RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Пейсиков

The Terra Tobacco

31-05-2005





The Terra Tobacco

1. Track – Intro

Изо рта пахнет ласковым словом, нежным словом,
Языком, внутренним голосом.
А я комикс, трагичный комикс, террорист, лист лавровый.

2. Track - Мормышки в воду

Я надеваю шелковую пижаму с изображением атомной бомбы,
Достаю из себя чудовищную махину с проводами и кнопками,
Бьюсь у себя в руках этим ложным пульсом сердечного тамагочи,
И отрезаю немного проволоки.
Может так легче будет крови, туда-сюда, проще?
От мизинца на ноге до безымянного волоса головы-головы-колоса-зрячего.

а пальчики в дырах, чтоб лучше бояться,
смотреть и вылавливать твердое во всяком море,
чтобы лучше не удерживать крепко твои изюмины.


Я реву, онанирую на чудо.
А ты рядом,
Лиф на пол.

надеваю шелковую пижаму,
на два слова, можно речь всю сразу? выйдем?
покусаем друг другу первые буквы?
без контрацепции, твое «Я» выебу, проговорю, срисую в открытки
и начну жевать это счастье, давиться, на будущее.


Осень выбривает полоску в паху, я выбираю себя,
Выбираю в себе шелуху-жвачку мысли о бла-блядь-блаженстве.
Москва-река одела стринги и в шелк разошлась, заскользила в женское.

Я реву, побеждаю мельницы.
А ты рядом,
Дуешь, дразнишь.
Я реву, онанирую на чудо.
Онанирую на чудо и не кончаю.

Я надеваю шелковую пижаму с изображением закрытых дверей,
Начинаю странно и механически двигаться вдоль стен, улыбаясь окнам.
Я встаю в угол, как встает в тупик полый, опоздавший ко всем вагон,
И задаю себе неприличные вопросы.

Я реву, онанирую на чудо.





3. Track - Грудью в молоко

Шарфом прикрыта несуразность горла, нелепость соприкосновения
Отлаженного аппарата спермы и аппарата слов.
А я пыльная штора,
Я бок, для шпор.

Капиш? А я нелепый пассажир обшарпанного моря,
В моем метро мудовые тоннели, их вырыли
Всевышние вьетконги, целенаправленные броуны.

Капиш?
Непьющая шпана слизала, вымолила выкройку,
Украла выкрутасы будущих истерик.
Я в детстве резал вены и чуть позже, все зарастало
Эротичным мхом, отдать бы собственную кожу
Салонам опиумным, фабрике роллс-ройса,
Сепаратистам на чехол к ружью,
Да просто выкинуть бы на хер
В лужу,
Чтоб кто-нибудь прошел и не промок.
Капиш?

набитый птичьими дураками, и ненадутыми монгольфьерами, не упадет аэробус
помню учительницу рисования, делающую минет глобусу
она показала мне тюбики с вермильоном, сказала – бэмби
что ты делаешь через пару конфетных инцестов, наполненных верой?
она облизывала, вверх-стоп-вниз, канаду, мексику, а затем – бэмби
вырастешь, сделай болезненный пирсинг и эксгумируй сальери
я не понимаю ни слова на хинди, но чувствую, что определитель номера
мне пиздит. тварюга. ведь мне звонили мать-и-мачеховые лебеди
и наверняка просили взаймы недоступный берег,
на который утром прилив таскает множество белых акул
чтобы я хоронил их в песке и ласкал им собою посмертно зубы
а я трали-вали для леди
я акулий бэмби
капиш
дарлинг?
свет включат, а кино останется
все не то чтобы заебало, а просто навсегда завалялось


Замялось.
Свободно, занято, много мест в метро, смысла мало.

Капиш? А я сигара выцветшая в треск,
Проспавший гибель Дона консельери, тяжелый парусник,
Как раскладная нокиа, сложившийся в уме.
Я в детстве резал вены и чуть позже, все зарастало
Эротичным мхом.

она облизывала, вверх-вниз-стоп, россию, индию, а затем – бэмби
вырастишь, придумай динамит и вспомни слово «убежище»

4. Track – Link

Дрянной вечер и в дряни своей хорошенький,
Словно комкает губками чай и ест глаголики,
А я просто прыгну во все эти ванны-озера
Редкой кувшинкой, щепоткой соли.

5. Track - Блябединая сонг

Все варенье съедено.
Все ноги сделаны.
Сады растерзаны на элементы девственности.
Найденная пластиковая карта открыла двери в кейптауны хвори.
Мячик-шалава обожает пенальти, бутсы марадонистых умников.
Я не могу найти себя, чтобы взять в руки.
О, Миша Квакин, отдай урожай на ложку джема,
Для комичного хлеба. Все варенье съедено.
Я никогда не стирал маскарадный костюм бультерьера
И теперь он тело.

тяф-тяф, новый год - хУева тьма сюрпрайзов, ко всем придет елка
кусаться и прятать углами темень. тяф-тяф, золушка, расскажи
сестренкам, что ты делаешь когда беременеешь. на этой пеленке я –
крохотный цербер, выученный хряпать мусор из под твоих ног,
тяф-тяф, все варенье съедено рот в рот.
несчастная вешалка жаждет твою петельку и мой зонт.


1. я бы трахнул деми мур за то, что ее трахал когда-то брюс уиллис
2. мне приходится подбирать забытых мазаем зайцев и они тоскливы
3. мне кажется что я умею плавать, но это просто вода сыта и не желает гибели
4. охуевание, это всего лишь пространство до или после очередного кордебалета
5. я бы трахнул картины уорхолла за то, что их трахал когда-то сам энди.

тяф-тяф, этот фальшивый брюлик называют по-модному - новымгодом
колумбийские кодлы набивают фигурку деда мороза кокой
каждый работает на собственной мануфактуре для старшего брата
лисен, айэмфайн, козлина, а вот ты как? пиплстрэнжево, у тебя тоже?


6. можно заштопать рану старыми кошачьими усами
8. праздник крутая фиговина, - но бессмысленная, как костюмированное порно
9. иногда я стараюсь долго не бриться, чтобы стать оскверненной иконой

тяф-тяф, молчание – умный make-up любого личика,
зима, полногрудая гопница, в финале превращается в сырую воду.
приходится работать наладчиком аппарата спаривания божьих коровок,
тяф-тяф, а это ужасная, скучная мука, они расползаются и мнутся,
как ягоды или ягодицы женщин йоханнесбурга, тяф-тяф,
поливаю искусственный цветок, а он не цветет и не радуется.
тяф-тяф, наверно не сезон для этого сорта пластика.


Все ноги сделаны.
Все варенье съедено.
Все убиты, рождены, или никого и не было.

6. Track – Гарнир

мой скелет похож на обглоданного меченосца в пустом аквариуме.
все обычные шаблоны с неприступными шлагбаумами.
айм сорри, позвольте я на вас понападаю?
месье, разрешите, мадам, позвольте,
я постою с вами рядом, как фаллос?

(полей мою брокколи, пока я в окопе, мой урожай, уважительно, называй дарами)

Никакого холода не предвидится. В каждом кафе подают и падают.
Знаешь, я высажу себя рассадой и потом, как пухлая корова, себя обглодаю.

(не буди во мне молоко для тех, кто желает мяса)

и все бы хорошо, месье и мадам, но выяснилось, что я мутант,
в детстве разводил хомяков, они разводили меня на корм,
а жизнь просто разводит лохов в собственном шоу.

мой скелет по кирпичику собран, как замок для поцов.
я рожден потому, что какой-то хвостатый ублюдок, сильнее прочих,
добежал, довершил, домучил
крайнюю точку, после которой, как выигранная игрушка,
случился я.

(рабство будет недолгим, не взяться дважды, будет неровным, с множеством гаков)

Никакого холода еще не придумали. В каждой машине рулят и любят.
Вдумайся, я умудрился свариться кашей, которую вечно кладут мимо блюда.

и все бы хорошо, месье и мадам, но сучки-звезды не светят в больших городах,
они лишь показывают голую жопу то тут то там и все нам.
не светят ни грамма,
жаль.


(запрягай в яхту ветер, лучший наркотик – детство, но его спиздили дети)

Никакого холода, хамства. У каждой бляди можно изъять любви на ладан.
Вот и ладушки, месье и мадам, карнавал мутантов не заканчивается,
А переходит в завтрак.

и все бы хорошо, только плохо, и все бы не плохо, но на хуй?
от красоты бывает страшно, как жесткому диску от скрытых папок.
протестируй меня на лету, как лето на жжение.
я болячка таких миров,
жутких.


Клубни холода не прорастают. В каждой капле пруда - мели моря.
И без какого труда каких-то там рыб не выловить,
Наплевав во все колодцы господа?

(полей мою брокколи, пока я в горящем здании, спасаю оконную раму)

Месье и мадам, все испуги схематичны как щи из пионов.
Мой скелет-меченосец такой худенький, что его не возьмут ни в одну школу.
Крику нужен голос, революциям санчо пансы.
Полей мою брокколи, пока эту гадость называют красивым словом.

7. Track - C:\Program Files\Do not touch the superman\touch.exe

Доброе утро, файлы. Как ваш петтинг сегодня? На миллионы ежиков этой страны,
Тумана осталась ненадолго. И пусть вам все улиссово, извращенно замятиново,
Будут и на вашей улице горы-альпики. Откройся, папка, бандитка-дрянь-гадина,
Там мои файлики-мальчики, прячут тайны.

лала-ла-ла-ла-лала-лала (я надеюсь, вы танцуете, я ведь пою, а?)
ши-ши-ши (я надеюсь, вам страшно, я зашипел, вы заметили?)
на день рождения пропасти, придут упавшие слушать поп-музыку чужой смерти.

Доброе утро, файлы. Помыслы ваши черные, я принимаю на свой счет.
И пусть как маленькая подушечка вискаса, в желудке того котенка,
Но я сдержал бы дверь, за которую, обычно, выходят вон.

сколько тебе нужно памяти, чтобы забыть все, как ты хочешь лежать,
чтобы родились девочки, сколько стоит рамка, для графики с гробиками,
что ты пишешь в дневнике, найденном на дороге, секс не помогает лишь от одного,
от отсутствия секса, но это лечится всякими сектами и водянкой мозга,
но, как ты понимаешь, это небезопасно, но с другой стороны,
есть много сыра тоже вредно, а ты можешь не смотреть новости, залепить
телевизор картинками с джонни деппом, но новостям, на это, начхать,
как лепрозорию на молодость, они все равно, суки-сволочи,
уже произошли или происходят, сколько тебе нужно памяти, чтобы забыть амели,
чтобы не вспоминать тельму и луизу или бриджит джонс,
тишь-да-гладь-трали-вали-не-заметь-меня-вечный-шмон


Доброе утро, файлы, рукотворные твари, вы каких виртуальных уебищ врата?
Нежность зданий заканчивается трением фундаментов, под нашими подошвами
И каблуками. Знаешь, стань другом Гизмо, и запомни, вне зависимости от пола,
Человек, - существо беспонтовое, но это, правда, лечится водкой.


8. Track – Ebony

Ну что ты, смотри, я такой красивый в таком капризе,
А ты слабеешь все своими силами, все куришь кальяны с вишневым спиртом,
Зачем тебе эта Африка?

Я представляю тебе свое приставание.
В птичьем клине ударное место сбоку, я отдаю тебе жар уснувшего свитера
Выметать тревогу.

Нас качает ночами, но нас не закончить такими качелями,
И завтра так бесконечно в сегодняшних извращениях, лазанья из мягкого Буратино
Тлеет цветами.

Вот такие пирожки, уважаемые торты.
Зацепился пуповиной рев за щетину сладости, на какой ты сцене, придурок,
Оставил недопетое караоке?
Зачем тебе эта Африка?

Кропотливая ученица сломанной агрессии,
У мировой дискотеки стандартное инакомыслие, мы словно две силиконовые сиськи,
Ударившиеся в материнство.

Все надоело неделями, жизнями, маленькими тележками.
Когда выигрывают крестики, нолики вешаются. Все так заезженно, как «хуй» на заборе.
Зачем тебе эта Африка?

Этой ночью, я пойду ловить сложность,
Чтобы внутреннее голое, оделось в кружевное. А вокруг шарики заполненные голосом,
Который болеет словом.

Мне бы работать на фирме, что делает фокусы,
Всех обманывать и обнимать балетами, астронавты на небе испортились облаками.
И пахнут светом.

Ну что ты, смотри, я такой красивый в таком капризе.
На пшеничном поле капканов прорва, не хватает сахара для этих страхов.
Зачем тебе эта Африка?

Вот такие пирожки, уважаемые торты.
В магазине продают фотографии чужих игрушек, на каком витамине, придурок,
Ты оставил зараженное прошлое?

9. Track - Свинюшка (instrumental)

Парашют раскрылся наполовину,
Остальную часть пустили на шторы и шортики куклам.
В этот ливень Вход со двора, но это Выход,
В который некрасиво вернуться.
Прикурил березу, отрезал ногу и допрыгал до остановки,
Посмотрел расписание бумажных самолетов,
Что увозят в омут.

все очень трогательно, что даже чужого не надо,
и только чуждое в домино на траве играет.
запили золою, заели радугой
пешку, не успевшую оформиться в шахматы.
помахав белым флагом, снизойдя до черни,
выкупив красное из твоего влагалища.
если Колумб искал макдоналдс,
зачем было столько ебаться?


но я нежный такой, что это слишком громко,
а здесь слишком чисто для моей невинности.
эта сгоревшая спичка не станет избой,
в которой хочется застрелиться.

велосипедные колеса - грейпфруты, лимоны такие ламеры в попытке желтого.
жизнь кончает два раза - люлькой и гробом.
тебе идет эта юбочка, тебе идут эти варежки, я иду чтобы падать.


но позже, случался февраль и мы переодевались.

зеленый чай в блюдце пророс сибирью,
омлет - курятника безглазая революция.
на мне приталенное пальто из молочной пенки,
на тебе венок и гетры.

намного позже, свершился ветер и стало понятно, что ветра больше не будет.

я ругался матом голый по левый сосок,
ставил галочки, а ты стирала пункты,
но какой-то мудак придумал другого мудака
и они назвали себя минутами.

Грейпфруты вращались, катились, сдувались, терлись, теряли.
Тебе идет эта юбочка, эти варежки и голая талия.

10. Track - Флорида

Яичница из яичницы. Постирать в океане простынь.
Попросить темнокожую женщину оставить в покое мой мусор.
Лежать под кроватью и думать о пошлых фарсах,
Шипеть на осень.

Однажды, гильотина-бой познакомился с брусничной вагиной,
Проститутка-дворничиха построила из урн домик,
В отель пригласили русскоязычных карликов показывать пантомиму,
Но они заговорили по-немецки с продавцом хот-догов.

Штаны вельветовые, трусы из хлопка, кожа белее любой Европы.
Закажу женщину, из неразвитого государства, с маленькой попкой.


Метель со дна опадает в небо и всплывают кубинцы недоплывшие до берега,
Как вареники с ивой, как поплавки с верой.

Я – Джеймс Дин от поэзии, серебро на дне корыта, у меня надрезан кортиком рот.
Ширяюсь волшебством небесной смородины, трещу чужим швом.


Убей вон то насекомое, оно опасное, судя по окраске, но может, это платье.

Запрети меня. Заверни меня в баскетбол. Дай мне биту, врага, награду.
И скажи моей маме, что вырос я и упал фасолью в свежий салат, правым боком в тайну.
Подари мне фею на день ангела, буду лапать ее и кусать.


Кондиционер в машине, охлади мое жаркое соло в доме,
Родилась вместо мысли – басня. Дискотека прошла успешно без вмешательства танцев.

Яичница из яичницы. Выпить из лужи все соки.
Облизать темнокожую женщину, нарисовать на пенисе харю.
Лежать под кроватью и оставлять конверты,
А письма сжирать.

11. Track - Маки для клоунов и мимов

вишенка падала, падла ягодная, замолила воздух, пламень ябеды распыляла басом.
на земле распласталась – простая бордовая клякса-негодница, самочка круглая,
самая дура из всех кто воскрес из завязи, а все кричала – ай лав москоу, го хоум, папаи.


поросячий принц наф-наф распят и растоптан в нас, раскрыт, изувечен, развязан бантом
всех начальных классов школы, где набивают имена дураков на гондонах.
аллилуйя, соломенный домик, сыроежки никто не кладет в короб.
боженька породил микробов на пентиуме-отце-всех-пентиумов
и выпил пепси-мать-всех-вод, потрогал свой пах-просто-пах.
аллилуйя, алый, красный шкалы опасности, го хоум, папаи, уроды, внимайте -
в беременной женщине криминальная ситуация – плод прекрасен.

рваный флаер на пляски святого Витта, дефлорация сонма желаний быть мудаком.
мужчина делает женщине языком, а женщина женщине делает шито-крыто.


я высадил елки во дворе, посеял совесть и укроп,
моя зелень вырастет врагом и никогда не умрет.
мой домашний осетр весь в ранах и думах консервных,
он верит в покорение космоса, тайны Вуду и сперму.

вишенка померла, гранд каньон невыгодной ягоды завершился обычным дном,
ни компота с нее, ни бульона, а я ведь - не ветка ивовая, льнущая к броду,
а так, разэтакий свежий, букетик теченьем ведомый в расход и вразвалку вдоль дня,
бельевая веревка прищепками трогательно задрала подол, но ведь там пустота.
самая дура из всех, кто воскрес из завязи, ну и лежи, растекайся своим черри-дованием
паззлин душистых, несбыточных киселей, нарочитых ватрушек и комьев жвачки.


(вишенка.txt) - идите вы на хуй, идите вы на хуй, а я выйду в свет,
таблеткой от сладкого, шариком шустрым сыграю в тлен.
в боках моих мятых совсем не осталось любви,
ты не рвал меня долго, а теперь не ври,
что прыг-скок мой и тебя убил.
иди на хуй, черешня.

маки для клоунов и мимов столовая раздает бесплатно,
вы подходите к повару и встречаете дуло автомата.
произносите пароль – модная выхухоль, принимаете порцию
и говорите – спасибо, уважаемый повар, за наше солнце,
иди на хуй, черешня.


12. Track – Рашн Доберлиновость

сварил помаду, сварганил открытку с тайной
закончились - вера, надежда, любовницы и драйверы
сраные, ржавые безуминки Айбо - подрались
господь им судья

я могу попросить вас сделать кофе чуть радостней?
в это сером пальто я похож на маму
поскользнулся на площади -
засмотрелся на парочки.


прижмемся, как черепица к покатой крыше,
пока ноутбук качает мультфильмы про 45,
я купил упаковку прокладок.
ты забыла, выбирая мне бритву.

вышли танки поискать в окопах, кого посвежей
в кормушке оставлены кем-то крошки от бородинского
ма, скажи па,.. я недоглядел сериал "друзья"
и умер под сталинградом.

воздух в легкие, в лапы лупу,
чтоб увидеть тонну изюма в жизненной катавасии,
пока ноутбук качает мультфильмы про 45,
в луже скисло отражение святости.

кто же спал с медсестрой,
если пали герои?
меня ели медведи и пили мамонты,
но фашисты ушли в свою фашистию, а я в травы.

в россии самые лучшие бриджит джонс.
в россии самые большие хуи.
в россии самые березовые березы.
россия - самая лучшая россия из возможных.


в этом янтарном тамбуре накурено вздохами,
духами, словами и пахнет тыблоками,
этот doom-2 выиграла красная армия.
army of lovers made in russia.

я могу попросить вас сделать кофе чуть радостней?
в этом автобусе не повезло кондуктуру -
он пытался высосать у автомобильного бога из пальца
лишний билет на юг.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah