаю
даже
что
это
такое
пустота


* * *
ничего не хочу делать
и не делать хочу
мерить время
и времени нет
Рим был сладким
не говоря уже о завоевании мира
«Ира
кричит соседка
ты опять мужиков в дом водишь»
и водит
вьюга
юга
и севера вьюга
угол в 180 градусов
не считается измеренным
а ничего не поделаешь
Рим
Цезарь
и что-то сладкое от причастности
(не путать с причастием)
не путать
прошу
частности
вероисповедания


* * *
пара выстрелов
в сторону южной границы
лик святого Пантелеймона
и ты прижимаешься
«мне страшно»
(не кажется ли вам
что здесь должен быть смайлик)
помимо страха есть тяга к прекрасному
а что
повторяет эфир
бывает и по-другому
если знаешь закон Ома
и все другие
остановиться
остаться
знаешь
становится страшно
грешным делом думаешь о себе
что будет
и будет ли
а дальше
Ом и не только больно
губы
волосы
спутанные с моими
я привыкаю говорить тебе правду
чувствуя
что лгу
только себе
сладко
быть


* * *
темнота
скачиваю торренты
Корсика покорена
ты
и все остальные
иные
города
начинаются с буквы «И»
одна или не одна
из нас
из меня
иностранная шпионка
врагу и душеспасители говорили мне «порно»
правдой
не правдой
таю
извлекаю тебя из города
знаю всё
до последней капельки физраствора
кто бы сказал
«Николо Тесла спаси
нас от самих себя»
ты смотришь в меня
словно в Матисса
и чувствуется
я не Матисс
хотя помимо обычных тем
и необыкновенных снов
в ночь
на пятницу
со среды
с видом на Гефсиманский сад
есть
ты
и все остальные
в мире


* * *
требую удовлетворения
и всё происходящее
словно калька с истории
семиборье
и море
стянуто в цвет твоих глаз
разве я не говорил
что люблю
Месопотамия
производящая ересь
и ангелы Данте Габриэля Россети
даже не эти
которые снов точка
«читаю Джойса в оригинале»
небо в облаках
говори
говори
говори
знали бы вы
как море меня разводит
в стороны
словно врагов
в каждом из нас есть враг Жоржа Брака
и отрывая ему лапки
по своему
мы переживаем трагедию человекоподобия Бога
и всего сущего
«здравствуй
мама»
ты никогда мне не снилась
и вот
так всегда


* * *
ты смотришь
не так как другие
Гийома Апполинера
его Лорансен
и речи стихов крылатые
немецкие души распятые на железнодорожном вокзале
стихи были немыми
не моими
и он был не мой
Ной и его ад
де Сад и все остальные
«трах
тибидох»
марокканское зелье
волшебный
выдох
Бог
и вот появляешься ты
со шрамами на запястьях
стихами подчеркнуто холодными
словно
счастье взяли из морозильной камеры
эскимо
пломбир
целый мир с тобой
ты делишься им
просто
появляешься в дверях
в своей зеленой юбке
расписанной Матиссом
ЮБК
ворующее Европу
у моего воображения
увидеть краешек твоего чулка
когда ты сидишь
у окна
и всё


* * *
воздух сер
словно лицо бабушки Элиота
пришло известие из Иерусалима
казнен бунтовщик с голубыми глазами
ночь бездонна
словно заспанные дети в окно смотрели
высмотрели
выстрелили
и Риму мир
и Карфагену четыре сотых процента
не снится
облако твоих линий
как-будто святость можно заказать по почте
Голгофа
преступники
единосущие
всё в будущем
всех в будущее
бабушка мудра
читает молитвы сразу на всех языках мира
«Ира
ты опять привела в дом
мужика»
как хочется надеяться на твою милость
Господи
не разбираясь в мелочах
на чьих-то весах
(в индийской мифологии страха
нет страха
кроме
самого страха)


* * *
Эмма Уотсон и сто тысяч причин
оставаться тибетским
программистом
чистота помыслов
и двоичного кода
напьюсь йода или ирландского виски
и пойду топить тоску
словно топят американские пароходы
страховые компании
и немецкие подводные лодки
у берегов Гелеспонта
поэтические прииски
поиски
происки
песок на твоём плече
с чем ты ела меня всё это время
не пойму
я всматриваюсь в твоё лицо
твои губы
был или не был
и вспоминаю
«Ира
ты опять
водишь мужиков»
был такой император Диолектиан
и его дочь Лаура
дура еще та
Эклезиаст
Иисус
Дева Мария
экзистенциализм
и только Гарри Поттер на уме
мелкий
маленький
дождь
в серых тонах
(лошадь остановилась у ворот)
и бездна
улыбается


* * *
меня потеряли
вышли из сна
Иерусалим такой серый немножко рыжеватый
от пота до пота
от моря до моря
я написал стихотворение о том
что много вранья в мире
а мне говорят
«Истина в ксерокопировании»
истина в отсутствии
ты целуешься словно Эмили Дикенсон
запрокидывая лицо
и мне кажется
что я знаю
о тебе всё
с ног до головы
вылитая римская империя
в эпоху первых
в эпоху вторых
сотых
стых
плохо представляю мир без Рима
и Рим без себя
я гражданин
первый в списке
твоих любовников
истина
и последний
Иерусалима
агнец


* * *
редко чему удивляться
ласково так
стакан хлопнуть
не думай
не говори
религия опиум
Бог морфий
и только жизнь беспокоит все сильнее и сильнее
Одиссей вернувшись из снов
Иов
Иаков
«стоп»
устои поменяли а душу забыли
советский паспорт
и профсоюзный билет
«устрица имеет всего одну мышцу»
а сердце стучит
а сердце
четыре раза за четыре раза
слепота ангелов
не читавших Жан-Поля Сартра и Эразма Роттердамского
ты даже не смотришь в меня
когда я смотрю
твои глаза
«за»
и ничего более


* * *
милая
ломается время
словно рисунок твоих губ
сегодня убили Уолта Уитмена
завтра убьют
Святого Франциска Ассизского
и шторм читает между строк
порок самопознания
точность нежность королей
я мог тебя забыть
но
быт не даёт
даёт бытие
и ломоть хлеба в горсти
«Я уже здесь
милая»
вот только меня нет
Иуда и его двенадцать друзей
Папа Римский шлет мне письма
о Боге
о ветре
о современной поэзии
аз есмь фейсбук
и его ангелы
и если есть что-то необъяснимое
Улисс
Аура
«Ира
ты опять привела в дом мужика»
кажется иррациональное
во всем этом мире
Рим ничтожен
по сравнению
с ничтожеством каждого из нас
а нам наплевать
жизнь главное достижение
твоих глаз
серых
словно дома Лондона
и королева Елизавета
сотня раз
повторенная
молитва



* * *
завершение главы
первая
приходящая на ум
идея гор
интоксикация самопознания
Царь Давид и его путеводитель по странам Азии
залитый в айфон
«Вот видишь
я тебе говорил»
кричит кто-то с третьего этажа
а между нами воздух
и между ними
только обязательства
все символы твои
целую
тату и волосы
мама твоя права
по своему
по Ему
«Во имя отца и сына
и Святого Духа»
говорил Иисус
(или не говорил)
империя пала
и я
у Непала
немножко
воздуха
возьму
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah