РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Мария Скаф

День дураков

04-04-2009 : редактор - Кирилл Пейсиков





***
Площадной скоморох указал пальцем, повелел: «Лети,
Ничего не бойся. У тебя еще три чуда в горсти,
Станешь полым в кости. Ты же лучше всех
Понимаешь каков он – хрустящий, поджаренный грех.
Птицы его на крыльях тебя домой отнесут
Там отсидишься, покуда идет страшный суд.
Всё это подвиги духа, но от тебя не скрыть:
Смешное это занятие - себе могилу рыть.»

Вот он проходит забавной походкой через Шхемские ворота`
Никого не смущает его врожденная хромота
Следом за ним тащится вся местная беднота
И улыбается так, как он ее научил, самая Та.
Тридцать три года, как час и тут же он был таков
То не казнь на лысой горе – празднество дураков
Дура-дира-ков, таких же, как он, сказочных чудаков.


***

А как вы стали черным ящиком?
А слишком много было времени,
чтоб взять его с одной попытки.
И полумеры настоящего
терялись в новом измерении.

Контора дергала за нитки.

М. Айзенберг



ну а какие еще могут быть слова, кроме тех,
что уже подают на обед, как дежурное блюдо,
которое ты разделываешь привычным жестом
нож – справа, как тебя учили в детстве
это совсем не сложно, если умеешь отличить первое от второго
горячее от холодного –
и за столом, и за разговорами.
да и что ты скажешь такими словами,
чуть теплыми, на вкус – ни рыба ни мясо?
можно разве что точить лясы,
а затем складывать стружку в черный ящик,
в котором все останавливается и превращается
во что-то подлинное, настоящее.


***
наше королевское невысочество и недалечество,

за шиворотом у тебя горб, на горбу город
чудо-юдо плавает в море по твоим позвонкам
целый мир в горсти, маленький будда на твоих руках,
ты стоишь прям и горд на своих ногах
сам себе чистишь семимильные сапоги на черпаховых каблуках

а у меня из под пальцев рождаются новые зеркала
голосу моему подпевают все столичные колокола
у меня вся м-сква на блюдце на краю стола
отражается имя мое в куполах
оттого, что по горло свята,
тяжела, как плита,
как надгробная речь шута.


о спинку стула, как тень, сломаем тебя
день ото дня тебе будем снится, приходить в бреду
даже не пытайся нас прогонять
словно верный пес, по запаху, тебя везде найду
оттого что с человеком в его последний час
никого кроме нас.


***
коле звягинцеву

какие подземные жители, проводница?
при нашем Дайнеке теперь такое творится
боевые лисы скребут в казани, воруют хашбраун на завтрак
все настолько анатомически честно, что даже страшно.
такое вот настоящее, в коктебеле разбиваются дельтапланы,
тонут загорелые мальчики, каждый из них мог быть моим сыном,
если бы я нашла себе подходящего по росту мужчину.
а им остается лишь звать меня "Мама!"
лежа в столь малом и столь великом расстояньи от берега, катамарана.

только я не услышу их, я, как ты знаешь, стала большая рыба
бумажная девочка, спряталась между страниц от чужого взгляда
а они все тонут и тонут, либо
превращаются в отрицательные заряды
нам не спасти их, остается лишь отворачиваться в смущеньи,
будто бы мантру твердить "это все не на самом деле,
это происки плоскодонных рыб и полукровки-принца".
с непривычки перевирая креститься.
и тосковать "милая моя леда, изящная андромаха"
только все равно никуда не деться от стыда и страха.


***
пойди поиграй с другими игрушками а меня не трогай
у меня оторвана лапа, голова в бинтах
после прошлого раза, помнишь? ты возомнил себя маленьким мальчиком с большой винтовкой
а меня - оловянным солдатиком в начищенных сапогах
и так я стоял пока другие солдатики тренировались на мне.
упражнялись в стрельбе.

а потом мы играли в хоспис,
я валялся плашмя на койке
хотелось пожрать. помыться.
но ты запретил двигаться,
как когда-то приказал стоять по стойке

такая у нас была игра.

А помнишь другую, которую ты затеял?
Дочки-матери, когда на одной руке
я выносил из роддома пахучий сверток - дар от тебя мне.
но тебе интереснее было играть в потери
мне хотелось быть единственным солдатиком в мире
где каждый встречный - лазутчик, враг
но ты заставил меня лежать пластом, запретил умирать
сжимал мое сердце в руках, когда то переставало биться
делал искусственное дыхание, когда я разучился дышать

такая у нас была игра.

я - твоя игрушка, ты - толстая чеширская кошка
нет, я - твоя неисправная кукла вуду.
ничего больше делать для тебя не буду.
стану убивать, прелюбодействовать, красть.

потому что мне от тебя ничего не нужно
это ты вечно хочешь со мной играть.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона