RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Василий Чепелев

Пять стихотворений

06-04-2009





***
Это неинтересно, причем совсем.
Пока варится кофе и хлопья в молоке
Разбухают, думаешь: зачем ты вставал в семь?
Телефон в руке, зубная щетка в другой руке.
 
«Честер» и «Фолджерс». Запах и тишина.
Кофейный напиток и «Беломор».
Кажется, это важно. Как сутки сна
Или птица, севшая на забор.
 
За забором дорога, осенняя как в кино.
Пятнадцать минут – дорога пуста как дом,
В котором живёшь и в котором хотел жить давно,
И лужи на ней нетронуты подёрнутые льдом.
 
Пока едешь, совсем уже рассветёт.
Торопиться некуда, и слышен прекрасный звук:
Шипы разбивают лёд.
И время негромко идёт на одной из рук.
 
Выйдешь у кладбища, станешь курить опять.
Никого не хоронят так рано, в восемь часов.
Похоронный оркестр потому что не будет ему играть:
Похоронный оркестр не будет еще готов.
 
Может быть лишь если водитель, негр-толстяк,
Допив капучино, стекающий по усам,
Решит поразмяться и выйдет, закроет свой катафалк,
Тот мальчик на тубе подыграет его шагам.


***
жи-ши стесняйся через и
снимай транскрипции и буквы
но ничего не голоси
 
не отрекаются на звук
выносят на мороз друг друга
гусиной кожей покрывать
смеются долго от испуга
пьют чай и спать
 
чтобы молчал любой совсем
лишь лифт людей перевозил
и отражался свет от стен
который ты не погасил


***
Как уходила Маша в первый класс
От нас
С зажатыми в одной руке цветами
По ветреной аллее с тополями.
 
И слезы протекали между нами.
Чужие дети под ногами
Мешались, путались, ревели.
Нас не найдут в одной постели
 
С татуировками на теле
Под звуки лиственной метели
Её пятёрки в дневнике
И хуй в руке.


***
И.М.
А ну-ка, парень, подними повыше ворот.
Вот ты идешь и на хуй шлёшь весь этот город.
И снег, и дождь, и раннюю весну,
И тишину, и бабу не одну.

Зайдешь в кафе – высокое крыльцо,
Старательно запнёшься на пороге,
И в каталоге караоке
Найдешь какой-нибудь шансон.

Вот подойдёт официант
С графином.
И грубые черты лица
Его татарские застынут парафином.

А сигарета пусть дымит,
И лёд в стакане оплывает,
И кто-то пусть всё говорит,
А кто-то – пусть всё напевает.

И тридцать три богатыря
Пускай танцуют на танцполе,
Иль ничего не говоря,
Совсем не чувствуя боли,

Пускай толпятся у двери,
Под светом покер-автомата.
Они давно пришли когда-то,
Но ты не помнишь, и не ври.


***
Но закуриваешь как обычно, как всё равно.
Сигареты на спинке дивана найдешь легко.
Как они так всё время курят в своём кино.
Зачем так быстро на губах сворачивается молоко.

Чем прикурить – зажигалка под боком, но под чужим.
Холодная зиппо, теплая кожа, парфюм, бензин.
И в ладоши уже хлопают за окном железные гаражи.
И ёбаный круглосуточный магазин.

И пепельница здесь, как дом – параллелограмм.
А может, как ограждение – параллелепипед.
И две сигареты лежат на диване в этой пепельнице по разным углам.
И дышат.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah