RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Александр Аносов

Магазин расставаний

14-04-2016 : редактор - Женя Риц





детство

ветер ломает ветки
на холоде зябнут руки
сегодня в кои-то веки
можно гулять без куртки
можно гулять без шапки
пока мама не видит
тебе уже стукнуло девять
большой
копишь на видик
а эти прогулки без куртки
в мечтах о безоблачном лете
пока еще твой самый
страшный проступок на свете


рыба

в суши-баре рыба живая и мертвая
как я «до» и «после» тебя
ты тоже рыба но другого сорта
в пресные воды тебе нельзя

с мертвой рыбой разговора не будет
что привет ей что как дела
что пир что мир что добрые люди
все равно ей она умерла

так и я мертвой рыбой лежу
на берегу замерзающей тьмаки

— если не любите с рыбой
предлагаю взять ролл каппа маки


скоро будет счастье

почему нам никто не сказал тогда
что это называется счастьем
держась за руки ехать сидячим ночным поездом в Петербург
а потом бродить проспектами
фоткаться рядом со словами в витрине: «скоро будет счастье»
не слышать и не видеть никого вокруг
время тает словно сливочное масло на сковороде
и я боюсь что завтра оглянувшись вдруг
не увижу тебя больше здесь
со мной останутся лишь фото
где мы с тобой на фоне
той самой надписи про счастье
лишь фото
и никого вокруг


корабли

как же холодно без отопления
вечная ненависть к ЖКХ
но это скорее побочное явление
на самом деле у меня отрезана рука
вырвано сердце легкие и мозг плывет
наверное тебе стоило сказать
что ты с другим живешь
и больше ничего уже не говорить
я провожаю тебя как корабли
провожают дети в городах портовых
и наблюдают с земли как они
исчезают в туманах
кто вы
спрашиваю у тебя
кто вы
я не знаю вас
а дети разбегаются по друзьям
и забывают корабли на раз


в янтаре

я здесь застыл как в янтаре
как в норе из которой нет выхода
и жду когда
позовут на заре
мол ваш выход
а на радио снова:
«мои года мои года…»
таким голосом поет беда
как будто ее кто-то просит
и никого вокруг только осень
что тебя увела навсегда





тверские обряды

посвящение городу

осоловелые соловьи
выпевают свои рулады
я иду ночными проспектами к дому
надо мной реют знамена
билбордов плеяды
на одном из них скромно указано
«салон ритуальных услуг
«тверские обряды»
вообще здесь куда ни взгляни
только смерть и разруха
мертвые голуби под ногами
спасибо соседским авто
а всякое там конфетти
осталось в мультфильме про «мишек гамми»
я пожалуй скачаю саундтрек
про этих медведей из детства
и на зависть всем соловьям
поставлю себе на рингтон


3000 лет

заложник счастья твоего
не своего не своего
мне здесь невесело
в густом плену
в кровавом месиве
не знаю здесь ли я
и лишь когда зажжется в окнах свет
все станет ясно
май срывает ветер яблоневый цвет
и будто бы ни дня не прожито напрасно
и впереди еще три тыщи лет


цирк

держись за меня хотя бы
пожалуйста только не падай
нас с тобой обнимет октябрь
давай и дальше копить на prada

в этой взвеси из пыли и пыльцы
что еще остается делать
давай ради праздника сходим в цирк
там наши кармические близнецы
медведи на велосипедах

им тоже непросто поверь
жить всем на потеху но взаперти
обнял октябрь и отнял теперь
тебя и кто кого здесь укротил

тигр тир клоуны сладкая вата
опилки зрители наши соседи
и медведь на велосипеде


«Русский Берлин»

греет теплый немецкий ветер
и радио «Русский Берлин»
лучше б я тебя так и не встретил
жил бы себе как прежде один
ведь так надежней и проще
с собой как-нибудь примиришься
здесь новые люди их целая площадь
и ты уже больше не снишься


зарубки

давай делать зарубки на косяке
так раньше многие делали
снова встреча и мы снова здесь
молодые красивые белые
ангелы но крылья обрезаны
поэтому и не летается
вынеси мусор вина купи
и я буду спящей красавицей
между бытом и бытием головняк
не живется никак и не плачется
ты в белом ты ангел а я дурак
давай хоть так обозначимся
зарубка еще одна на косяке
и сердце уже как решето
давай останемся в этом нигде
этак где-нибудь лет на сто





Таня и трамвай


три дня не звонит Таня
за окном моим снег валит
я еду в пустом трамвае
и совсем даже не к тебе

а просто себе еду
проехал вот парк Победы
кондукторша-Андромеда
с тоскою глядит на снег

а люди бегут мимо
за кофе мандаринами
опасно между машинами
словно беду арканят

ковчег двадцатого века
трамвай времени слепок
на нем от тебя я уехал
так тоже навсегда уезжают


Любе Колесник

Если у тебя есть гора снега держи её в тени
Тонино Гуэрра


в плеере новая песня
певицы что ты не любишь
если и дальше быть вместе
стоп дальше уже не будет

все это случилось вчера
«пока» — вот и прощание
и если есть снега гора
от всех в тени скрывай ее

о счастье вслух не говори
бабочкой выпорхнет в зиму
его уже не повторить
мы были неповторимы





ромашка

чем я занимаюсь всю жизнь
бисер мечу перед свиньями
и чтобы их не обидеть
почти все время молчу

а они мне а ну расскажи
сдай свою сюжетную линию
мы хотим ее видеть
я если честно тоже хочу

но что-то пока не получается
все съедает работа ноутбук и сон
тянутся дни бычок качается
раз и упал и не движется он

бисер-не бисер что там останется
пусть и выстелил жизнь перед тобой
лишь ромашка с одним лепестком
как онкобольная красавица
не любит не любит не любит
лысой качает своей головой


ночь сурка

я не помню наречий чужих свиданий имен
полегли все тюльпаны мои в схватке с чертополохом
и вроде бы все идет как идет все не так уж и плохо
но ночь сурка на репите транслирует сон

про тебя и про то что вот оно счастье в ладонях
как вода из источника только ты ее не расплещи
я несу тебя тишь только небо сигналит в ночи
а вокруг простирается тюльпанов полное поле


2015

это год такой маски сброшены
ах ты гад какой без нее
все дороги мои запорошены
и над миром кружит воронье
это год такой пусть закончится
как «все умрут а я останусь»
пусть без маски теперь одиночество
пляшет свой безобразный танец





грусть в твери

грусть в твери много больше чем грусть
это страх это боль и апатия
я к тебе никогда не вернусь
и не надо наверное
хватит нам

ворошить то что было
плакаться
отрывая прохожим пуговицы
мне бы воду пить с твоего лица
а не ждать увядать и сутулиться

грусть в твери это долгий сезон
брызг из луж и трамвайного щебета
постных морд и улиц уставших

за тобой - в летаргический сон
за тобой - лететь диким лебедем
никогда прежде не летавшим

над большой водой


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah