РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Черников

АМНЕЗИЯ

04-04-2021 : редактор - Кирилл Пейсиков





***
ПРЕЛЮДИЯ

***

В мясистой мгле запотевают окна,
Туман по небу хлещет, как мюзле,
И немота стекольная промокла,
Гляди, какие розы на стекле, —

Такие вечера не терпят взгляда.
Они текут, — и плавится земля, —
Как розовые гроздья винограда,
Как в люстре водопады хрусталя.

Расти, и жди малинового чуда,
Откуда ноги вытянет рассвет.
И плавно обостряется простуда,
И горла нет, и песнопенья нет.



***

1 часть
ОН ИЗГНАН ИЗ ОТЧЕГО САДА


***

Сон-гвардеец караулит высоту,
Осиянную воздушную версту, —
Зачерпни её в глазницы, спи, дитя.
И деревья сохранят твои покои.
И трава, в полпоцелуя шелестя,
Навестит твоё лицо нагое.

В древнем, в детском космосе лица
Нацвела уже зелёная пыльца, —
Даже пальцы увязают, даже губы,
Зачерпнув полпоцелуя второпях.
И дыханья дымовые срубы
Отлегают на морозных лошадях.

Но и снег крадётся в бабье лето сна,
И с трудом светает ветка у окна.
Навещает белый снег своих знакомых,
Катит музыкой раскаченных дверей,
Отсекает жёлтых рыб и насекомых,
Красных птиц, простуженных зверей.

Сад заснувший позабыл, что спящий — Бог,
И открылся мне с восходов четырёх:
Бог всё спутал и впустил. Ягнёнок хмурый
То качнётся, то ударится лететь
Дальним краем, то лежит с температурой,
Как земной, не золотой медведь.

Как гимнаст, распят в нелётной высоте
Белой осенью на каменном кресте
Этот снег. И сон распят в глазу дитяти.
Я всю осень пролежал в его глазу, —
Это Бог меня любил. А нынче спятил.
И проснулся не в саду я, а в лесу.


***

Посмотри на меня, зазеркальный бездомный кочевник,
Погляди на число, онемевшая в ночь первоптица.
Легконогие звёзды садятся в большие качели,
Чтобы дальше уже не вернуться и не воплотиться.

А из зеркала смотрит Господь — и не больше, не меньше.
Говорит: я затеял тебя, человек, на России, —
Наливай первым именем дикие, красные вещи,
Этот великолепный зелёный туман амнезии.

Выжидай первоснег на зимовьях синеющих линий
И спасайся в щедротах каймы Краснодарского круга, —
Вот и птица плывёт, так похожая на алюминий,
В длиннорукую осень, на краешек спелого юга.

Величавый, большой, ногу на ногу: я — тунеядец,
И тоской-зеленцой опушается в дым роговица,
Только губы в огне, и наречия ринулись в танец,
И имён первозданность считает с кустов первоптица.

Мне хотелось немало, но, видимо, очень немного:
Полстакана, полстрочки и путь до забытого сада, —
И творится в ладонях у длинного белого Бога
Мотыльковый мороз и стекла кочевая прохлада.



***

2 часть
ОН НАРЕКАЕТ ВЕЩИ

***

ЧЕТЫРЕ КЛОКА ТУМАНА

1

Какой туман — ни вымолвить, ни рухнуть
К земной постели, стынущей в углу,
И листопада ледяная рухлядь
Сверкает, как Татьяна на балу.

2

Мне доложили давеча деревья,
Что вечно в жизни, чем она светла:
В ней — конь и Пушкин, девка и деревня,
А более — ни слова, ни чела.

3

И пьян закат, как ножевая рана.
Он помнит Пушкина. И амнезии нет.
А я забыл, что амнезии нет,
В полнеба отмеряя, в полтумана
Точёной рифмы ультрафиолет.

4

Я заплачу, туман, и золотом, и звоном.
Гляди: уж руку я занёс
Собрать стихи о чём-нибудь зелёном,
Забывшись под механикой берёз.



***

Всего и есть три жизни, три полёта:
Телец и бабочка, и я.
Я был мычанием, чтоб вылупилась нота
Из кокона, из бытия.

Младенец — бык — мычал от амнезии,
А бабочка уже росла.
Я жил, я воплощался на России,
И плач — как дым из-под чела.

И дым, сходясь с черноречивым словом,
Похож на свиток золотой.
И снится мне, что даже не целован
Я Родиной пережитой.

Земля и время — теневая мера,
И ладятся мои следы
Развоплощаться: Солнце и пещера
Над торжеством иной воды.

Я был собой — как мост в иную милость.
Что есть? — лишь двух садов накал.
Но — жизней двух моих неизмеримость!
Но — тень моя меж двух зеркал!

***

Что за жизнь — в индиговом подшубке
Выйти на зимовье синих птах
И слагать приснеженные шутки
Для косноязычия в стихах?
Даже кровь как будто голубеет
У дымящихся лесополос,
И поэт проговорить не смеет,
Глядя на античный купорос.
Вынуть мир, собрать, как мифотворец,
И забыть, в какую зиму шёл,
И вонзить в глухонемую морось
Голубиный вычурный глагол, —
Целый мир в лицо тобой опознан,
А нахлынет заново лингва —
Помолчи, натруженный апостол,
Зачерпни-ка снега в рукава.


***

Неизбывно надломлено горло.
Что-то катится — очень Большое.

Хлынет горлом, а лучше — не хлынет.
И спасаются красные буквы

И густые, как линии снега,
Голубые линейки в блокноте.

Безымянный волнуется почерк,
Потому что Слова безымянны.

И ни подписи к ним, ни возврата,
Только вереск щемящего солнца.

Только белые, белые формы
И деление выпуклых звуков.



***

3 часть
ОН СТАНОВИТСЯ ВОДОЙ


***

Без поспевшей бумаги не сладить с собой
На последнем своём языке.
И вращается смерть оробевшей губой
И срывается к дикой руке.

А рука обрывается в синий блокнот,
На подмостки отлитых клетей,
И далёко плывёт — мимо губ, мимо нот,
В топот флейты и лепет детей.

Это жизнь выбирает избыться до дна
И прилечь в неизбывный альков,
Где её отыграет скрипачка-весна —
После речи — грядой мотыльков.

И слова замыкаются чёрной рукой,
И словам не хватает весны, —
Вот и плавится мир в золотой перегной
В арабесках тугой тишины.

И весна, как цыганка на картах таро,
Предвещает иные следы,
И колодец молчит, только смотрит ведро
На трагический эйдос воды.

***

— Что ты думаешь, думаешь,
Смесь огня и стыда? —
"Я колдую, колдую лишь,
Завожу невода

В воду эйдоса мутного
И ловлю в сто карат
Для восторга минутного
Всех вещей концентрат".

Эта мера зеркальная —
Явь дремучего дна.
Ожидают заклания
Всех вещей имена.

— Что ты плещешь? Потонем мы! —
"Не кричи, дуралей:
Я спасаю ладонями
Имена всех вещей".

Эта мера дремучая —
Словеса, Словеса,
Для нелётного случая —
К небесам полоса.

И ладонями быстрыми
Небо плещет навзрыд,
Будто стёртыми письмами
О воде говорит.


***

Перевёрнутый снег до восхода линял
На забор небосвода:
Это бывшей воды голубой филиал,
Голубая свобода.

И в неё ударялся телец золотой
Ликом Господа Бога:
Это древний сюжет освежал аналой
Благодатно и строго.

И красивая речка виляла хвостом
Розовеющей рыбы:
Это я говорю не о том, не о том,
Это слышатся скрипы

Откровенья, открытья ковчега-ларца.
И причудилось маме,
Что встречает она на рассвете тельца
С голубыми глазами.

***

Да, верю я: есть счастье в табаке,
Есть счастье в том, чтобы пройти в рубахе
По первоснегу водяной бумаги,
Лениво отпечатанной в реке.

Какая важность и какая честь —
Пройтись по небу, взяв огонь на руки.
И пусть дымятся важно самокрутки, —
Не только в них, но, в общем, счастье есть.

***

Аквариумным блеском
Точёная река
Течёт по арабескам
Зелёного стекла.

Туманистого змия
Напоминая путь,
Течёт как амнезия
И плещется на грудь.

И я уже не помню,
Чем был я до воды,
Когда на колокольню
Вели мои следы.

Я падал — но не сверху,
А снизу — для верхов,
К зелёному конверту
Заоблачных волхвов.

И праязык, как невод,
Из облака ловил
Сосуд с гранёным небом
Под синевой стропил.

И если только голубь
Запомнил всё, как есть,
К нему я выйду — голый
Под голубую жесть, —

Приветствуй, первоптица,
Ты знаешь наизусть,
Как мне развоплотиться
В отчётливую грусть,

Как откатиться, статься,
Избыться до конца,
Глазами святотатца
Не уязвив Отца.

Вода, как девка, в город
Сверкает с Отчих горок,
И нету слов нигде, —
И снег, ей-богу, горек
В потерянной воде.

***


Я садился без подмоги в облака,
В кучевые легкосани-синецветы.
Укради меня, апрель, моя река,
Подымите, воды — белые атлеты —
Ваши руки. Укради меня, река.

Я в последний раз женился налету
На воздушной мотыльковой на тревоге.
В рукавах у речки тает, как во рту,
Свиток льда. И я свои не вижу ноги —
До того высок. И тает речь во рту.

Голубеет первобытный капилляр,
Кровь становится мудрее, виден контур
Мира первого, он — тающий пожар,
Зачарованный разливкой к горизонту.
Родословный и невидимый пожар.

Только тает-оплывает в никуда,
Созывает полунебо к синей краже
Родословная точёная вода,
Вся — последняя, трагическая даже —
Горько-безымянная вода.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り