RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

счастливые дни

25-04-2010





солнце хрустящих

1.

Через олова и рассказы сквозь сжатые
губы. На щебет песни в хрустящие
огоньки. Видны все нитки, гнилые
швы. Золотые крупы.

По реке текут головы. В них - венки.

Столько света не было ни в одной ладони. Столько
разных морщин, кривых линий.
Как огни загораются от агонии, от смешка выдавленного
на поклоне.

Отдохнет, остынет. И выдавит вдруг
клыки.

Потрогает - остро. Пора убежать на остров. Пора
убежать на оставленное хрустящее.

Погоди и послушай как гудят
носовые хрящики.

Они так гудят, словно за рамкой плещет. Настоящее
и бодрящее.


2.

Километры линий, звонки на утро. Клубком замотан,
теплом укутан. А бросается тот клубок.

Бьется об выявленный закуток. И нитки
спутаны. Воздушные шары сдуты. И слышится
долгий протяжный гудок.

Восстает самый лютый, самый дурацкий богг.


4.

Не было ни истерики, ни другого счастья. Разбавленные
от власти кормились тем кормом. От которого
перло.

Тихо шастали вокруг, собирали пробки
от шампанского. Бритвенным лезвием выцарапывали маленькие головки.

Расставляли на грязи. А вдруг из нее повылазило. И шептало,
а сделайте нам ахуенные мягкие бровки.

Не было в них ни истерики, ни стыда. Очень хотелось воды,
и была вода.

Ни другого счастья, хотелось пламени. Очень хотелось огня,
а когда запарили, захотелось, чтоб вышел пот.

И подумалось, вдруг получится, вдруг выебнется
и провернет.

Чтобы истерики не было, чтобы она
лыбилась.

Чтобы из тонкого прищура, из разрушенного
пространства.

Обуздала, как ржавого на всю гриву
мягкого и податливого
мустанга.


5.

Тут мерцало, здесь мерцало. От лица
как отлетало, как летало от лица.

Мир без шрама, без рубца. Ну тепло теперь,
ну потаял. Заебца.


6.

Слишком долго хрустело, чтобы стало понятно,
где пятна, где шестеренки.

Дикие смотрят на круп, и ему вдогонку. Через тело,
целуют свою иконку. Что на ней,
черт разберет.

Лишь бы был поцелуй звонкий, как пощечина
звонкий.
Лишь бы ударил, попал, точно.
Пусть бы твердый, не толстый, не тонкий.
И очень сочный.

И сразу за поворот.


7.

Тут очень жарко, тают даже леденцы в кармане. И о чем гореть,
два смысла пошли на треть.

Мягонько распрощались.

Мир - хуйня, береги свою челюсть, как оказалось.

И твердь свою.

Обязательно береги свою твердь.


8.

Ладошки потеют от солнечных лучей. Удивительно
и зачем.

Зачем выставил - под прямые.

Обжигают всегда неживые, и с них идет человек.

Все вставное, сердце вставное, зубы и смерть вставные.

Счастье вставное, бери, не забудь взять чек.


9.

Не хотел быть под солнцем хрустящих. А стал.

И остался в своем настоящем.

Как неживая сталь.


А вдруг высосал из дерева - бересталь.

И стерегу свой ящик.

Долго стеречь.

Устал.



сигареты не будет

1.

Против женской логики, на мужской взгляд.

Идет взвод солдат, по парам, как в первом классе. Только
без женщин.

И тебя свободного, и пожравшего
в макдоналдсе утром.

Каждый ряд.

Спрашивает:

сигареты не будет?
сигареты не будет?
сигареты не будет?
сигареты не будет?


Сигареты - не будет. Они проходят. Чего-то
себе гудят.

Бог нагнется и всех рассудит.


2.

То ли добро в тебе. То ли так
ты свой якорь.

Схватившись за сердце брякал.

Мир без песен расступается, как корова
на льду. Ходить по осколкам стекол.

В четковыполненном бреду.


3.

Никого не зовут, все бегут на зов. Он пусть
зов как зев.

От скукоты.

Разломались мои щиты. И опять тут конкретный я. И
невозможная ты.

Я и ты.

От обычнейшей скукоты.


4.

Против женской логики, берегя нервы. В щепотке
донес прах на берег левый.

И плюнул как мог на правый. Попал в волну.

Я за тех кто смог несмотря окунуться. Кто сам
себя в эту херь окунул.

Попал в волну. Не нагнетая, как крылья,
расправил, расправил.


5.

Против женской логики, на мужской взгляд. Потом
салют. И несчастнейшая из наяд.

Замыкается на - тут.

сигареты не будет
сигареты не будет
сигареты не будет
сигареты не будет


Никого их уже не ждут.




радиомолнии

1.

Через мякиш небытия, через вспышки
радиомолний.

Все жуется, как будто бы жизнь - своя. Словно
нет ничего, что ее дотронет.

Накипь высыпала на плечах
прыщиками. Накипь согласовала свое
с местячковыми обычаями.

Очень много всего и всегда за день.

Ты ее так и называй - накипь.


2.

Самая грелка не обязательно человек. Берет свой счет
и отчаянно так ликует.

Всей воде обязательно нужен берег. И течение,
или воздух, которым дует.

Или бег. Долгий бессмысленный бег,
от которого все трепещет внутри, воркует.


3.

Было бы клеймо, было бы что сводить. Откуда
было б, была бы нить.

А там еще куда и кого довести до
самого счастья.

Слишком много вариантов. В этой
или другой пасти.


4.

Хорош был сон, долгий, непросыпаемый. И бежать
некуда.

А запарили, жизнь запаяли. И вдруг
пространство украли.

и снега, и ты и мы все - растаяли.


5.

Грязь волокла за собой, как хвост. Типа пышная.

По лыжне бежать, как по-прежнему.

Все бы плоское, мысли вешние.

Наливается лед - под крышею.


6.

Мякиши небытия. Глубокая кривая колея. Описание
пути туда, куда никогда не пойти.

То ли ты была ты, то ли я - был я.

Воздушные черные. Всех чураются,

и боятся.

Жизнь замерла, как змея.

А счастливые дни все длятся.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah