Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Качалин

ГРАНАТ

03-05-2015 : редактор - Василий Бородин







+++
Сухи глаза, как это дно сверкающего неба
И в небе исчезает червь, белей, чем скорость звука
И птичьим трелям невдомёк – протачивают дёсны
И обнажает зубы снег в улыбке первой сутрой

А в колеях следы колёс ягнёнком Авраама
В камнях колючих спит костёр из нераскрытых маков
По горлу холодок живой, а по карнизу капли
Бьют, словно можно напоить железо – океаном



+++
Посмотрим, как живётся фениксу, ведь столп его давно снесён,
Сухие русла рек ему дают по расписанию,
Подмигивают маки, мандрагоры листьями блажат,
Как пузыри в воде, всплывают камни из земли –

Ты клювом успевай вылавливать и складывать словарь
Из тонких стенок и побольше – гнёзда выпасаются
Под солнцем, льющим свет червём, ведь он в тебе рождается,
Пока усердно занят день простым самосожжением



+++
Древо и солнце, бьющее сквозь вершину.
Лета не будет, будет вот это диво –
в мёртвой воде растворив побег, и смех, и машину,
выйдем на берег, обнимемся. Некрасиво

так вот прервать историю: ладаном, пеплом,
быстрым огнём… Мы с тобой да пребудем дома;
Лотова дочь-жена – погляди! – вдалеке окрепла,
борется с ангелом, вышедшим с ней из Содома



+++
Солнце, земельки, солома, иконы, камни,
синие чётки и водопады воска –
вот и осталось в сердце войти, но так манит
между землей и небом мерцающая полоска

милого тела, заката, планет, дыханья
под поцелуями в огненном оцепененье;
я обливаю маслом, дарю названья
этому раю, не знающему мгновенья



+++
Наши крылья так сильно закапаны воском,
что не сразу их отыскать в природе.
взявши копоть от карликовой березки,
растирая краски на камне жестком –
черный, синий, зеленый вполне подходят
для иконы невыплаканного жара, --
буди бдяй. Трем всадникам – мир не пара,
не зайдутся столпники в хороводе.
Горы плавятся? Стынут! И не упомню,
сколько им на головы пало молний



+++
Не торопясь, ты мечешь молнии над сушей,
не озарясь гостеприимным Чёрным морем,
из грёзы в грязь слетают стонущие души,
с тобой - отказ делиться смолкнувшим раздольем;

белеет Бог - и пива будущего влей ты
за свой порог, но не тревожь его губами;
возьми творог и слушай плач солёной флейты,
она поёт, как измолочены судьбами

огонь и пепел



+++
Утром мальчик-рыбак обнаружил на дне жемчужину,
с головой ребёнка и слоновой кости нежнее,
и оставил ее на храненье в пасти морского змея.

В полдень пахарь на поле нашел жемчужину ярче солнца,
сошником урартским чуть не разрезал её, как дыню.
продал её, прикупил ещё десять полей, распрощался с родными.

Вечером шёл домой галилейский Плотник,
положил жемчужину на открытом месте,
чтобы каждый мог призадуматься о Невесте.

Да, и в полночь мира, да, на большой дороге,
отыскал жемчужину черную путник весёлый да строгий –
до сих пор берегут его вместе с ней в золотом остроге



+++
Ангел сказал: “Всё, конечно, во благо –
но лизни мой огненный меч:
он может прожечь и стекло, и бумагу,
ничего не может рассечь,

любой, к кому он на миг прикоснётся,
сгорает мил целиком,
так вылезай из земного колодца,
ты, белогривый ком –

пусть опаляет тебе ветер с юга,
северный ветер поёт,
словно стрела твоя изъедуга,
выпущенная в полёт».

И я был рад прикоснуться к нему,
рай – в самом кончике ад.
И я покинул свою тюрьму,
словно спелый гранат



+++
Слушай льва: человек - ничто,
пока орел его не растерзает,
дева его не родит
и телец не вылижет.
Слушай деву: лев - царь и бог пустыни,
пока не выцелует его человек,
не забодает его телец
и орел с ним не станет одно.
Слушай орла: деве дам два крыла,
сердце - льву, человеку - глаз,
перьями выкрашу тельца
в самый раз



+++
Камень из Иудейской пустыни - словно башмак пилигрима,
нестираемый временем, просящий мяса пространства,
львиная голова, спящая неоспоримо
с четырех до семи - пока зима не придет безвластно,

кинет под грудь калхантус, на загривке прихватит оливы,
вылижет уступ за уступом в сосновых дебрях...
Пчелы еще не сдохли, ульи на солнце - как кости кривы.
Ешь, насыщайся, реви: ни первых нет, ни последних



+++
это суббота суббот, покой для нас, не для сна
Бог в покосившейся набок бутыли с водой первозданной
в нежной траве под изрубленным снега углём
в горле лесных дроздов, в сгнивших ягодах и нигде

и ни одна черта-запятая закона неисполненной не осталась
но лучше не стало, хуже не стало буквам творящим мир
тянемся лбами друг к другу а там пустая пещера с носом-преддверьем
дышит глаза в глаза, любовь везде и нигде

и проникает до нёба чудной язык



+++
Смерть не справляется сама, её приводят гости,
заранее тебе об этом не сказав, усаживают за стол –
она дитя, покуда всех не переиграет,

в её коленях время тает,
вино заканчивается и дорожает хлеб с её улыбкой,
и право, кто же тут успеет

сказать: «Смотри, вон проплывают
змея-июль, рыба-ноябрь,
сентябрь-аист и апрельский камень».

Все смотрят на неё и только этим живы,
и некогда взглянуть в окно,
там на скале сидят влюблённые и пьют гранат





2014--2015
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り