ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Александр Курицын

15-04-2010 : редактор - Женя Риц





***
Купил себе половник, потому что переехал на новую квартиру.
Шел с ним, а в половнике отражался мир,
только перевернутый.
Основная мысль этого стихотворения – мое высокое детское сознание.



***
          Сергею Тимофееву

Если смешать одну горячую воду с другой горячей водой
закурить сигарету
выйти на улицу
попасть под небо
постоять мальчиком
и вернутся домой
то ничего не произойдет
только вода временно остынет
составляя ощущение что всё это
было почти сфотографировано



Встреча с морем

Я вышел к морю.
Снял очки, чтоб лучше чувствовать.
Мне говорили, я читал про это,
Что что-то будет, что-то должно при этой встрече с ним.
Да тот же Бродский сколько накатал:
Октябрь. Море поутру лежит щекой на волнорезе. Стручки акаций на ветру, как дождь на кровельном железе ну и тэдэ.
Или Антонов: Море-море крик железный.
Или гравюра с Пушкиным на бреге, где он стоял, прощался с романтизмом, в учебнике 8го класса.
Или еще..
Но чу!
Ведь ничего не происходит – ни с морем, ни со мной.
Вы чувствуете, да?

Хотя потом, когда я ехал в поезде всё удаляясь от линии я понял –
Большое на расстоянии, лицом к лицу лица не увидать



***
запах старых людей
запах гениталий старых людей
нечто вроде специй в конце жизни
бонус
напоминает человеку о человеческом в человеке
напоминает что он соль земли
а если же соль потеряет силу то что ее сделает соленою?
ничего
она уже ни к чему негодна как разве выбросить ее вон на попрание
да так

распространенный в практике случай:
время из кастрюльки человеческого тела наполненной сочным бульоном
выпаривает этот бульон
на стенках остается налет -
имбирь корица тмин кориандр шафран гвоздика бадьян тимьян душистый перец лавровый лист
всё это благоухает
тем самым запахом

не посолили
не посолил



***
Сигареты оставляли во мне затяжки
не считая того что я несколько раз прожигал пальто
но все равно хожу в нем
ибо не думаю что вещь должна быть идеальна или хотя бы чиста
это вообще такое свойство окружающего в больших городах -
не гигиеничность
сначала я с ним - этим свойством - пытался бороться
мыл руки перед едой пил чистую воду ходил парком
но потом
взял его на вооружение

так вот про сигареты
я опять закурил после трехмесячного перерыва
для того чтобы не гигиеничность поползла мне внутрь



***
вот так вот.
меряешь в магазине вещь, шапку какую.
твой спутник
говорит "хорошо", "тебе идет"
ты смотришь в вытянутое зеркало, видишь - действительно идет.
покупаешь.
выходишь прямо в ней из магазина
и
начинаешь носить.
носишь её, носишь,
носишь и носишь,
ходишь и ходишь в ней,
носишь и носишь, не отслеживая той эстетической дистанции,
которая нарастает между тобой тогда, купившим эту вещь, и тобой сейчас,
когда прошло уже достаточное количество времени (года два, к примеру).
расстояние нарастает -
ты удаляешься .
и вот стоишь в этой истертой шапочке
поймав себя в зеркале, думаешь:
зрение у меня что ли испортилось? или навигатор вкуса сломался?
она же мне не идет совсем, а может вообще не шла.
и это брошенное кем-то "хорошо" существовало в моей голове два года
и определяло меня.
но бывает вещи просто теряешь.
или даришь.
или ещё что.



***
Знаю одного человека, который
родился в 37ом, так он до сих пор
профессор философии
и научился печатать на компьютере:
открывает word
и смотрит этими же глазами,
что смотрел на 37ой год,
на набранные буквы в мониторе.
а там написано: постмодернизм кончился.

такое чувство - трудовая петля упущенной пустоты.



***
Хочется захватить один небольшой книжный магазин в центре Москвы.
Зайти туда с пистолетом,
Выгнать немногочисленных покупателей и двух - трех продавцов,
предварительно сказав им, что они могут снять кассу.
Запереть дверь на ключ.
И начать есть книги.
Сперва философию - все эти толстые привлекательные тома лоснящиеся идеями.
Здесь нужно придерживаться принципа историзма - от Платона через Декарта к двадцатому веку, а там уже и к Агамбену с Рансьером.
Сочно выедать страницы, как арбузную мякоть, бросая твердые корешки в кучу.
Потом метнутся в противоположный угол - к стеллажу с поэзией.
Книги молодых авторов глотать пачками не разжевывая (благо формат позволяет).
Из изданий известных поэтов выдирать сначала любимые тексты, потом программные, потом все остальные, постепенно забивая себе глотку.
Следующая проза.
Нужно отдышаться.
Впереди стена прозы. Несколько кубических метров прозы.
Полные собрания сочинений прозы и новинки прозы.
Здесь всё вперемешку - кусать Сорокина и Памука, Стоппарда и Солженицына, Кафку и Юзефовича энд соу он.
Главное подчистую.
Даже авторов третьего ряда, стоящих во втором.
Затем искусство полками:
Полка русского авангарда, полка фотографии,
полка актуального, полка высокого.
Непременно съесть каталог "Борьба за знамя" и дневники Тарковского, переходя таким образом к киноведению.
Историю, Общественные науки, Периодические издания, Прочее
Все употребить.

Только столик с марксистской литературой оставить - это я знаю для них святое.

После расположился в кресле, эдаким накультуренным Барабеком, перед компьютером и транслировать в глобальную сеть бесконечный поток мыслей.



***
Линор Горалик
Линор Горалик
Линор Горалик
Никогда не прочтет этого стихотворения
Потому что его нет в КЭШе Yandexa
Любопытство – мой любимый грех
Валерий Нугатов
Валерий Нугатов
Валерий Нугатов
Никогда не прочтет этого стихотворения
Потому что его нет в КЭШе Yandexa
Имяславие – мой любимый грех
Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн
Никогда не прочтет этого стихотворения
Потому что его нет в КЭШе Yandexa
Тщеславие – мой любимый грех
Продолжать этот список можно много – Сваровский, Афанасьева, Емелин, Сен-Сеньков,
Вопрос лишь в том
Кто там еще из этих следит за собой?



***
Я лежу а шкаф надвигается
Правда ему еще далеко
Правда у меня есть еще несколько метров
Но мне лень подыматься
Я буду ждать
Пока он не завершит свой блицкриг
Буду ждать
Что он упадет на меня и раздавит меня погребет меня
Под собой
И из него выйдет распахнув дверь новый другой
Человек
И так же ляжет рядом

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah