Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Михаил Бордуновский

Иное

26-05-2020 : редактор - Женя Риц






***

чёрные семечки собирали с твоей рубашки,
волос вьётся, всюду астма, каменный порох;

среди метели ветви срывает с дерева,
кто унесёт тебя в перевёрнутый храм родниковый?

мы никого не любили, из книг о любви узнали,
скатерть ладони раскрой, отстрани эту проволоку:

налево за трансформаторной будкой, в капсуле воздуха
вспыхиваешь ты, но вот-вот исчезнешь.


***

проломилось и стало легче дышать
жидкий кристалл апельсина на подоконнике праздник
треснувший тополь карандаша
пол вымыт под ножкой стола бумага плывет парусник

автобус на повороте птица сморгнет слезу
бери да помни четырехпалубный воздух
встряхивая кудрями на кухне смотри внизу
под увеличительной линзой я долго стою как взрослый

всего ничего осталось зажать в зубах
резина солнечный круг колокольчик из жести
минуту кажется начинаю соображать
но сойти не могу кручусь как дурак на месте


***

Урановый стержень в архиве, пустырь, река,
сердце из глины, песчаное яблоко, гвоздь в нагрудном кармане;
мы дети-индиго, но кто вообще понимал, что такое индиго?
Жемчужина краденая, измученный мыслящий мир.

Соорудив приставную лестницу, вслед за яблоком рвёмся вверх,
я, воздух остановив, пересёк его, словно шёл сквозь поле
маков, гнёзд голубиных, разорванных надвое книг:
вот первая половина, вот под замком вторая.

Кто будет хвалить меня? Кто отнимет таблицу имён?
Ах, сад о семи ветвях, жалкий, свободный;
в жерле телескопа планета висит на канатах,
песни поёт о царях и царствах.

И мы рады звону стекла, фонарям, оружию;
а современные люди? это не люди вовсе.


***

Камню мучителен внутренний размах –
и мордой припадает камень к вымени волны,
растерзывая чайку, береговые
укрепления. И я одинок. И цветы –
иные, даже если всё те же. Людям
мал непрестанный мир, им хочется
чистого мира. И мы умрём –
но им всё мало. Не верьте
овце, не дающей шерсти –
зря она пьёт нашу воду. Скорее
высохнет море, чем мы
успокоим камень, его размах;

         галька сравнима с чёрным носом собаки,
         собака носит волосы, соль, репейник,
         и сравнима с волосом, крупинкой соли, соцветием лопуха,
         в ней нет размаха, изнутри
         она покоится. И я одинок. И камню
         внутренний размах – мучителен
         и отвратителен – внешний.  


***

Тихо – мимо дворов запаркованных, мимо
опустевания труб полночного празднества, где
ограблены птицы и воды ночные узорчаты –
остановившийся под фонарём сам себя не достигает.
Чего ты замер?

Здесь трещина пробежала, её не видно:
камень вывернут наизнанку как сердце моё,
дерево взято со всех сторон одновременно,
само из себя проступает –
все странно, дружок, и торжественно словно война.

Преодолели не нас, нас преодолели ещё до нас,
изведано слово прощания, и в смятенье неловком
складывается, как что-то складное:
нож перочинный, купюра, блокнотный листок...
Это не боль и не обморок, это обморок обморока, венок.

Дай мне разбежаться,
столкни со скалы,
убей! однажды
мне имя дали, будто бы я – вещь.
Так возьми! Возьми, оно мне не нужно.


***

песня моя, территория рая,
своевременность: лес вдоль дороги, паук
пожинающий гроздья, камыш,
принятый за пшеницу – издалека
к нам уже вышел отважный поход –
в облаке сжатые грозди солдат, отвлечённых от мира:
мы не догадывались – но вот
все они; будто разъёма и не было,
ткань не трещала, не трепетал рыболов
у разорванных неводов; руки,
поднятые безвольно! труд ваш окончен.

время проходит, и утро в очках золотых повторяется всё целиком.


***

...и снова; и снова:
ты лежишь у него на плече, как скрипка;
вооружается куст; в обороне – земля, ограда
парка. Дорога дальняя, камни
сами собой выворачиваются из земли, ждут
подаяния на обочинах. Разрыв –
плавящийся полиэтилен, мгновение
озарённое белым лицом в салоне такси, глотком
кипячёной воды, спиралью водонагрева, обложкой
ученической книги, Марианной,
Еленой, Елизаветой, царицей
ужасов и оружия. И, оглядываясь,
всякий раз замечаешь надвигающуюся кинокамеру;
в кадре обнажено железнодорожное
полотно, солдаты, чёрно-белое
зарево. Это мы. Стая птиц налетает
на пса, утаскивая его. Ветвь
склоняется под тяжестью листьев. Ты никому не нужен. Повсюду –
между домами, рядом с цветочным, на
перекрёстке с расходящимися трамваями –
подвешена боеготовая артиллерия –
только рукою взмахни... Ладно.
Вот ты идёшь, потерял бумажник. Какая досада.


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り