RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Дана Курская

Панночка

08-04-2019 : редактор - Юлия Тишковская







Панночка

над хуторами месяц серебрист 
висит нерукотворен и сияющ 
а ты у нас гляжу семинарист 
вот ты-то надо мной и почитаешь

читай мой самый светлый чистый друг 
чтоб ожила нечистая подруга 
смотри как я хожу теперь вокруг 
пока тебя корежит в центре круга

губами меловой предел сотри 
и дли мой первый вздох как можно дольше 
три птицы жили у меня внутри 
их было три но третьей было больше

лица мерцает призрачный овал 
и круг кольцо для вечного супруга 
но я всего лишь медь а ты кимвал 
звеним не ударяясь друг о друга

так майское вершится колдовство 
так песнь любви родится всеблагая 
смотри я позвала тебе кого 
и он стоит и смотрит не мигая

поскольку ты один теперь из них 
кто ищет и навеки не обрящет 
не убоишься ужасов ночных 
не убоишься днем стрелы летящей


***

Андрею Явному

Утром звонишь, говоришь «Я такой же!
То есть проблемы, секреты и прочее,
страшные тайны и истинное лицо.
Ты заезжай ко мне в восемь, не позже.
Я всё подготовлю, займемся нашим концом.

На улице март, значит самое время.
Ты там давай попрощайся со всеми.
Таксисту скажи, что не надо обратно.
Объясни ему – довезет бесплатно.
Бутылку не надо, я сам куплю.
Доверься мне, все будет как я люблю.

Ты не волнуйся, мы выпьем много,
послушаем «не для меня придет весна»,
почитаем вслух Степанову и Цветкова.
Я почувствую, когда ты будешь готова,
когда Вязмитинова станет тебе ясна.

Провожать нас выйдут соседи и Вера Ивановна.
Они будут смотреть на нас по-другому и заново,
Будут записывать наш с тобой разговор.
Больше не думай о боли, не нужно.
Наш бенефис начинается, ну же.
И вот мы выходим с тобой во двор.

Ты посмотришь на эту землю, что мы любили,
я галантно открою дверцу автомобиля,
ты сядешь назад, а я спереди сяду.
Верь мне, я сделаю всё как надо.
Больше не будет против и за
Больше не будет синеть бирюза
Больше не будет Юрий Лоза
Больше не будет обиженных толп

ты закроешь ладонями мне глаза
и мы въедем в столб!»

…а под утро я у тебя на кухне,
где окурки в пепельнице потухли,
где остыла водка в холодной чашке,
напишу записку «Зови почаще!»
И поеду в такси домой, представляя строго,
как ты спишь на втором этаже под портретом бога,
и витают звездочки надо лбом.

Я смотрю на дорогу,
где пыль поднялась столбом.


***

Улица Пушкина, дом Колотушкина, 
там где рыдаю на грязном полу. 
Перед глазами кровавыми мушками 
ткется тоннель в беспроглядную мглу. 

В пальцы осколки впиваются иглами - 
девять тарелок, три чашки, дисплей. 
Кто увлекается детскими играми, 
будет водить до предсмертных соплей. 

Вот я свой взгляд устремляю на лампочку, 
щеки изрезанной гладя рукой. 
Бабкино солнышко, папина лапочка, 
как доскребла ты до жизни такой. 

Первых две буквы из странного имени 
ты всем убогим твердила всегда. 
Нынче же воешь кому-то: «Спаси меня!» 
словно впервые случилась беда. 

Сколько ни гадь – а в тебя всё поместится! 
Что ж за бездонное ты существо! 
В небе счастливая звездочка светится, 
ангелы празднуют там Рождество. 

Что ж ты к ним лезешь с позорными просьбами - 
В мире важнее бывают дела. 
Я выдыхаю: «Прости меня, Господи. 
Боже, прости меня, что отвлекла!»


***

сначала как бы работаешь на зачетку
потом беспокойно считаешь свои минутки
какая там тетка ни разу вообще не тетка
останется вечно пьяная институтка

останутся эти глупости и проказы
какие артриты какие еще циррозы
какое там время не время вообще ни разу
растают снега вслед за этим начнутся грозы

никто никогда в ночи не погасит лампу
пусть в небе несутся как звезды ракеты-тромпы
а снизу поют как ангелы дифирамбы
а снизу ей машут а снизу встречают толпы

она выходила из золотого лифта
походкою космос взявшего космонавта
лучилась словно гагарины на открытках
казалась живой но и это была неправда


***

на самом деле для пилигримов отличий мало 
что вкус портвейна, что горечь водки, что сталь бурбона 
петля дороги, а что к рассвету ты мне поймала 
рыбацкий город в ста километрах от Лиссабона 

здесь есть часовня, некрупный рынок и две аптеки 
уже немало, там запах марли и блеск стекляшек 
идет девчонка, ступает будто мы здесь навеки 
и долгий ветер, песочный ветер всё дует с пляжа 

у водной кромки, смеясь и плача, играют дети 
старухи белят под лунным солнцем свои седины 
а их мужчины бросают в море льняные сети 
и косяками, переливаясь, идут сардины 

сползает вечер, и засыпают большие воды 
мне сладко слышать, как там, в глубинах растут кораллы 
смотреть на скалы, застыть скалою и ждать восхода 
но волны, волны - они приходят и их немало 

последний ангел, лети навстречу, спеши на помощь 
с тобой прощаться до боли страшно и слишком рано 
стихает буря, ложится полночь, и в эту полночь 
на тихий берег выходит кто-то из океана


***

Летчик водит самолеты 
Это очень хорошо 
Я тащусь домой с работы 
ну а ты куда пошел 

Узнавать об том не стану 
У меня так много дел 
Всех спасаю беспрестанно 
Ну а ты чего хотел 

Надо дяденьку утешить 
Надо с мальчиком зажечь 
Каждый по природе грешен 
Каждый ждет подобных встреч 

Если буду я стараться 
Все исполню до конца 
то логичным мне казаться 
станет замысел творца. 

Ведь у нас сегодня кошка 
Родила вчера котят 
В бочке с дегтем меда ложка 
А медочка все хотят 

И плевать что есть на свете 
Кое-что и посвятей 
Запишите это, дети 
Впрочем к черту вас, детей 

Это горюшко-не горе 
Разувайся проходи 
Что ты мнешься в коридоре 
Наше счастье впереди 

После краткого ночлега 
так сияют небеса 
Пропадай моя телега 
все четыре колеса


***

говорит что вернется но чувствует не вернется 
так украдкой глядят на потухшие окна больницы 
в закопченном стекле апреля играет солнце 
или путь измеряет скальпель от легких к сердцу 

ты идешь невесом но весом подгоняем ветром 
никому не спасен никому до конца не кратный 
наша главная цель пять занимает метров 
два на три если в метрах считать квадратных 

но пока ты идешь и считаешь свои квадраты 
те кто будут твой охранять огородик 
постоят помолчат и тихонько уйдут обратно 
в темноту из которой они иногда приходят
 

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah