РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Марат Исенов

третий голос

04-04-2021 : редактор - Павел Банников





От редактора: Изначально публикация этой поэмы предполагалась с предисловием и послесловием от двух известных литературоведов. С одной стороны это, вероятно, было бы неплохо для понимания. Однако на мой взгляд это тот случай, когда тексту не нужен комментарий, несмотря на обилие довольно непривычной для русского читателя лексики. Это путешествие сквозь имена и мифологемы, которые стёрлись от времени, пустые оболочки, это голос балбалов, стоящих у разорённых курганов. Единственный пролог не от автора, который я могу предложить читателю — это кюй самого Курмангазы, которому посвящена поэма. 


ТРЕТИЙ ГОЛОС
несколько
свободных  вариаций
на тему музыки и судьбы
осколков и пыли
звуков и смыслов
посвященных
Курмангазы
Сагырбай-улы
непокорному музыканту-самородку
казахской степи
память о котором
живет в его народе
и звучит
уже третье столетие
 
Александр Викторович Затаевич
Удивлялся, что часто в звучании
двухструнной домбры
он явственно слышал третий,
возникающий из обертонов,
голос…

нить моей жизни
сшила пространство
от Каспия
до Байкала
камень за камнем

родился твердым
словно копыто
в краю облепихи
застыл младенцем
на золотом обрыве

китайской вязью
червяками мунке
русской ятью
звучит бумага
не громче рубцов на коже

беркин костан косбасар
науш медет отемис
шеркеш сугур менетай
тайман мерген бегалы
шора сапар олдунгар

камни отцов
небесные коновязи
имена их звучат
в центре Кодай-тас
который молчит

снилось я музыкант
черпаю приглушенные звуки
инструментом
из одного куска дерева
словно ложка

две струны
семь нот
девять ладов
две октавы
осколок кости

расплетал комок звуков
слипшихся в точку
со стороны
видел песню прямой
как полет гуся

теперь быть может
только прах
под неспящим солнцем
кто говорит за меня
по-настоящему

железный осколок
в самом начале неба
звук первой ноты
женское имя созвучия
прикосновения

глины комок порой
пронзительней струны
аркана звенящего
между
лошадью и человеком

огул бага тарду
тума шубар толес
асыр элеге тобо
беген кулбар ильтерес
балты басар жалан

ночью с каменной чашей
у самой души
поет каменный предок
заветную песнь
рассвет призывая

образ подобен ждущему
ожидающему зазвучать
бег пальцев по струнам
имеет власть
порождать даже ветер


из девяти видов пыли
созданных в Дни Творения
слаще прочих
пыль изгнания
неведомое залогом

Тау Мангыс
зимней ночью
близнец Творца
плачет вторая струна
голосом матери

первый твой вопль
в теплых ладонях
и это музыка
здесь каждый младенец
первенец перед Богом

осколок сабли
в черепе Махамбета
мой брат
выкуп беззвучия
первый порог домбры

только ложь звонка
украшена медью и перламутром
истина звучит приглушенно
шагая издалека
сквозь туман сквозь пыль

шерке жаныс балга
таутас жетим
матай есен жауга
шаштан колда сасан
чибыл сыбан байчи

память это поток
что у самого дна
ворочает валуны
словно головы
называя по именам

Жыгылган
каменной чашей
у самой души небесной
полон молочной пыли
жаждой услышать

только звучание
там за гранью безмолвия
и поле бескрайнее
не просторней
тесной кибитки

тот кто запомнил
из девяти видов пыли
созданных в Дни Творения
горче всех та
что в родном краю

юности утро морозно
достойная зрелость звучит
теплом бабьего лета
живущий песней
приглашает любого
 

голос мужской из прошлого
женский того что еще свершится
в созвучии их
рождается то что сейчас
настоящее

все мы стоим рядом
друг с другом
мертвые и живые
потомки и предки
пока не умолкнет музыка

терстан ильтибер эркин
коблан истем капаган
бола усумиш шерке
баян хаис алсой
кенес озмыш торгул

ночью Великой дугой
возвращаются в каждый осколок
души и звуки
течет небесный Едиль
впадая в степи

насельники этих мест
люди с медленным взглядом
вмещающим горизонт
словно окно
наружу открытое

имя мое лишь крупица
но даже в ней
силы достаточно
чтоб зазвучал
весь механизм кочевья


был тем
кто из девяти видов пыли
созданных в Дни Творения
предпочитал остальным
ту что из-под копыт

пропусти одну ноту
и мотив дар изначальный
словно старый верблюд
оба горба
набиты глиной

в ожидании наполненном
звуками и тишиной
памятью и забвением
не вопрошаю уже
исполнившись

родная трава Едиге
колышется на ветру
словно волны реки
и она течет как Едиль
впадая в небо

алдар болай эрден
тунгуш обатай мэжит
джалбу букей ельбер
шингас даенекей
токар райым бильдега

предки помнят о нас
в предрассветной душе небесной
в песнях своих
что поют на курганах
позабытые камни

был я ногтем Твоим
проводил мной по саже
сверкнет ли чистое золото
проводил по великолепию
проступала грязная тьма

чтобы расслышать все
в полной гармонии
во всем блеске
отдались
услышишь все словно увидишь издалека

снилось мне Ты молился
однажды Созданному Тобой
дар невозвратный благодаря
мы молимся вместе
наполняя музыку смыслами
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона