ADV

Актуальные Обозрения
ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Диана Мариньяк

03-05-2010 : редактор - Женя Риц





ее ноги ласкал новый прилив. девочка просила подарить ей бумажный кораблик, а ей подарили море. и она плакала.



____________________________________

Ex.

Экс-сожители теперь удаляют себя из твоей жизни;

Это похоже на эксклюзивную распродажу –

На гарнир получать свои вещи.

Возвращаясь, рубашки мягко ложатся на плечи,

Книги в пыли чужой опять целуют твои полки.

И запястья. Экс-соратники мягко и порционно платят

За виски и ждут карты, пусть не козырной.

Знаешь, они готовы сложить кости свои с твоими рядом.

Только не взбалтывать-не трясти и прежде – обмыть,

Поливая костёр эфирным маслом.

Экс-советчик привык разговаривать с ядом, спать с вальсом,

Ощупывать взглядом каждый новый забег.

Должно быть он слыл художником,

Нарисовавшим пропасть в сто лет глубиной

Между третьим и тёмным чётвёртым рядом;

Может, он вовсе не был в театре и врёт,

Что сейчас известный в особых кругах поэт.

Экс-соседи уже не наносят визиты; их младший сын

Стал убийцей, кажется – квиты.

Ты шагаешь под пикой, игральные кости брошены.



Дом где ты жил, обрастает инфраструктурными рамками,

Тихая улица стала проспектом Франклина,

Где каждый день экс-счастье прохаживается.

Жизнь налаживается.

________________________________


Скатерти.


Сколько разбросано громких слов памяти,

Серости.

Скатерти стали грубы до насущности.

В сущности, мне далеко до тебя.

И по глупости

Скатерти спорят с руками.

В склочности мне далеко до тебя.

И по грубости

Скатерти вторят ступеням.

Сколько их было пропущено

Серых

И скрюченных.

Я не считала их так же,

Как кто-то звонки.

Любит же кто-то иллюзию дали...

Скатерти в прошлом году обещали

Гордо сжимать и хранить позвонки.

В сущности, будут иллюзией силы?

В прошлом году

Я так громко просила

В склочности мне, не боясь, отказать.

_________________________________________


Самые важные вещи.


Самые важные вещи становятся безразличными.

Личины их сотканы воедино - в единицу столь ценного
Времени - каплю пота злого актёра
В период свирепствующей испанки.
И то, что раньше было истинным, станет где-то
Между ложным и призрачным.
Позавтракаем спозаранку в этой кухне,
Где нет никакой надежды?
Ты будешь непобедимо красива, а я равнодушно болен.
Между нами аорта, из людишек второго сорта,
Из ледышек второго сорта и просроченной памяти;
Так и текут, застревая на паперти, грязные скатерти,
Прилагают усердие длинные руки; от скуки всё по знакомому кругу,
Из моего желудочка в твоё немое предсердие.
Самые близкие люди тянутся на самый дальний восток.
Ты, когда идёшь между строк, между парочек в парке,
По аллеям, где нет указаний на юг, не оглядывайся -
В парке и так хватает каменных статуй.
Всё под толщей воды станет равнодушно прекрасным.
У рыб очень тихие голоса, они часто смеются над нами,
Изъеденными волнами; от сирен нам достанутся
Камни в головы, тина в волосы. Не оглядывайся,
Смотри только морю в глаза. Самые точные факты
Останутся так, по себе, сами. Так себе наше с тобой
Состояние - три сундука отборных неврозов
В трюме, где мы не спим. В ночном городе наши
Оттенки голоса кажутся стеблями жёлтых нарциссов.
Мы с тобой обязательно выберемся, мы убежим.


_______________________________


причастие мое по ладони
в форме замысловатой цифры,
иерархия слов по касательной к мысли:
слова, остающиеся до конца.
пронесла сквозь волю
по прибытию света,
шаги по воде градусной стрелкой
опускаются вниз.
мольба в четыре регистра,
сморщенная, ползет по ключице,
с остановкой на севере.
скрюченные провода.
осенняя песня,
пронесенная сквозь года.
брошенной птицей каюсь,
прошу Бога вернуть потолки.
и алтарь с перекошенной крышей
опускается по теченью руки.
память, выведенная из тоски.


________________________________


жизнь, похожая на сказку,
может рассыпаться в твоей ладони.
не помешает иметь при себе каску
или бойцовский кий.
время летит против ветра,
я практикую встречный пинг-понг.
становлюсь ответственней,
провожаю гонг каждое утро
треском барабанной перепонки
и хрустом перегородки, что спряталась
в районе правой лодыжки. кубики Рубика -
городки с прослойкой материалистической
жилки сбивают с дорожки. до дрожи,
до судорог мучаю жизнь.


_________________________________


сообщество Калибанов, прошу заменить иголки
на красные шпильки. красота - это не больно,
если держаться рамки. я вплетаю яркие ленты
в побочные грабли, завязала узлы в любовь
французской огранки.
Special K слишком долго умирает.
если другие не видят предсмертной муки,
я же смотрю на небо и вижу крепкие руки,
что сжимают сцепление и поджигают кровь.
они не нуждаются в помощи,
не нуждаются в аккомпанементе.
разве что в цементе и огнетушителе.
самоучители прячутся в головах.
мир переворачивается каждую секунду,
и если стоишь на руках, то вращаешься
под руку с Да Винчи. линчевание можно
отложить на завтра.


____________________________


ангелы-хранители молчат. периодически
слышен шорох брусчатки и ропот копыт.
день еще не начат, а ты обрит и,
по случайности, выведен из орбиты.
кружит метеорит,
и планета разрывается на рубашки.
капитаном был выбран Густав Климт:
он улыбался и прятал перчатки,
выбирая самый яркий цвет.
замешивал тесто, играл в прятки.
и краски несли самый точный овал.
метеорит не ошибся, когда выбирал
голубую планету. он хотел разорвать ее
на куски, чтобы показать, что спектр
не несет исторической ценности,
когда не вращается, а спит.

ангелы-хранители приходят на брудершафт
и ругаются по-японски. в Киото сближаются
горизонт и солнечные отростки. в моей голове
танцуют фарфоровые статуэтки и турецкие нотки.
два года до конца - пароходы уходят под лед.
я и мой Дон Кихот промываем глотки
и уходим в поход. ангелы-хранители спят,
мы не закончимся: нас снимает охотный ряд.
мы запомнимся - взгляд и небо.

этот круг не закончится -
к стене и в ряд !


______________________________


за ним пойдут люди, состоящие из костей.
мы, настойка из валиума и подручных снастей,
не нуждаемся в вашей помощи:
любим гостей, но по очереди.
иней в саду хрустит под тяжестью моей подписи.
каждому по одному туману в армии пескарей
fishing for compliments - no surway

женщина с бокалом вина считает
круги по соснам. если проспит,
к ней ворвется вторая осень.
но не будить же еще и соседа.
он спросит, если пила всю ночь.

эти круги по воде не имеют более спроса,
если в отбросах найдется белый платок,
он пойдет искать удачный глоток,
и на брудершафт с собственной кровью
прольет полотенце на статистический ток.

мы любим солнце, заряжены под восток.
на блюдце осталась белая краска и хруст костей.
это последняя маска. я смотрю в отраженья
и вижу уродливый сток, это последняя маска.
занавес. клей. replay.


___________________________________


на обратной стороне ладони - зимние цветы,
мертвые бутоны. снежные следы -
розы на простых конвертах,.
в тишине заперты манжеты.
наводнили улицы золотые слезы.

мы на вкус - холодная снежная зима.
на обратных улицах я
холодная вялая текущая весна.
лось на крыльях мне принес
ластик и перо. я закрыла дверь.
успела. пела для останков.
кончилась. ZERO.



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah