Сбор средств:
Яндекс Paypal

СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Борис Херсонский

СТОРОЖЕВАЯ ВЫШКА

18-05-2008







Сторожевая вышка

***

Господи, это тебя выводили на лужайку где-то
в часе ходьбы от лагеря. Тебе давали лопату
и говорили – копай. Таежное лето
цвело вокруг. Ты приглядывался к автомату

в руках конвойного. Смерть приходит без стука.
Ты, конечно боялся, но, как положено, вида
не подавал. Тебе говорили: «Сука,
буду стрелять тебя так же долго, как ты копаешь, гнида!

Понял? Начиная с ноги и выше, понял?»
Как не понять! Ты не вчера родился.
Сжал черенок лопаты, поднял
и вломил ему в череп. И конвойный свалился.

Тебя не поймали. Или искать не стали.
Укрылся в таежном скиту, где спасались старообрядцы.
Все равно ты умер раньше, чем умер Сталин.
Гораздо раньше. Потом воскрес. Вот и вся история вкратце.



***

Огромный начальственный кабинет.
Одних телефонов – штук шесть.
Если задуматься – выхода нет,
но если решиться – есть.

Потому что вот уже несколько лет
в сейфе лежит пистолет.

Висят портьеры, как руки по швам.
Получается, дело – швах.

Свет погасили на этаже,
лишь в кабинете – свет.
Офицер спрашивает: «Уже?»
Отвечает охранник : «Нет!

Все сидит, электричество жжёт.
Хрен знает, чего он ждет».

Офицер говорит: «Хороший вопрос.
А нет ли у нас папирос?»

Два огонька, табачный дымок,
Заперт сейф на замок.

Портрет вождя, гори он огнем,
Да шум дождя за окном.

***

Береженого Бог бережет,
Погруженного в мысли конвой стережет,
Вот, в тулупе торчит как грибок,
Мерзнет на вышке сторожевой,
А сверху глядит на него Живой
Бог, милосердный Бог.

Прожектор обшаривает снега,
Прожектор знает в лицо врага,
Пес чует его за версту.
А потому не уйти врагу
Ни по глубокому снегу в тайгу,
Ни в глубокой тьме – ко Христу.

Но чья-то душа на мгновенье сверкнёт
В луче прожектора, что самолёт,
И вздрогнет сержант, и поймет,
Что сам он умер, и тот беглец
Отошел, отмаялся наконец,
И сияет мученический венец
На челе Истории, а потому
Можно было б забыть о враге,
Вот только овчарка жмется к ноге,
И скулит, и рычит во тьму.


***

Разве ты не помнишь? Это он стоял в стороне!
Да, и хлебал стоя, из миски, озираясь по сторонам.
Не скажу наверняка, но сдается мне,
он съедал часть того, что полагалось нам.

Вечерами его уводили. Говорят он сидел за столом
с завкультчастью, с которым был когда-то знаком.
А на общих работах так еле ворочал кайлом.
Да и тачку катить - это тебе не молоть языком.

А потом нас выгружали из баржи на дощатый причал,
и он по пути завелся с конвойным одним.
Потом его рвали собаки. А он, как ребенок кричал.
Смеялся конвой. И мы тоже смеялись над ним.


***

Ты учила нас – мы в кольце врагов,
попади во врага с десяти шагов
из мелкашки, под яблочко, под обрез,
в молоко, вот и весь ликбез.

Я умел стрелять, прижимал к плечу
приклад, я попал, я еще хочу,
пять копеек выстрел, мишень вдали,
сам себе командуешь: «Пли!»

Мы построим когда-нибудь лучший мир,
там будет в подвале подземный тир.
пять пулек в спичечный коробок,
там, вдали - враги, целься, стреляй,
пусть плачут, кричат, все равно – валяй!
Ночь темна и подвал глубок.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り