РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Яков Подольный

Деликаты-предикатессы

06-05-2020 : редактор - Андрей Черкасов





*** 

С тотальностью попрощалася,
Стала я вся на швах.

Ножки мочила белые 
В эти пробелы я.

Чрезмерные напряжения 
Отпустила, как поводок. 
От пальчика — и в скольжение  
Светится ободок. 

Черенком зеленым в стаканчике, 
Веточкой в вазе стою.
Девочки ищут мальчиков —
Я эту песню пою.

Через несколько белых вторников
На волнистой слепой заре 
Выйдут стихи из сборников 
И споют тебе обо мне.

На виду стоят красавицы, 
Улыбаясь в ладоши бьют, 
Чтоб понравиться, чтоб понравиться. 
Воздух, как тонкий прут. 

Никто ни о ком не печалится, 
Не стоит у окна всю ночь. 
Небо на них не валится, 
Дороги не рвутся прочь. 

Человеческое правительство 
Прибежало на чистый луг, 
Под заботливое попечительство 
Собственных птичьих слуг.

И не важно, что все бессмыслица, 
Что невеста из нас ушла, 
Песня слышится и не слышится
В эти прошлые вечера. 

Форма лепится и нелепица
На густой мембране крыла,
Все само по к себе крепится. 

Была не была. 

Льется поветрие в радио
Через форточку в три крыла.


*** 

Ничего не пойму  
Гжележизнь перекрасилась в хохлому. 
Одинокий гараж. 
Белорусский, как смерть неминуемый, 
Трикотаж. 
Чернеют прогалины пустырей 
Дермантин рвется отчаянно
Из дверей


*** 

Бывают такие спирали внутри, как закружится, 
Под утро в грудине жилица бежит никуда. 
Вальсирует свет с провожатой от ветра и ужаса.
Скупая в прокате себя провалила слеза. 

Столицы прощают себя через все свои улицы. 
За площадью площадь, бульвар за бульваром, кольцо. 
Проспекты мосты и трамваи слепые, как курицы, 
Клюют свою тень с тротуара в пустое лицо. 

Зачем на реке, на петле, на скрипучей не смазанной, 
Провернуты месяцы или большие года, 
Из облака льется, что в облако было сказано, 
В пробоину от ножевого по небу крыла. 

Сквозные узоры начерчены в белом невоздухе, 
В углы через точки протянуты нити в глаза, 
За краем телесной глазницы — сполохи, 
Во рту трепыхается мертвого сна стрекоза. 

И нечего помнить за черный тяжелый занавес
Зарубки на гладком не сыщешь, проси не проси 
Не быть одному и не быть одному никому из нас 
Дневным проворотом проворным вокруг оси. 

Потом через много часов через край переплещется 
Густая как нефть и тяжелая как голова 
Вода из под крана дневной бесконечности 
Сольется в ночную назад  по глазной трубе

И мысль до конца без конца никогда не закончится, 
Ансамбля не будет, а будет отрывок-фрагмент, 
До тех пор пока все совсем на совсем не закончится, 
И не останется документ. 


***

Если не если не если не если если не если не если не если птичий свист Вечерний у них час-пик 
Нити тяжелые нити тяжелые нити тяжелые нити как провода из пальцев 
Из рук из глаз через улицу 
Легкое все легкое все легкое из головы тяжелой 
У которой каменный свод и толстенные стены, как равелины.
Этот контур обличье телесная упаковка в покое качается в пустоте.
Учится углубляться в себе качаться на волнах собственных напряжений и расслаблений 
Излучая себя изучает внутрь. 
Его не волнует ни память, ни перспектива, оно само в себе состоялось.
Будучи вечно все время там, за кончиком тонкой нити, которую не ухватить. 
Оно умыто желаньем 
И собственным планом все охватить, 
И создать такое внутри подобие, такой отпечаток всего, на котором улечься космическим осьминогом, 
И все разом обнять и понять.

Но не тут-то было. 

Оно училось и научилось удовлетворяться частичным, местами крепкости среди мягкого и зияющей пустоты,
Оно прижилось на острой кромке того, 
Что проявляется иногда и собою сшивает и разрезает, 
И готово зеленой, не вполне человечной лианой дальше расти в любви, 
По возможности уворачиваясь от зла,
Вывязываясь из ригидностей из узла, 
Обнаруживая себя как пульсирующую точку в письме 
В замыкании,  в прошивании, в бусине в складке. 

Голова не кружится только на острие юлы 
В стержне оси. 
И ничего не бойся, и если хочешь, проси. 


***

Пюпитровый ногоциркуль шагает
Сон мгновенно рассеивается
Отрезанная голова 
Весело клацает по мостовой
Словоалмаз у красавицы в горле выплюнулся карамелькой
Подбросил и полукруг руками вперед назад, как закрываешь вентиль
Как в воде чернило растворяется облаком  сиропным
Ярко светит белый
Хорошо бы стих не как ящик, а как воротник
Души тонкие химнастройки
Собираюсь демонтировать номинатив
Штырей граненых летающих ромбов из лампы 
Створчатых падежей о раковине тигровых окрас 
Через три вагона скатертью в ажурном пятном
Вытаптывали по снегу, за собой тащили метелку заметать на песке
Целостность следа нарушена
Китового батареи ребра
Надували сдували клетку
Вышли к росе. 
Просекой высоковольтной на заветной грибнице 
Руки вытерли об штаны 
Моллюсковым хрустом 
Томно разреженным
Выдульку царезубую долевали
Оголупую да рибую
Пальцы крючили в магожест — всякое там призывали 
Снег обнимал бесконтактно потенциально жидким 
Зеленое обнаружало жизнемашинную тайну роста 
Пирсы, набережные, парапеты, шпили 
Складываются в пор-де-бра 
Смешиваясь с лесогором скалы пустынь 
Через птиц через лист через технопанели 
О живой спирали и блеске пальц 
Набиратели оборотов 
Рукой из окна в машине на полном ходу 
Голова как акварная цветосфера 
В автобусе задевает о пассажира
Образуя пересечение множеств 
Хорошо не путаются как  зарядки 
Ах не сбивай мне мои настройки 
Шалуница красногустая
Текст рассетился на мембраны 
И я похмельный и легкий 
Пропускаю струистый звуколандшафт 
Птице-Шуберта и стиральной машины.  


***

Подпрыгнув с большого пальца, 
Она оставила под собой паркет
С щелями, в которых свалялась пыль 
И одинокий стеклярус, 
Немного раскинув руки,
Как все картины и статуи, 
Которых так много в городе.
Створы ее халата, бледно-синего
С зеленцой, заструились, 
И если бы не поясок,
Получилось бы неприлично -
Что если сын зайдет? 
Хотя, подумаешь... ничего такого.
Сильно взлетать было некуда, 
Потому что низкие потолки, 
Так что она немного так провисела,
Увидела сколько пыли
Сверху на книжных полках,
Опустилась обратно в тапки,
И пошла на кухню кормить собаку. 


** *

1.

Всякий раз с буквы «ж» начинаю, 
И там какие-то крылья и взмахи руками,
Проворот против часовой и такая диагональ 
Бело-светлой ленты глазной моржок, 
Воображаемое скольженье по нутресводу века,
Раскомкиванье места в скорость,
Повороты носа из двух рук — 
Рабочая и колхозниц в сторону ста.свободы,
Помявшей мороже-рожок об небо, 
Перенос на пятку в пролете конька, 
Снежный песок-пыле-пудра на щеки.
Наступна станция Парадокс.
Петлерельсы и пулешпалы
Нам помогают мчаться с кончика ручки
Чтобы про-немахнуться 
В каждом сальто-разе
Бессмысленном кроме как не в себе
Через между и мимо-снова
Нововзмах и купировать на полу —

2.

Круглая словопроволочка в кадрили 
Недовязла в незаголовке
Так раскач-заплетается сенсо-место
Гнездо для сюжетобрученья 
Там образу-ется  ку-пол-сцена 
Для этого обязательно, чтоб не неместо
И чтобы корпо-реально

Далее неразборчиво 


***

Устремляется в разницу через что
Красносколько и разнолицее в черепах
Через шаг через ногу веселый прыжок 
Мирно-мерное придвиженье
И охват руко-обручем под бочок
Запрокат на прокат в белоночь
Крутой педалью в катамаранах 
На водном полупути
Эти треснутые камне-урны 
Над входом в парк
Гранитные марешали в плевках
Стоят самономинативом 
Не склоняясь и не спрягясь
Мертвой глухой плотиной 
В горле истории на правах
Вбитой  в болото сваи
Неподвижности в челюстях
Для невыговаривания историй
В нескольких не-частях. 

Вышло в поле чистое поле
Оглянулось и на себя 
Потянуло, как спящий любовник, 
И завернулось само в себя. 



 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 22 из 10400₽ до 31.12.21
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り