RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ян Кунтур

Пекарня Липоти

18-05-2015 : редактор - Женя Риц





<>

(ремейк)

Ты выкрал из своего детства
бровь опалённую внезапной вспышкой
куска рубероида из разбойничьего костра на пустыре
а еще зуб сломанный ударом гирьки на цепочке
во время нервного срыва
а еще постоянное желание идти в неизвестность
без остановки пока не рухнешь от бессилия
Это хорошая смерть

Твой ангельский фас
всегда противостоит твоему же
дьявольскому профилю
Ты постоянно алчешь
гордыню полной свободы
но при этом слишком мягок
от нежелания причинить кому-нибудь боль
и слишком застенчив
потребовать что-то лично для себя

Березовое стило твоего времени
увы уже притупилось
и больше неспособно выдавить
на застывшем до окаменения воске
твой личный код
ведь абсолютно невозможно определить
точные координаты
марш-бросков твоего сознания-настроения

Ты - блуждающий по Эгеиде остров
чьи скалистые берега
выжжены бесплодны и неприступны
но именно среди его колючих кустов
Латона родит от неба
не половинных а настоящих богов
Поэтому забудь
все свои прежние влюбленности в кариатид
ведь они мечтают только о крыше
которая молча и сухо покрывает их
Но крыша - далеко не небо
А небо - увы дождит

[Признание]

Венгрия проглотила меня как кит Иону
каково это проповедовать камням
почтительно поднявшимся на центральной площади твоего мозга

Уютный желудок Европы
Желтый пух пледа любви среди потного зноя полдня
Утренний свет вползающий золотым удавом на простыню
Магический шар над бледною кожей
с репродукции Климта

А зеленый холод над простреленной поясницей
мешает утонуть в зеленой прохладе вороха листьев
этого синего меридиана опутавшего
сердцебиение черного камня
спасающего аистов и коршунов
над вулканическим жерлом степи

В одиночестве как в янтаре:
сухо и чересчур спокойно
не хватает воздуха и ослепительно ярко
и весь мир неприлично оранжев
как те полусгнившие изъеденные муравьями персики
которые вырыл из грязи
под грозящим пальцем и неодобрительным ворчанием
местного автослесаря

Страна тлеющих ковров из фруктов
на газонах и обочинах дорог
умирающих под равнодушными пресыщенными ногами
я обожаю тебя за твою трогательную неуверенность в себе
за твоё постоянное суетливое беспокойство
за долгие колебания выбрать одно верное из двух предлагаемых
за твою щедрость и великодушие
за твое честолюбие чувственность и ранимость

Только бы побольше мне хорошей нагрузки для ног
которая дала бы приближение к тому
что еще не разгадано
что спрятано от прямого взгляда
в ворохе прохладной листвы

[около Дёра]

Роща
вернее стадо
вернее стая
гигантов-ветряков
охотничьих трофеев будущих дон-кихотов

громадные трехлапые пауки
забравшиеся на орудие Влада Цепеша

вальсирующие без устали
между небесных клочьев

прядущие без устали
небесную ангорскую шерсть
в суровые нитки

*

Эйфелевы ткачихи ЛЭП
по щиколотку в жизнеутверждающих водах
подсолнечниковых отмелей
всё тянут и тянут
это электро-волокно
куда-то вдаль
в средневековую фата-моргану
Паннонхальмы
чтобы соткать там из него
материю новых латинских гимнов

Но не нам с тобой
кроить из неё своё исподнее

[Недоделанная ткань…]

(Улисс у Цирцеи, или Видение торговца лошадьми)


Сидишь на дне потаённой сауны
как Иона во чреве кита
нарушившего седьмую заповедь

Всё вокруг такое деревянное
что и сам себя начинаешь ощущать
Пиноккио с фамилией Бениньи
которому никогда уже
не стать мальчиком

Жизнь прекрасна принцесса!
если все твои звериные обиды
проклюнувшиеся из яиц
зависти и тщеславия
становятся каплями обезболивающей мази
на подушечках пальцев
которую втираем с воодушевлением
в прозрачное воздушное
тело смеха

How do you do мистер Блум!
и ракета салюта взмывает над темным пляжем
И деревянное чрево кита
становится конём Улисса
Но никто не торопится вернуться на Итаку
и ткань заброшена под кровать Телемаха

<>

В Будапеште всё спокойно
как в Багдаде

Двери метро пережевывают
зернышки сезама
Но никто из едущих не знает
где спрятан клад
разве что раб лампы
которому он вовсе и не нужен
так же как и пучок лаванды
предлагаемый смуглой торговкой
на выходе

А густая тень платана -
это спасительная абстрактная картина
от чрезмерно знойного
критического реализма
долгого ожидания

Вечного ожидания

подобного ожиданию Аттилы
что потомки убитых рабов
начнут строить новый мост
и под плеск голубого Дуная
наткнутся на его могилу

Но в Будапеште всё спокойно
В сердце Европы все спокойно

[ещё одна чашка кофе]


Необходимо опрокинуть навзничь
еще одну спасительную чашку кромешного кофе
за неимением чего-то более крепкого
обо что хитрый Яков радостно повредил
своё бедро

Ночь страшного поиска кого-то несуществующего
в темных углах этой доисторической квартиры
перенасыщенной бумажным смогом цивилизации
она уже оперилась
и вопя «Невермор!» беспорядочно отступает
в неизвестном направлении
где нет тебя
где ты — лишь мифологический персонаж из золотого века
посылающий из кишальфёльдского далека
улыбающиеся смайлики по скайпу
Где довольные феаки подбирают с мокрого песка
остатки чьих-то кораблекрушений
и находят то из-за чего
окаменеет их корабль движущийся
со скоростью мысли

Рассвет одинокой борьбы ползет по моей коже
сиянием и спасительным холодком
Кофейное солнце ползет по моему пищеводу
чтобы достигнув дна пробиться к зрачкам
и вспыхнуть в них сверхновым торнадо
Сегодня ты вернёшься
но ты ли это будешь

<>


Монашка Геллерт-хедь*
отгородившаяся суровостью католических скал
от раздобревшего на венских пирожных
язычника-эпигурейца Дуная
ловеласа и баловня

Словно оскалившись рычит:
Убирайся с глаз моих подальше, греховодник!
Но тот и в ус не дует
наигрывая разноцветными смычками мостов
как будто на виоле да гамбра
на своем хотейско-вакховском брюхе
и умильно перемигивается
голубыми маслянистыми глазками
с пролетающей по небесной штукатурке
рельефной
скинувшей ненужный хитон приличий
Венере
отражающейся до бесконечности
в прокопченных фасадах
Белвароша**


============

*Геллерт-хедь - скалистая гора Святого Геллерта (апостола венгров) на берегу Дуная - с большой пещерой, превращенной в католическую церковь.
**Наиболее старая часть Пешта, с домами в стилях необарокко, эклектизм, сецессион, обильно украшенными ню-барельефами.

<>

Один большой
долгий
мучительный глоток

Я проглочен этим метро
Я внутри этого метро
из которого больше нет выхода
Только бесконечные лабиринты
кишащие потерявшимися минотаврами
Только белые блестящие молнии локомотивов
Они во мне
и одновременно я в них
Они разрывают меня на мельчайшие фрагменты
и разносят по всем подземным закоулкам
этого Мегаполиса

Чтобы я смог прорасти где-нибудь
сквозь него
платановым Элефантом
и примкнуть к отчаянному стаду Ганнибала
ищущему проход
по снежным полям смерти
и дружелюбным селениям галлов
через эти Альпы
через эти сахарные Альпы

к несуществующему африканскому дому

<>

В глубине палатки
находящейся в глубине небольшого ночного сада
находящегося в глубине
бесконечности усиливающегося дождя

Тени ветвей грецкого ореха
Они пытались укрыть взяв удар на себя
они пытались запутать незваного гостя
но сами стали частью
бесконечности усиливающегося дождя

В глубине
на дне звуков
набирающих не громкость но частоту
словно внутри холодного пламени
с его бесперебойным треском с шорохом и гудением
В бесконечности усиливающегося дождя

Оно сжигает всё вокруг
все прочие звуки краски мысли чувства
два его языка глубже и глубже
заползают извиваясь в твои уши
заползают в полую сердцевину твоих снов
лукаво шипя
А где тут скрывается яблочко твоей любви
отдай его нам
Отдай его
бесконечности усиливающегося дождя

<>

Ироничная стекляшка
лунного пенсне
приближает
набранную петитом на странице дня надпись
ich sterbe

Доктор Чехов
выкашливает свои легкие
в багровый закат
и они становятся тучами
над горизонтом
цвета пролитого шампанского

Всего лишь час
отделяет меня от моей тревоги
Всего лишь час
разделяет меня и моего отца
умевшего видеть прекрасное
но так стеснявшегося
этого


<>

Пусть солнце
бьёт нам
напрямую в глаза
Пусть пронзит насквозь
эти пыльные сумрачные души
столетних строений

Пускай навсегда мы останемся
прищуренными
и вечно испытываем сладкую боль
от скальпеля света
проникшего в самую зеницу
и через этот разрез
впрыскивающего пробуждение
для каждого капилляра

Проколотые мочки утра
с продетыми солнечными украшениями
усыпанными аквамариновой пылью
искренности


[Пекарня Липоти]

(уже больше чем пекарня)



"Меня зовут Липоти Вираг, из Сомбатхея.
(Покашливает раздумчиво, сухо.)"
("Улисс" Дж. Джойс)





1
Какая гениальная голова
с торчащими из-за ушей гусиными перьями
какого иерофанта из Сомбатхея скатившегося по каминной трубе
какого Надьяшагоша урама Липоти Вирага
дедушки достопочтимого Леопольда Блума
умудрилась растянуть маленькую венгерскую деревеньку
от дебрей дунайского острова
на подрамник всей страны
и даже на гланды соседних ландов
(именно растянуть а не натянуть
хоть и звучит косноязычно)

Беззлобная оккупация
сотен деревень городишек городков городов
и даже пары мегаполисов
при помощи блаженнейших и невиннейших
(только не для чревоугодников)
хлебо-булочных снарядов
Единственно допустимая из империй
и тщеславие удовлетворено и карманы полны
и нет ни одного униженного

Господа всевозможные завоеватели
умоляю вас!
закидывайте вражеские украины и ливии
гранатами булок ретошей коврижек погачо
и они сдадутся вам без боя
и ваша безупречная слава будет греметь в веках
умоляю вас!
Пусть хлещет лишь кровь лимонов и апельсинов
пусть полыхают пожары только внутри электропечей
пусть льются чужие слезы
да пусть они льются
они должны литься
но не от гнева и бессилия
умоляю вас!
Пусть выворачиваются чужие карманы ради
вашего ненасытного вечно-голодного супер-кармана
но добровольно от невинного соблазна
а не от унижения и лжи
умоляю вас!
Пусть империи ваши держатся
не на ужасе перед вашей демоничностью
а на общих гастрономических пристрастиях
и пытке умелого слюноизвлечения
умоляю вас!


2
Маленькая венгерская черепичная деревушка
разве могла она представить в своем заболоченном дунайском сне
что имя ее печей будет торжествовать
на самых фешенебельных проспектах и бульварах
что ее центром привлекающим невиданных туристов
станет не старинная но обычная по архитектуре церковка
а скрытый за евро-покрытием
Гигантский аквариум
наполненный дыханием Дуная и аппетитными ароматами
с белыми мучнистыми рыбками
режущими тянущими месящими плетущими пекущими

Гигантский пекарский анатомический театр
каждый желающий может свободно из-за стекла посмотреть
на внутреннее строение этого препарированного тела

Действо
               Миракль
                              Ежедневная будничная мистерия
создания плоти и крови

                              Мучная феерия
глядя на которую можно тут же
и разговеться и причаститься
вкусив то
чьё рождение ты только что видел
с высоты стеклянного балкона...
А через это слиться с созданным и его создателем
в некую единую магическую систему
Самому стать Создателем
в том числе и самого себя

Созерцайте же
умоляю вас
ежесекундно свой затылок
сквозь стекло бесконечности
и не допустите
умоляю вас!
не до-пу-сти-те!

И тогда каждое селение
в котором вы увидите теплую
цвета поджаристой хлебной корочки
(а может цвета макинтоша Липоти Вирага?)
вывеску
без боя станет вашим селением
вашим родным селением
селением свободно растущих к солнцу цветов


=============

P.S. "Широкое, представительное общество, где были тысячи друзей и знакомых из Дублина и окрестностей, собралось, чтобы проститься с Липоти Вирагом (...) по случаю отъезда его в дальний край, в Сажарминчборьюгуляш-Дугулаш [Стотридцатьтелятпастух-Остановка (венг.)](Долина Журчащих Вод)"... ("Улисс" Дж. Джойс)



\2014 г., Венгрия\







blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah