РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Качалин

ЛАЗАРЬ

25-04-2022 : редактор - Дмитрий Зернов





1
Я видел, что дверь с глазком
ободрана и свята,
слышал, что дверь исчезла,
не выходя никуда,
за ней одна на весь дом
лестница-пустота,
распиленная делами,
собранная из креста.

А день нестерпимо-ясный,
и я просидел полгода,
не выходя никуда,
и накопились деньги на новую дверь,
и одновременно собрался дух,
не связанный словом "не верь",
они не пришли друг к другу
и не сказали "мы",
но я понял, что я накопил
на новую дверь для своей тюрьмы.

2
Если рвут мои книги,
значит, они не закончены
и будут разворачиваться по-новому
каждый час, как и было вначале.
и не пылятся на полке
в укромном уголке сердца.

Если бросают в воду мои надоевшие книги,
то они соринкой в глазу у лужи
станут переправой или даже светом,
или в реке покойниками
выплывут на волю в океан.

Если их подбрасывают в воздух,
я написал их поздно.
Если мои книги сжигают,
я радуюсь,
ведь они тогда очищаются
и становятся не-словами,
а те, кто их жжёт,
сами себя обрекают
на вечный огонь не-слов,
Те, кого рвёт от моих книг,
сами себе суд,
те, кто выжигают мои глаза,
вырезают язык,
сами становятся шипением, кровавым шаром ничто.

3
Белые роги ветвятся - когда ты еще их увидишь?
После апрельской метели будут одни
бедные стены, летний удар, и всё снесено.
А сады зацветут ночью и отцветут утром.
Весна не длится, взрывается мигом, уходит.
Всё включено: тает язык последний.
Голуби падают вниз, белый пакет между ними
пролетает, взмывая наискось вверх, обрызганный белой
пыльцой. Языки отпадают, время ссыпается.
Наверное, не удастся обняться с белым.
Можно разлить его на столе, у огня в смотренье

4
Я не жду подходящего мига,
чтобы умереть в твоих объятьях,
здесь каждый день последний
заканчивается воскресеньем,
и снова пуста пещера,
а путь нас уводит в пустыню,
пока города крошатся в лаве,
как родинка на твоей щеке,
прозрачнее дна и мира.

5
Дожди, омывающие свет,
не помнят о прошлом,
не различают будущего,
обе ветви,
загнув свои лучи,
возвращаются в настоящее.

Дожди, одеващие свет
своими слезами,
добела очистили землю
и положили в землю
то, что насквозь не пронзаемо.

6
Когда кариатиды были живыми,
когда Атлантида ещё не была,
я увидел твой бесконечный дом,
он уходил по кругу за грань
и возвращался, там пели люди
и были столы накрыты,
мужчины и женщины пили вино,
дети - молоко и мёд,
ни солнца не было, ни луны,
а свет пронизывал всё,
и, проходя под моим глазами, отчёркивал реку,
неуловимую, за которой он превращался в огонь,
и кто стремился туда, чернел,
извивался, танцуя, и выйти не мог, не хотел,
а после с неба скатился ком,
и я онемел, ослеп,
и только наощупь запомнил твой мир,
налитый в кружку детьми.

7
Был болен Лазарь.
Марфа ушла за хлебом,
Мария - за небом,
и крышка гроба
надвинулась ещё тесней,
и сквозь неё вошёл
давно, не к смерти
Воскресивший Лазаря.
Снаружи мир стирали
огнём и словом,
счищали струпья
и ласкали солнце,
которое вот-вот взорвётся,
тогда Воскресший сделал шаг, другой,
и слился с Лазарем.

8
Умер воздух,
в него вонзился лик
дымящих труб,

и умер огонь,
его испил миллион
влюблённых губ,

и умерла вода,
в неё упала с небес
гора-звезда,

земля умерла,
о ней никто
и не узнал никогда.

Ты умерла,
до воскресения,
до конца,

тогда я умер
и ожил
на руках отца.

3-15 апреля 2022, Москва

(Нине Ставрогиной, Анне Ш., Ольге Н., Анабель, Т.Б., Ростиславу Ярцеву).


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона