RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Анастасия Афанасьева

Бегут девочка и пони

02-04-2007





Бегут девочка и пони

Ночи в поезде


Ночи в поезде утомительны. Лежишь на сумке, полной денег и документов, шея болит, плечо болит, проваливаешься в сон ненадолго – и снова выпрыгиваешь из него (каучуковый мячик). Проверяешь, на месте ли сумка. И так всю ночь. До утра.

Я очень хочу найти одну песню. В ней есть слова «I love you, baby”, ее использовали в рекламе какого-то пива.

Ночи в поезде на боковой плацкартной полке. Стараюсь лежать лицом к стенке, чтобы проходящие ночью по вагону (чего они, спрашивается, ходят?) не могли увидеть моего лица во сне. И понятно, конечно, что никто на меня не смотрит, но всё равно – отворачиваюсь, просыпаюсь беспокойно и нахожу себя лежащей на другом боку, лицом к вагону, и снова отворачиваюсь.

После ночи в поезде обязательно приходит утро в поезде, которое не начало нового дня, как дома, а продолжение ночи. Окружающее воспринимается через какую-то дымку, нечетко. (Так определяют явления дереализации в психиатрической литературе). Утро в поезде – дереализация.

26.02.2007 7:09
Кому: папа

Вижу купола и статую свободы :)

Папа на смс не отвечает, а звонит. Старшее поколение не дружит как-то с этими всеми кнопочками, функциями, электронными штуками. Звонит и спрашивает: «Не понял, ты что, в Нью-Йорк едешь?»

Папа, это украинская статуя свободы, воспринятая сквозь дымку продолжающейся поездной ночи, тревоги и беспокойства, треска по швам.

Поезд Киев-Астана прибывает в Харьков в 1.17 ночи. Пустой плацкартный вагон. В соседнем купе или через одно – пара мужиков пьет пиво. И всё. 12.30, я дремлю на нижней полке. По вагону идут двое цыган: мама и ребенок. Ребенок останавливается напротив моего места и говорит: «Мама, вот». Цыганка гонит его дальше: «Нет, не надо, пошли, пошли». А я не дремлю, я наблюдаю, я на сумке, полной документов. Мама, как всегда, права. Проводник, странный и чумной (после рассказал, что не спал двое суток) зовет в Астану. Говорит, что туда довезет бесплатно, а обратно – нет. Хвастался звонком мобильника. Какая-то песня там у него, тыдымц-тыдымц. Разлегся на соседней полке. Достал зажигалку со встроенным синим фонариком. Помигал им полминуты, комментируя: «Дыскотэка, дыскотэка». В 1.17 на харьковском вокзале, в отличие от московского Курского, почему-то нет ни проституток, ни бомжей.

Мне очень хочется найти одну песню из рекламы пива. В этом ролике они стучали по бутылкам и музыкально дули в них, а потом пели все вместе: «I love you, baby…“ Для яндекса это слишком общие ключевые слова, яндекс не помог. Я очень хочу найти такую песню, она так мне нравится.

Кому: Даша
1.03.2007 18.19

Стою за билетом. Километровые очереди на все кассы


Кому: Даша

3.03.2007 00.34

Бурум… Я еду, осталось совсем немного. Так хочется к тебе. Ты ждешь меня?


Кому: Даша

11.03.2007 18.37

Я какой-то растерянный такой. Такой одинокий. Поехали…

Кому: Даша
11.03.2007 19.35

А мне нравится этот поезд. Тепло, не воняет, чай с лимоном принесли


Кому: Даша
11.03.2007 21.04

Мне надо не разрешать сидеть за компом. Меня это истощает и забирает столько времени. При том, что я там только почту проверяю и листаю ленту. Ты мне просто говори. Настя! Комп – вампир твоей жизни. Вандал твоей продуктивности. Рэкетир твоего счастья. И я выключу его.


Кому: Даша
11.03.2007 21.24

Мимо мчится какой-то поезд! Огоньки! Грохот! Всё, промчался.


Кому: Папа
12.03.2007 06.45

Приехала, пью кофе в общаге


Кому: Даша
20.03.2007

Поезд 108, вагон 5. Прибытие в 1.17


Кому: Даша
20.03.07 17.10

Я в поезде. Еду я к тебе. К тебе-к тебе. Еду одна в купе. Супер.


Кому: Даша
20.03.2007 21.09

Стоим в Миргороде. Вижу вокзал, на здании которого написано название города. Так странно: настоящий Миргород. Не в книжке.


Кому: папа
21.03.2007 1.52

Я дома


Дорога воняет носками, дыханием, храпом. Вагонами советского времени на постсоветском пространстве. У дороги вкус чая с печеньем, тактильно дорога представляет собой ощущение от железного подстаканника и твердую стенку вагона, в которую упираются колени. Все люди в дороге одинаково плохо пахнут, скучают или пьют. Ночью в дороге не на что смотреть. Днем в дороге можно видеть ряды одинаковых прижелезнодорожных деревьев и думать о том, что это - очень красиво. Ночью в дороге можно видеть тусклый свет в вагоне, при котором невозможно читать. Можно видеть проводников и цыган. Бабок с кефиром, ряженкой и пивом на железных тележках. Бабок с большими клетчатыми сумками. Девушек и молодых людей с новыми мобильниками. Серьезных дядек с дипломатами. Иногда там и меня можно встретить. Вы не ездили на поездах Харьков-Киев и Киев-Астана в такой-то день и в такой-то час? Если ездили, то возможно мы встречались. А вы, кстати, не знаете – что это за песня, в которой есть слова ай лав ю, бэйби и которую использовали в рекламе какого-то пива? Не знаете?

Тыдымц, тыдымц, разорванный звук звонка на чужом мобильнике, ритмичный храп, общеизвестный стук колес и покачивающиеся на полках ноги в носках и без носков, кусочки, фрагменты, не могущие быть собраны воедино, фрагменты без какой-либо единой связующей линии (поезд – единственное общее) – вот оно такое, и чуждость какая-то, анахронизмы, странные проявления действительности, и ужасная чуждость – хватаю/выхватываю воздух и получаю неровный рисунок дыхания, дыхательную аритмию, а всё равно дышу и представляю собой себя как в точке А, так и в точке Б, а окружающее – крошится и дробится на кусочки. И действительно непонятно: вот статуя свободы, а рядом – вода, так где же я, что это: Киев или Нью-Йорк?


Общежития №1 и №2



После поезда, утомленные ожиданием и формальными процедурами регистрации на кафедре, около 2 часов дня мы приехали в общежитие на улице Баггоутовской. Хотелось есть, мыться и оставить где-нибудь, наконец, чемодан, который с 7 утра, прилепившись к моей руке, катался на колесиках по киевским улицам. Тяжелый, прямо скажем, чемодан. Тяжелое, прямо скажем, чувство голода. Тяжелое, прямо скажем, желание сходить в душ.

- У коменданта общежития обед, - сказала вахтерша. – До окончания обеда я к ней не пойду, мы все ее боимся.

Кому: Даша
26.02.2007 14.24
До сих шляемся. Пришли в общежитие, ждем.


Кому: Даша
26.02.2007 14.55
Мне тебя не хватает. Нет, до сих пор ждем


Кому: Даша
26.02.2007 15.15
Комендантша отобедала, теперь к ней очередь. Ждем. Я только один бутерброд :) Два лежат. Надеюсь вселиться и съесть их



Комендантша на реального человека не похожа, а похожа на персонажа. Зовут Иванна Емельяновна, из Львова, лет сорока пяти, одета очень ярко, броско, волосы светлые крашеные, пиджак красный, каблуки высокие, ресницы дорисованные огромные, манера поведения хамско-демонстративная, голос громкий, речь по типу монолога. Кабинет напичкан розовым и красным декором.

- І шо це ви всі прийшли?! Куди вселятися?! До мене?! В мене немає місць! Шо собі думають кафедри?! Вселятися! Ти диви!

- Мы хотели спросить: нельзя ли как-нибудь так, чтобы мы, ну, кто с одного курса – в одной комнате жили? – спрашивает эксперт из Николаева
- Шо?! Ні, ну ви це бачили?! Договоритися! А ще вам шо? Я не знаю, де вас поселяти. Ви до якого числа? Вас в мене нема в плані, шо до 16 травня! Ви не по плану! Шо коється! В мене повний кабінет людей! Ви не по плану!
- А мы вот на месяц, - говорит эксперт из Николаева, и ей поддакивают остальные тетки.
- АА, ну ті, що на місяць, - ті залишайтеся, а ті, що до 16 травня – вийдіть з кабінету, потім будемо вирішувати, що з вами робити!

Мы – те, что до 16 мая, выходим из кабинета – втроем. Снова устраиваемся в холле. Ждем.

Кому: Даша
26.02.2007 15.33
Нет, нас не поселяют. Я пока в общаге, жду, как разрешится вопрос.


Размахивая руками, таким же размашистым голосом комендантша говорит, что мы – не по плану и вообще мы – большая проблема, и поселить нас в общежитие она не может никаким образом, поскольку мест – нет. Сейчас она будет звонить проректору и чтобы мы все вышли из кабинета. Она сообщает, что созвонилась с начальством и чтобы мы ехали с вещами в общежитие №1, что по улице не помню какой, на пару дней мы сможем прописаться там, а потом мы можем вернуться сюда, 28 числа уедут интерны, освободятся места.

Мы остаемся вдвоем. Мы – это я и молодой врач из Полтавской психиатрической по имени Таня. И наши чемоданы. Мой на колесиках снова гремит по киевской улице. Хочется есть, помыться и лечь, а еще – еще я искала какую-то песню, не помню, какую.

В автобусе контролер:

- Люди! Give me the money, please! Я не знаю, на якої мові з вами розмовляти, чтобы Вы передавали за проезд!
- Мужчина! Встаньте плотнее! Прижмитесь к девушке! Скоро весна, поэтому можно!

Выйдя из автобуса, встречаем молодого полковника, который направляет нас в противоположную сторону. Чемодан с колесиками стал естественным продолжением руки, а голод и немытость – нормальным состоянием тела. Каким-то образом находим общежитие №1. Комендантша похожа на настоящую комендантшу, на персонажа – не похожа. Поселила, выдала ключ от комнаты, уточнив, что мы здесь по договоренности до 28 февраля, и чтобы мы обязательно выехали в этот день.

Комната с розовыми шторками, розовыми покрывалами на кроватях и розовыми стенами. На стене над столом – жирные пятна многовековой давности и многопользовательского производства.

Кому: Даша
26.02.2007 17.59

Я вселилась, всё хорошо.


Кому: Даша
26.02.2007 18.04

Душ один на первом этаже. Туалет один на этаж. В остальном нормально


Кому: Даша
26.02.2007 19.10

Я была в душе. Он открытый. Много кабинок без дверей. И одна вешалка, от и к которой все голые ходят.


Кому: Даша
26.02.2007 20.15
Пришли есть. Кафешка в 15 минутах от общежития. Цены нормальные. Солянка и пельмени. Со сметаной.


Кому: Даша
26.02.2007

Ложусь спать. Так не хватает дома


Кровать с железной сеткой, похожая больше на гамак, чем на кровать, но всё это равно, действительно, если целый день с чемоданом, ходишь и ходишь, встречаешь на пути каких-то странных комендантш, молодых полковников и голые тела в общественном душе, всё равно после того, как сам побывал таким голым телом, всё равно, спать, хочется и большевобщемничегонехо..

… холодно, брр. А если так завернуться в одеял..

… как же холодно, черт…

… в месте, где колени прижимаются к стене, легко образуются айсберги и обледенелости…

… в месте, где нос высовывается из оболочестого одеяла, легко формируются антарктические ледники…

.. светло..

.. холодно..

..туалет далеко..

.. лед звенит..

.. будильник! 6.50..

..лед звенит..

.. лед звенит..

Кому: Даша
27.02.2007 8.52

Холодно. Какие сны? Плохие мысли, кышкышкыш)


Кому: Даша
27.02.2007 9.15

Найди в инструкции к телефону, как отключить будильник


Холодильника нет. Колбасу в пакете вывесили в окно. В надежде, что вороны не склюют. Будильник в новом смартфоне орет каждое утро в 6.50, и как отключить его – непонятно. Туалет в конце коридора, а коридор – впечатление что - длиной около сотни метров. И комнаты, комнаты, комнаты справа и слева, и люди на кухнях, русская речь, украинская речь, люди в тапках и халатах, сковородки, пепельницы. Где же тут дух свободы, который мне мерещился когда-то? Вижу хлев, где человек превращается в свинью. Туалет с плохо работающим смывом, плавает говно. Туалетная бумага разбросана вокруг унитазов. Использованные прокладки там же. И люди, справляющие нужду, рядом в кабинках, в первой пукнули, в третьей смыли. В общежитие даже жизнедеятельность жопы человеческой становится общественным достоянием. Душ, где все объединяются в своем стремлении к чистоте и образуют мешанину тел. Где тут вообще какой-либо дух? Всё будто специально направлено на то, чтобы от личности человеческой ничего не осталось. Советское общежитие кастрирует дух, лишает самые интимные аспекты существования интимности. Общежитие - огромное живое тело, воняющее кухонными и другими нечистотами, бесконечно испражняющееся, топающее, храпящее, хрюкающее. Ежеутренняя уборка заметна в течение получаса после нее, а к вечеру все доверху заполняется мусором, и из всех щелей выползают тараканы – вот, кто счастливец тут, вот, кому хорошо. И люди, люди, некоторые живут тут годами, и привыкают, и это – ужасно, потому что человек не должен к такому привыкать и такое с собой позволять.

28 февраля сразу после занятий мы поехали к Иванне Емельяновне в общежитие №2 – приехали в день, в который нам сказали приехать, ибо обещано было: 28 числа уедут интерны и нас поселят. Иванна при встрече сообщила, что мест нет, и тогда мы отправились в общежитие №1, где в настоящий момент числились. Но когда мы появились у комендантши, которая персонажем быть не может, поскольку на персонажа не похожа, она с порога сказала нам выезжать, а на наши слабые возражения относительно того, что во втором общежитии мы уже были, и там нам было сказано, что мест нет, она вспылила, сказала, что места есть, что сегодня у нее (Иванны) освобождаются 54 комнаты, и что в нашу комнату здесь она (комендантша не-персонаж), кажется, уже направила интернов, так что – уходите. Мы поднялись в комнату и действительно увидели, что там находятся три девушки, которых поселили в наше отсутствие.

Чемоданы, чемоданы, чемоданы снова с нами! 16.00, мы стоим перед общежитием №1, нас выселили, а в общежитие №2 - не поселили, мы на улице! Мы – врачи, приехали по направлению наших больниц на курсы в офигительную национальную академию последипломного образования им. Щупика, а жить нам в итоге негде. Около получаса мы так и стояли перед общагой, я нездорово смеялась, смеялась, смеялась. Таня пыталась вызвать такси, ей отвечали, что машин нет. Она перезванивала и спрашивала: «А будут?» Ей снова отвечали, что машин нет. Она снова перезванивала и снова спрашивала. А я смеялась, смеялась, смеялась!

Вернулись с чемоданами в общежитие №2.
- Девочки! – сказала она. – Девочки! Чого ви знов тут? Я ж сказала вам, шо в мене немає мест! Шо ви від мене хочете? Я не розумію

- Мы хотим поселиться. Мы оплатили проживание в вашем общежитии с 26 февраля. Сегодня 28. Вот квитанции.
- Ну се добре дуже добре, але в мене немає мест. Зараз поєзжайте в перше общежитие, переночуйте там, а завтра будемо дзвонити проректору. Шо собі кафедри думають?
- Понимаете, Иванна Емельяновна, дело в том, что из первого общежития нас выгнали. В наше отсутствие поселили интернов и сказали, чтобы мы ехали сюда, у вас сегодня освободились 54 комнаты..
- Дак вона навіть знає, скільки в мене кімнат звілняється?! Дівочки, в мене мест нет! Так, інтерни повинні виїжджати, але ж ще ніхто не виїхав! Вас нема в плані! Ви непланові! Ось планова книжка… - стучит книгой о стол. – Покажіть мені, де ви тут? – передает книгу Тане.

Таня смотрит. Не находит в плане курс по 16 мая. Комендантша забирает книжку и изо всех сил бросает ее на пол. Ведет громкий монолог сама с собой относительно неплановости, относительно того, что мы тут у нее в кабинете, относительно безалаберности кафедр, относительно отсутствия мест и главное – о том, как она сидит здесь, нужная и важная, и как люди идут к ней и идут и как кабинет ее полон их, людей, полон людей.

Таня достает заранее приготовленные нами 100 гривен и протягивает руку к столу комендантши, на что последняя начинает кричать еще пуще: «Если вы тут мне сейчас шось положите, то я открою дверь и выброшу это прям туда, а вы будете краснеть перед всеми!..»

Тогда Таня, чуть не плача, просит ее, что пожалуйста, мы в чужом городе и нам негде ночевать, поселите нас, пожалуйста. Коменданта снисходит, выдает нам ключ от комнаты (на столе у нее лежит около 2 десятков таких ключей), а касательно денег, когда Таня снова пытается отдать их ей, уточняет: «Потом».

И мы с чемоданами плетемся в комнату, делясь впечатлениями, Таня переживает, что вот, кажется, пришлось унизиться, а я говорю, что ты посмотри на это с позиций психиатра, всё воспринимается иначе. И мы приходим в комнату – старый паркет, куски которого отлетели, зеленые стены с пробоинами по всей поверхности, кровати, похожие на гамаки, стометровый коридор, двери с разными надписями на них, стены в комнате, на которых уточнено, что «тут спит Таня», «19.05 постерать», карта снабжения Украины фолиевой кислотой, распечатанная на струйном принтере, реклама частной клиники для молодежи, где можно получить консультации психолога, сексолога, терапевта, дерматовенеролога, туалет один на этаж, открытый душ, куча мусора на кухне и под окном. И чемодан, чемодан, который, наконец, поставлен в шкаф.

Утром, предварительно хорошо подумав и оценив ситуацию, мы всё-таки отдали ей – но не сотню, а полтинник.

Соседи, допоздна пьющие и поющие. Люди, курящие повсюду. Мой заведующий, который жил там же и приходил к нам с ноутбуком смотреть фильмы. Душ, в котором санитарный день по средам. Грудной ребенок в специальной сумке. Пятилетний ребенок, бегающий по бесконечному коридору. Девушки, которые не могли понять, кто я – мальчик или девочка, и пришедшие к выводу, что всё-таки я – «тёлка». Алкоголик с совершенно пропитой физиономией, в тельняшке, жаривший вонючую картошку на сале. Общей жизни дыхание.

Не могу отвести глаз, не могу оторваться, can’t take my eyes off of you! I love you, baby, can’t take my eyes off of you, Vikki Carr, вот она, та самая песня! Не могу не смотреть на тебя - и потому что смотреть больше некуда, и потому что, просто – не отвести глаз, красавица писаная, существо ужаснопрекрасное, осьминог вислоухий, мутант неописуемый

Постсоветское пространство, родное моё, необъятное, родина моя.


Я – Капитошка?



Родная, не плачь, ну зачем ты плачешь, не нужно. Мы же с тобой дышим одинаково и жизнь у нас одна. Ты умрешь – я умру. Поскольку мы связаны с тобой крепко-крепко, мы можем находиться в двух местах одновременно: ты в Харькове – и я там, я в Киеве – и ты здесь. А сейчас, когда обе мы в Киеве, зачем ты плачешь, родная, не плачь. Я писала в подростковом возрасте такие стихи: наши сердца одно, всё решено, и прочее говно. Такие затертые, такие безликие, но такие правильные теперь слова. Я кто тебе: я тебе Капитошка?

Отец, который был предупрежден о том, что я боюсь собак и собаку надо убрать. И который через час завел собаку в дом со словами: «Настя, к тебе друг пришел».

Давай распишемся на стекле, надписи со стекла не стираются. Когда дышишь на стекло, текст проявляется.

Отец, который не задал мне ни одного вопроса и – странно – что запомнил, как меня зовут. Но рассказал о своих новых должностных успехах и показал вырезки из газет, где написано, что он окончил школу с медалью и университет с красным дипломом.

Ты, которая сказала, что мне всё равно, с кем. Я, которая сказала, что это всё сказки про belong.

От кого: Даша
18.03.2007 16.03

Я вот подумала: если ты обернешься, значит… Но ты не обернулась.


Я плачу два дня, родная, из меня вышла вся соль и вода. Я так боюсь потерять тебя навсегда. Эти чужие здания, эти незнакомые провода. Я горько плачу, родная, из меня вышла совершенно вся соль и вода. Я иду по дороге и ловлю незнакомое такси. Я еду мимо государственных зданий и вернуться меня не проси. Я еду на Баггоутовскую, вези меня туда, вези. Я шла по дороге и поймала незнакомое такси. На Баггоутовской пусто, зеленые стены, мусор, Иванна и шум. Я обезвожена совершенно, я практически не дышу. Наше сердца одно, всё решено и прочее говно. Я сухой папирус, я капитошка, я – оно. Ты пишешь, что приедешь ко мне в шесть. Это благая весть, это благая весть. Я надеваю ботинки и джинсы и иду туда. Где соль и вода где соль и вода.

Как на Крещатике было плохо в четыре, так на Баггоутовской хорошо в шесть. Красивые здания на Крещатике, модный Майдан, кого это волнует, если в сердце дождь. Некрасивая Баггоутовская самая красивая Баггоутовская в шесть. Самое красивое здание супермаркет Фуршет. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, это слишком хорошо. Я потерял песню и снова ее нашел. Песня из рекламы пива, оле-оле. Песня про ай лав ю бэйби – самая лучшая песня на земле.

Есть некоторые вещи, которые совершенно нельзя. Нельзя стрелять любимым «в яблочко». В Киеве весной нельзя убивать любимых наповал. Нельзя убивать любимых никогда.

Это история со скрытым сюжетом, открытыми переживаниями и счастливым концом. Посыпанная киевскими солью и перцем, солью и перцем. Это история, из которой ясно, что было больно и грустно, а стало хорошо. Из которой ясно, что, когда больно, невозможно дышать. Из которой ясно, что красота растет изнутри. Последняя строчка просится такая: гори, внутренняя радость, гори.

Что ж с ней поделаешь, если просится. На тебе, вот.

Гори, внутренняя радость, гори.



Педестриан


Педестриан – пешеход. Он близок велосипедисту, антагоничен автомобилисту, симбиотичен трамваю, троллейбусу, автобусу, маршрутке и метро.

Пеший ход – самый древний способ передвижения человека. Сейчас, в век высоких скоростей, он, безусловно, теряет свою актуальность, превращаясь из средства перемещения в средство отдыха и развлечения. Часто педестрианы – любители пешего хода, развлекающиеся этим нехитрым природным способом. Общение педестриана и городского транспорта представляет собой самостоятельную форму бытия.

Различают несколько видов п.: п. ленивые (вынужденные); п. активные (энерджайзеры); п. равнодушные (автоматизированные, или условно-рефлекторные). Эти роли чаще фиксированы, но и здесь возможна некоторая степень текучести и наличие переходных форм. Читатели нашей газеты могут заметить неточность и профанность изложения материала, но, скорее всего не заметят, ибо не успеют, прочтут и выбросят, и побегут дальше куда-то и туда-то, нам, честно, всё равно, куда.

Идя по улице, по переходам, мимо киосков и магазинов, вижу столько газет, сколько может вместить поле зрения, и ощущение возникает такое же, как на эскалаторе в киевском метро: где черная резиновая лента, за которую держатся руками, движется быстрее эскалатора, из-за чего рука постоянно уползает куда-то вверх. Ощущение нецелостности.

Я – ленивый педестриан, турист. Мы – это мой заведующий, Валерий Никифорович, врач Таня из Полтавы и я – выходим из троллейбуса на Майдане Незалежности, поднимаемся по Софиевской улице, доходим до собора Софии, платим гривну за вход на территорию, ходим кругами. Я ищу камни, положенные в 11 веке и, кажется, нахожу. Когда чему-то почти тысяча лет, это что-то обязательно гипнотизирует. Внутрь собора не заходим. Возле выхода видим могилу какого-то митрополита, похороненного тут в 90-е годы. Случайна ли рифма бандит-митрополит? Бывают ли вообще случайные рифмы?

Кому: Даша
14.03.2007 13.01

И у нас тоже. Такое уууу весна!


Идем к Михайловскому собору, там бродим, смотрим по сторонам, читаем надписи: доска с именами тех, кто помог восстановлению собора, среди них очень много американцев. Ходим внутри собора. Никифорович говорит, что его жена читала литературу кришнаитов и буддистов, но когда стало действительно плохо, пошла в такую вот просто церковь. Идем мимо администрации президента. Думаем, не заглянуть ли на чай. Поговорить о зарплатах. Мимо Андреевской церкви по Андреевскому спуску, рассматриваем штучки, сувениры, дудочки, медали, старые газеты, бижутерию, котомки. Выходим на Контрактовую площадь, сворачиваем направо, заходим на кофе в дом Nescafe. На стенах этого кафе – надписи. Например: «Язык синего кита равен длине слона». В форме спирали сделана надпись такого содержания: «Известно только об одном экземпляре подписи Кристофера Марлоу, выдающегося английского поэта и драматурга. Считается, что, если будет найден седьмой автограф Шекспира, то его стоимость будет оценена в 1 миллион фунтов». Здесь мы с Никифоровичем говорим об уникальной двуязычной ситуации в Украине и возможностях развития литературы.

Мы выходим и идем дальше, мимо здания, в котором в 2003 году находился единственный клуб-магазин «Пироги», история закрытия которого темна и неясна.

Эта дорога – место моей романтической памяти и настоящего. На первом курсе я приезжала без предупреждения в Киево-Могилянскую академию, что на Контрактовой площади, и в парке на Подоле происходил стих. В бывших пирогах и еще где-то в Киеве происходил другой стих. По этой же дороге мы ходили с тем, кто belong, фотографировали надписи в доме кофе чуть больше года назад.

Мы выходим к Речному вокзалу и, посреди сумасшедшей весны, видим в воде Днепра большой не растаявший кусок льда, плавающий возле кафе на воде.

В прогулочном туристическом темпе вырисовывается подобие целостной картины. Стандартный маршрут, пафосные блестящие здания, на которые смотрит каждый, кто приезжает в Киев, лицо столицы, исторические достопримечательности. Титульный лист ежедневной газеты с постоянным красивым названием.

Холмы, холмы, как волны, из и в которых люди – появляются и прячутся. И мы – вынырнули и утонули. Потоптались по титульному листу. И снова ушли на свои страницы.

Я, ленивый педестриан, маленькая газетная буква: перевернутая на спину «С», когда сплю, «Л», когда хожу, «Я», когда бегу, и какая угодно буква, когда всегда люблю.

А в метро черные резиновые ленты упрямо движутся чуть-чуть быстрее, чем эскалаторы.


Павловская больница


ЖЖ- юзер stepanvolk в комменте рассказал мне, что встречал пациента, который говорил, будто дьявол боится галоперидола.

- Он дьявол, он был дьяволом, - делится впечатлениями о мальчике-убийце одна из сотрудниц больницы. – Все его мистически боялись. Однажды я осталась с ним в комнате один на один, дверь была открыта и вдруг захлопнулась сама. Леденящий ужас

Странно от сотрудников такое слышать. На территории Павловской больнице – покрашенный зеленой краской памятник ученому Павлову и большая Кирилловская церковь. Церковь эту, стоящую на холме, видно с троллейбусной остановки сквозь забор, ограждающий стадион «Спартак», и поверх стадиона. Павловская больница – это холмы, холмы, это тяжесть от подъемов и спусков, это деревья, растущие на холмах корнями наружу.

Совсем старенькая бабушка ведет мальчика лет 12-ти. Вокруг пояса у него повязана прочная лента, за которую со стороны спины бабушка держит его. Мальчик плачет и орет, что, пожалуйста, только не в больницу, я больше не буду, пытается вырваться. Бабушка молча вперед с отсутствием мимики.

Страшные истории о детях насильниках и детях-убийцах. Их невинные тонкие лица, их светлые глаза.

Странная живопись на стенах детского отделения. Яблочное дерево. Возле него существо с головой панка (ирокез), в темных очках, телесного цвета (голое), с телом лошади (или коровы?), семью ногами с черными копытами, женской грудью. На его спине – какой-то красный жучок в черных сапогах. Существо смотрит на нарисованную девочку с зеленой полосатой кошкой в руках.

Странные больные дети, их тихие мысли, их расщепленные рисунки, немые поступки.

Занятия длятся около полутора часов день. Профессор читает лекции. Темы лекций, скажем, вольные. Совершенная формальность происходящего. Отзвуки советского времени. То, что должно быть отжито и выброшено. Курсы, представляющие собой странную трату государственных денег ни на что. Незаинтересованность общая. Пафос профессора. Перечисление им своих регалий с кокетливым смешком. Обезличенность присутствующих. Одно имя на всех: врачи-курсанты. Ранняя весна.

Профессор, идущий на работу по холмам. Судебный психиатр Лунц, убитый среди этих же холмов. И больные дети, их тихие глаза, их тонкие руки, дети-насильники, дети-убийцы.

Мы среди холмов, поднимающиеся и спускающиеся, я, фотографирующая корни деревьев, детскую психиатрическую живопись. Пустые разговоры на по-настоящему говорящем фоне. Язык бессловесный, возможность слов.

Возможности, парящие в пустоте.

Я, парящая в пустоте.


Куда еще


Кому: Даша
19.03.2007 18.55
Я купила нам книжку Розенкранц и Гильденстерн мертвы. Перевод Бродского.


Кому: Даша
20.03.2007 8.51
Я такой взволнованно-взбудораженный: очень мечтаю уехать сегодня. А кот меня ждет? Театр ужасен.


Сходили на новомодную постановку «Ревизора» в театр им. Ивана Франка. На декорациях написано название одного брэнда водки. Почтальон ездил с желтой сумкой, на которой название одного банка. Актер, передавая другому ящик, уточнял: «Это тебе для водки такой-то». Ревизор был представлен в качестве гея и в этом русле высмеян. Ушли, не дожидаясь окончания спектакля.

Кому: Даша
20.03.2007 15.06
Я купила нам книжку Виктора Сосноры. Полное собрание.


А еще Митин журнал. И малую прозу Венедикта Ерофеева. И около 10 книг по психиатрии, хороших и разных.

От кого: Даша
20.03.2007 16.06
Бяшечка котенок. Он у меня на груди, мурчит. Такая мурчалка! Утробное мурчание. Громогласно мурлычет.


От кого: Даша
20.03.2007 17.06
Ага. Главное в метро не уснуть.


От кого: Даша
21.03.2007 21.32
Твои подснежники распустились


От кого: Даша
24.03.2007

Дали супер тему. Битники, поэтический перевод.


От кого: Даша
26.03.2007

В мочалке твои волосы…


От кого: Даша
27.03.2007

Такое прикольное ощущение, когда 50 коп в кармане.) Легко!


От кого: Даша
19.03.2007 7.29

Лето придет, будем жарить шашлыки, лежать на полянке.


От кого: Даша
19.03.2007 17.40

Ммм… Какую-нибудь рубашку. Ты мне нравишься очень в рубашках.


От кого: Даша
19.03.2007 17.50

Каза! Любую рубашку, или не рубашку.


От кого: Даша
19.03.2007 18.00

Можно светлую с кармашками )


От кого: Даша
28.03.2007 11.02

Я радостный еж )


От кого: Даша
Дата. 1.17
Харьков не проспишь? О, кажется едет ваше!



Когда поезд прибывает в Харьков, я дочитываю при тусклом купейном свете последнюю страницу пьесы Стоппарда.

Я дую в пустые бутылки и пою некоторую песню. Я долго искала ее, нашла, выучила и теперь она со мной везде, где угодно и когда угодно.

От кого: Даша
31.03.2007 14.34

Бегут девочка и пони


Бег девочки и пони – то самое, что есть всегда. Проходят дороги, проходят курсы, проходят эпохи, сменяют друг друга социальные строи, а девочка и пони – бегут. Девочка полосатая, пони нет. Пони полосатый, девочка нет. Девочка и пони без полосок. Девочка и пони с полосками.

И самая важная, самая большая загадка всего-всего, что происходит и что происходило, что пережито и что не пережито, что есть и чего нет, – самая большая загадка такова: когда оба - и девочка, и пони – полосаты, откуда берутся дополнительные полоски? И когда оба, и девочка, и пони, не полосаты, куда уходят полоски?

Единственное, что мы наверняка знаем – это то, что полоски – существуют.

Этого, в общем-то, в нашем случае вполне достаточно.


Занавес.


Звучит песня Vikki Carr “Can’t take my eyes off of you”, исполненная на пустых бутылках, ксилофоне, трубах, тамтамах, сухих пнях, разнобойных голосах, столах, табуретках, картонных коробках, стульях, газовых плитах, зданиях, клавиатурах, мышках, кошках, собаках, пони, мальчиках, коже, листьях, рекламе, смартфонах, интернете, гитарах, тамбуринах, туземцах, комендантшах, советском пространстве, постсоветском пространстве, церковных куполах, формальностях, подлинностях, кофе, чае, лимоне, гранатах, руках, , асфальте, рыбном крючке, полосатых футболках, театрах, миргороде, проводниках, холмах, корнях, детях, бумаге, салфетках, кометах, облаках, воде, общежитиях, струнах, дорогах, девочке, пони
и
так
далее.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah