СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Юлия Тишковская

случайное радио

10-04-2006





сборник стихов «случайное радио»

*

обточенные морские камни
хранят внутри не изюм, а
самую страшную тайну –
как они сделались гладкими


*
(Р.Ф.)

1. а новый день
наступит раньше,
чем я пойму,
как быстро прожит
день, где мы значились,
и были
так честно на себя похожими.
но нас забыли.
но нас
запомнили другими,
и вот мы умираем ими
вовеки, присно и отныне,
с одной
пожизненной судимостью


2. нас принимают
не за тех,
и если приглашают в гости,
то выставляют на распев
лишь маленькие емкости.
но в них поместится
весь мир,
когда они вконец затихнут,
а ты в углу своем бренчишь
отныне, и вовек, и присно,
нас принимают как своих,
нам наливают и за них
и провожают очень быстро.


3. а мы были ими
по-настоящему были
когда любили

а вы были нами
по-настоящему знали
что так бывает

но кто мы сейчас
и что в нас от тех нас
и что в нас от сих нас

неприкосновенный запас
тех нас,
растраченный в драках
и сказках
и пиве,
который мы все
так хранили, -
стремительно тает до линии,
до тонкой линии красной,
опасной
пометки.
но что-то еще осталось
на самом дне наших глаз
отныне и присно, вовеки.


*

уходя за собой
убери
книжки по спальням
кружки к чайнику
мыльные пузыри
просрочив
бытием в гордости,
и молча
жевачку от батарей
отдирать
отдери
от двери
отойди
оглянись:
кто-то по вымытому полу
такому чистому
такому святому
наследил снова.
вот и нам, лодырям,
гордость
от последнего слова
до первого подвига.
мытье пола
до блеска
до взлетных полос
где мы разбежались и…
ходим
все гордые
в ожидании второго прихода
прислоняем рожицы
к той стороне забора
а ты –
убери
убери
посмотри
как кто-то по вымытому полу
разбегается и
летит,
потеряв гордость
разбегается и
летит


*
(AV)

на руке появляется новая линия.
мы – пионеры
второго захода.
боги заменимы.
люди незаменимы.
поэтому нас и много.
цель попадает мимо,
но ты обнимешь –
и в фокус сразу оба попадем.
мы будем в нем ходить –
два рукава пустые.
благослови от гриппа,
чтоб прослыли
мы хитрыми
отдельно,
а вдвоем –
обманчиво живыми.
разлегшийся на куче оправданий
ни в чем ничуть
замешан не бывает.
и утонуть в сметане,
и наскочить на грабли,
остаться самым правым,
встав с левой половины

такими мы и были –
нелепы и
безумны.
все линии с руки
сошлись в одну кривую
указывать на правду.
и нам
заменят мир,
как доллар с рваным краем,
когда мы встанем рано
и сунем паспорт


*

дергаешь головой испуганно,
как пудель,
и нос – призывно холодный.
спрашиваешь:
ну что
ну что
ну что с нами будет?
посмотрим.

выведены августом
на прогулку.
зимой выходить не решаемся.
теплая мольная куртка,
слабослышащая шапка-ушанка
так унижают.

скорей
скорей
отращивай шерсть –
гордость зимних зверей.
меховой компресс
на левую область –
безлюдную и
бездонную.

спрашиваешь:
ну что
ну что
ну что с нами будет?

да мы ведь не хуже пуделя.
да поживем
и
сдохнем.


*

тебе ж пора рожать,
а ты – о смерти.
ну сколько можно?
и говоришь,
и говоришь мне.
и хочешь мальчиков,
двух близнецов.

я отхожу подальше,
молча пятясь.
вокруг одни глаза,
они мешают
мне рассмотреть,
что скрыто в глубине.

они мигают так
неосторожно,
что этим
выдают себя с корнями.
букет из них,
в обертках от ирисок,
я подарю тебе
взамен себя
и отойду опять,
чтоб лучше слышать
двух мальчиков,
двух близнецов
невидных,
когда вокруг шипят одни глаза;
они сидят и тихо-тихо знают,
что я рожаю их,
опять рожаю
своими разговорами о смерти.
из пепла слов
да возгорится честность
для наших фениксов,
для наших близнецов

пока глаза
не вывернут лицо


*

когда чего-то нет,
то значит слишком много,
когда же кто-то рядом,
у локтя
срывает этикетки от бутылок, -
ты понимаешь,
что уже простились
в порту,
на остановке,
на вокзале;
уехали,
не помнили,
не знали,
с каких бутылок,
до каких широт,
и с кем
и где
и как
он проживет
остаток дней.
прими от сих щедрот
да сколько унесешь.

а что осталось –
в землю закопай,
и он взойдет,
твой персональный рай.
твой персональный грех
прикажет долго жить,
и ты опять ночуешь в нем,
а жизнь –
как замороженная стройка за углом,
где не хватает средств и сил.
а персональный ад
воскреснет и пробьет
асфальт, и чертенята –
в хоровод.
долг красен векселем,
душа поет,
а тело потанцует и уйдет,
с бутылок этикетки соберет,
обклеет лоб
и локоть разобьет,
пройдет по саду,
души подберет

да сколько унесет


*

расти свой мост
на сваях одиночества,
протягивай
на неизвестный берег.
и каждый гвоздь,
по глупости испорченный,
окажется на крышке гроба веры
в то, что когда-нибудь
строительство закончится,
и ты пойдешь –
чем глубже под – тем тоньше

и тут тебя на середине встретят


*

она нарисует тебе светофоры.
ты будешь гулять
до времени чистых урн
и пропахнешь городом,
цветущим табличками
сонных аббревиатур.

и утра не будет.
зачем?
морально на вырост
Библии куплены.
тянись к ним
тянись к ним
с такими маршрутами
нет в жизни надежнее парашюта,
когда мы выходим
без шапок и шуб,
взлетаем и
шутим,
как будто мы все еще люди,
и будем.
и ты светофорно послушен.
послушай.
ведь красный затушен,
а путь – непригоден.
мы будем гулять
по счастливой погоде,
по доброй погоде.
но
будь осторожен.
ведь я нарисую,
а ты по ним ходишь
карандашной тропою
мультяшной дорогой.
гляди –
они заведут нас.
они нас уводят
так скоро
до первого перекрестка.
перекрестья из досок
острые –
не занозь руку
ни гвоздиком
извивающейся минуты
нераскрывшегося парашюта
под куполом
нарисованного утра,
где мы
по-прежнему
любим.

а что карандашно
и что фломастерно –
узнается по наступлении
времени ластика.

не плачь.
пустое – не жалко.
у нас с тобой –
набор маркеров.
обведем парашюты,
и каждому –
внутрь
внутрь

бьются легко и собранно
сердца, обмотанные
стропами

мы навсегда подстрахованы
к выходу через окна.


*

тянуть
человечество
за волосы
из болота.
делать свою любовь
до седьмого пота.
жить
как ходить на работу.
каждый день по будильнику
шептать:
сохрани, господи, хоть кого-то
живым и сильным.

я же такая слабая.
изнутри таю.
не смотри на меня
так.
истончаюсь.
пролезу в любую щель,
на тебя посмотрю,
головой покачаю:
это только начало,
дальше – больней.

больней и старше.
и вот уже тянуть –
страшно.
тонкий волос
натянут,
поет как скрипка,
звучит как арфа.
тянем-потянем.
только вот
кого вытянем?
с тем и жить нам.
и здравствовать.

как сами себе
рыцари –
защитим от ударов.
как сами себе
Мюнкхгаузены –
не оскудеет болотце.
вцепившись друг другу в волосы,
тянем свою лямку,
и просто знаем –
до времени
не оборвется.


*

жизнь как вдохнули в меня
встал и пошел
светлый и
все понимаю
встречу хорошего человека –
протяну ему руку
обрадуюсь
загляну внутрь
спокойно и чисто
отниму руку
отправлюсь дальше

встречу красивого человека –
улыбнусь
покажу зеркало
загляну внутрь
отсвечивает
возьму за руку
поведу

встречу сильного человека
протяну ему руку
красивого
внутри байковый
добротный

встал и пошел
встретил себя
а внутри –
ничего
жизнь как вдохнули
выдыхаю теперь
разными людьми
выдыхаю

внутрь хочется


*

от яблони
не отдалиться.
что ли магнит какой
в ветках запрятан.
ходим вокруг
да около,
слышим слова
знакомые.
английский –
с четвертого класса.
мы ж еще – малышата.
нам бы по-своему
научиться,
просто и ясно,
чтобы поняли,
или хотя бы
не испугались спрашивать:
какая она,
Родина?
и кто они,
наши?

ну, предположим, уедешь.
даже неплохо устроишься.
поймаешь машину,
возвращаясь с очередного коктейля –
а по случайному радио –
какой-нибудь Гребенщиков,
или Кобзон, к примеру,
с чем-то вроде «Русского поля».

а где же ты в счастье и горе?
ну да, убираем пафос.
я тоже предпочитаю счастье.
хотели как лучше.
ну да, космополитизм вроде как.
мы – дети Земли,
дети Галактики, чьи
закрома полны.
а свое – получим
до самой последней капли.
и те, кто уедут
и те, кто останется

мы все недалёко падаем
от этой страны


*

под наркозом
перед глазами – квадратики.
давай из них
дом строить.
там ты – хозяин,
и я – хозяин.
двое
в одном убежище
посреди комнаты, -
научимся ходить за грибами
индейской цепочкой,
и такое узнаем,
что будем смеяться
долго-долго.
пока не закончимся.
ты – да и я – за компанию.

перед глазами двоится
после наркоза.
ты приглядывай там
за домами,
пока я
медленно засыпаю
медленно засыпаю
навсегда уходя
за грибами
вглубь
за грибами –
сердцем и
строчками.


*
«рельсы-рельсы
шпалы-шпалы
ехал поезд запоздалый.
из последнего окошка
просыпалось немного горошка.
вышли куры –
поклевали, поклевали.
вышли гуси –
пощипали, пощипали.
вышел слон –
потоптал, потоптал.
вышел дворник –
все подмел.
вышел директор.
поставил стол.
поставил стул
и начал писать:
«Дорогие дочки…»»

сильны, и потому
не уходим.
во сне прячемся,
дышим в спину.
там слон потоптал,
поклевали куры,
пришел директор
и все сгинули.

а маленькие –
самые любимые.
мы в них
и для них
и сами себе подобны.
садись на кухне,
бери бутерброд.
она от тебя
никогда не уйдет,
потому что
не приходила.

и день твой – в дырках,
подобно сыру, -
от повседневных забот.
и ты набираешь
на год
в больших магазинах.

тележка стучит
колесиками.
мы все купили к обеду.
и он тебя
никогда не бросит,
пока в пути запоздалый поезд,
хранят и баюкают
нашу совесть
и дворник, и слон, и директор


*

а нам бы –
поговорить.
а нам бы –
себя наказать.
но то, что можно
забыть –
высказывается в глаза.
да мы не нарочно,
да мы не специально,
а так.
перекатываем
перемалываем
слова
к голове голова
чтоб получилась
вода,
которая не испортится
никогда.
из-под нас
вода – не напрасно.
она ведь святая.
красная.


*

думаешь,
твои цветы без тебя засохнут?
не приходи
долго,
насколько сможешь.
а перед этим
напои вволю,
вдоволь.
прощаясь, погладь по листьям:
вы уж как-нибудь
без меня проживите.
время познавать истину,
и непременно – в пустой квартире,
иначе из вас не выйдет
по капле воля.
не оборачивайся,
сумей пройти
испытание,
выпадающее на долю
каждой оконной
декорации
где-то после двадцати шести,
когда уже
не так больно.
умеющие выживать без воды
ожиданием
замочного скрежета, -
за знание истины заплатив
самую страшную цену, -
полузасохнув,
расцвели.
искушение жизнью
пройдено.
до новых уходов
дожили,
мы доросли.
стали выше пыли,
тверже
неполитой земли

самые
самые
прочные


*

скажешь красиво –
а получается – ни о чем.
скажешь о настоящем –
словно толченый кирпич
в связки проник.
нам шершаво и горячо.
мы улыбаемся
только когда
молчим.


осень 2005 г.









blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4752 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り