Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Анастасия Зеленова

Стихотворения.

11-04-2006 : редактор - Женя Риц





это не я грущу,
это снег хрустит.
я у тебя гощу,
как сердце во мне гостит.
и можно сыграть вничью,
да знаю, кто победит.
а я не шучу.
не шучу, и даже вот тут - болит

***
Стиснув реками виски,
староярмарочно дремлют
камни, купола и кремли,
невысоки и низки.

И по берегам моста
недостроенные реки,
всюду - уйма человека,
только я людьми пуста..

***
Город дергает за язык
монастырскую колокольню,
и разносится долгий крик -
колокольне, наверно, больно...

На мосту - фонарей отряд,
Золотая рота.
Руки за голову, вниз глаза,
желтая под ноги рвота.

Проходи, проходи, не оглядывайся!
Прошмыгни, короткую тень поджав.
Береги пустоту аусвайса.
Соблюдай унисекс, гигиену и джа

***
видно слишком тебя впустил
опять опять впускаю

разве
раньше ты этого
не говорил

***

(ОТПУSKY)

однажды это проснется каждого.
киночь.
черная, белая.
немая.
вроде бы подыхабрь.
ага, умираль-коротенек.
и между ними - прочерк
почерком-не-знаком им.
ледяной, как дирижабль
английский

***

Город мой или стар,
или один из сотен
таких же точно.
А я играю ночью,
как будто бы я Икар
и солнцезащитный зонтик
одновременно.
Значит, отец мой - Дедал,
деда я даже не знал,
а прадед в меня продет
внутревенно.
В общем, полет нормальный.
Из кабины пилота(восьмой этаж)
составлен детальный
план местности.
Нет никакой неизвестности:
пейзаж
техногенный.
Всё географоманы брешут,
затыкая по-прежнему бреши
меж бетоном, хлором
и мусором
многолюдьем, флорой
и пульсом
реки с именем(скажем, Лена)...

Чёрт, проснулся!..
Утро.Начало дна.
И я в этом дне по колено...

***

О, время мангало-татар,
папиросное лето!
Фонтан на манер кита.
По реке - ракета.

О, вечер на крыше,
проржавленной кошкиной мочью!
Лётные мыши.
Чай с недопитой ночью.

О, нега бомжей,
распластавших себя под небом!
Топот ежей
....и что-то ещё... Не помню...

***

Мне даже не было больно.
И теперь.
Я знаю в пустом пространстве
любую дверь.

Рядом с шестой - Палата
Весов и Мер.
А посредине - тридцатые:
музыка, сквер...

За черными окнами - улица-
кашалот,
и, стоит только зажмуриться,
она сожрет...

И в паутине для каждого
своя нить,
а на ветру украшено
красно гнить...

И все же роятся мои родители
по делам,
скупают путеводители
по тут и там...

А мне и раньше не было больно,
так что ж - теперь?
Припишите меня добровольцем
к полку потерь.

***

Так растворились другу в друге, как двери:
вовнутрь и наружу.
А окна заклеены на зиму, нет больше смысла кричать.
Сторож фонарный закутался глубже в стужу.
Срубленным клёном фантомные тени в окна стучат.
И всё равно я не струшу.
Мы растворились, как двери.

***

НЕБЕСНЫЕ ЖЕЛЕЗЯКИ

пролетала
жердь из цветного металла,
спешила на аэродром
сдаваться в металлолом

а рядом с нею летело
из вторчермета тело,
своей непонятной конструкцией
нарушающее все инструкции

господа, задирайте головы!
с небо валится олово!

***

Становиться собой, Ока...
Отражаться собакой в дворовых лужах,
перепачкаться в облаках,
себя вылакивая наружу.

Оставаться собой, пока
здесь дрожжами взбухают камни
как бугры на ладони материка...
Нет уж, мать, ты теперь не только река мне!

Да я не знаю наверняка:
может, Волга без Кам и без Сур неполная...
Но свои болотные берега
отдаю в удел твоим волнам!

***

Не стреляй в спину.
И так остыну.
Нелеп побег.
Руки пахнут хлоркой,
а казалось - снег...

Я вернусь
к газовым камерам кухонь,
клаустрофобии календарей.
Я вернусь
к обнищанию духом,
к сучьим свадьбам (налито-горько!!!)

..................................
Стреляй скорей!

***

Время вязкое, пачкает пальцы.
ничего не слеплю, ослепла.
перевести бы себя с языка не берег.
глина не знает холода

***

Мы были смешными богами
и болтали ногами,
сидя на облачках.
А такие же, как мы сами,
с обгоревшими волосами
посылали нам оригами -
журавлей на бумажных клочках

***

Мама, мне боком вышли
детства беленые стены.
Душу до черни выжгли.
Смотри, прогорели вены.

Твоего став частью отчаянья
и Богом не принятой жертвой,
до сих пор с трудом отличаю
себя от природы мертвой.

И колыбельных песен
так же боюсь, как прежде,
эха пустынных лестниц,
плача детей безнадежных.

А когда вспоминаю тазик,
в котором мочили макушку,
чувство, как будто сглазили.
Не свято, а стыдно и скучно...

Мне великой насмешкой имя.
Что делать с ним, неизвестно.
Обязаны быть живыми
Те, кому суждено воскреснуть...
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り