СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Антон Очиров

ВОЙНУ ЗОВЁТ ПРОТИВОГАЗ (тексты под эпиграфами)

19-05-2008







ВОЙНУ ЗОВЁТ ПРОТИВОГАЗ
(тексты под эпиграфами)




"Политизированное искусство, таким образом, не следует путать с агитацией или пропагандой; это искусство, которое через цезуру, остранение, саморефлексию, фрагментарность, дробление нарратива позволяет обнаружить асемантические зазоры, складки смысла, еще не захваченные идеологией. Искусство, втягивающее зрителя и читателя в процесс сотворчества-становления и тем самым подводящее к пониманию того, что он связан с телами и сознаниями других.

Мы выросли в ситуации, когда актуальным было ускользнуть из-под власти коллективных тел, избежать обезличивания. Но сегодня развертка обезличивания другая, она проходит через конкретизацию всего, через товарообмен, потребление образов, террор масс-медиа и принудительное замыкание в частной сфере (как в гетто). В условиях нашествия товара с его фетишизмом и теологическими ухищрениями искусство также подвергается овеществлению, превращаясь в машину, производящую готовые культурные смыслы, обслуживающие status quo.

Готовые культурные смыслы необходимо разрушать, подчеркивая собственную разъятость, нецелостность. Отдельный вопрос: Каким образом политизировать собственную нецелостность? Ибо мы – нецелостные существа, мы изначально колонизированы другими, их речью. Но и обращены к другим. Наша проблема – это фрустрированность советским коллективизмом. Мы с детства несем в себе пафос неприятия коллективности, но вместе с коллективностью упраздняем солидарность, сострадание, справедливость, возможность сообщества"

Александр Скидан «Тезисы к политизации искусства»


- Почему-то думаю, что именно акцент на разъятости и мешает (упраздняет) всем этим с, с, с, в с, то есть говорить о них можно только с позиции общности, целостности, пусть даже и иллюзорной.
Иллюзорной в том смысле, что ты её постоянно теряешь - как воздух из лёгких, попробуй его там задержать больше чем на минуту. Я вообще думаю, что инфантилизм поэзии 90х с этими поисками "целостности" и связан по большому счёту: целостен всегда Другой: на него натыкаешься, и отталкиваешься (спотыкаешься). Так же я думаю, что "разьятость" - это индульгенция отчасти, потому что разрыв текстовой ткани, смещение взгляда работает только тогда, когда есть куда смещаться - тогда это как взгляд с орбиты (из-под воды). С другой стороны, если эту подвижную (утрачиваемую и заново открываемую) точку целостности находишь, тогда смысла в смещении нет - само по себе оно выглядит как метафизический сквозняк, вакуум, который неодушевлён. Как глубокая диссоциация под pcp, например.

C другой стороны, огромная часть поэзии сейчас является социальной практикой, и солидарности в ней хоть отбавляй, потому что говорится только общеизвестное, а момент открытия происходит в точке солидарности с этим коллективным опытом банального - банальной жизни, банальной работы, банальных стихов. Так поэзия превращается в макароны и проскальзывает незаметно, она течёт - в жж, в журналах и тд, и не является событием, а событием является её социальная или медийная репрезентация. Проблема в том, что она (такая) тоже создаётся с позиции "неподвижной точки", поэтому для неё так важна иерархия и авторитеты.

Если эта "точка человечности" постоянно перемещается, тычется как щенок, то тогда каждый раз как впервые, и нет никаких макарон, а только то, что позволяет дальше жить и так далее: месяц без сладкого - и шоколад взрывается на языке.





1.


заказчик остался доволен
принёс верстальщику в клюве обговоренное бабло
это хороший мир - его создатель того и другого
по жизни сильно не обижал
подвинул выкинул лишнее оставшееся ужал




*

Не возвращайся - здесь опять гебня
И пародируется застой

Фанайлова




В россии нужно долго жить      как тряпку мокрую жевать
слепая девочка, уснувшая во ржи
мертва

Как пахнут кровью васильки [как говорит твой стоматолог]
и день, который будет долог
раскрошит сердце.

Ты говоришь, что надо-надо вот этот стыд преодолеть
нет, его можно преобразовать
он как болезнь, которой нужно всем сообща переболеть

и встать



*




Фаберже [стишок для данилы давыдова]


- какие интересные теледебаты:
вот один мудак, вот другой мудак соревнуются в аты-баты
не оторваться, смотришь и думаешь: мы не просто так, а солдаты
враги лишили нас родины, пидорасы сожгли наши хаты

под пидорасами большинство людей
понимает отнюдь не сексуальную ориентацию
можно сказать что пидорасы на телеэкране превращаются в новую нацию
ну там то-сё буржуазия газпром попсовая шушера делянки активы акции

фанайлова на радио свобода говорит про любимое
мол мы живём в чистилище и аду
товарищ слева твердит я не убиваю не зарабатываю не прелюбодействую не краду
а это они пидорасы должны быть расстреляны подвергнуты всяческому суду

не ходи в супермаркет не клади леденцы в пакет
не покупай своей девушке цветочный букет
скорби о том что у родины не осталось континентальных ракет

ничего-ничего скоро будут мобильные телесистемы покруче чем у других
нет не будет а будет прах неон и на завтрак какой-то жмых
нет не будет никакого жмыха а что будет
техногенная катастрофа, второе пришествие, трансформация киберсистем
ну какая бля разница если сейчас ты говоришь не то и живёшь не тем

чем чем надо жить говорит один заниматься чем
какая разница говорит другой заниматься чем
никаких дидактических выводов из вышесказанного, никакой морали а просто так
если реальность похожа на резиновый танк различных оттенков и ипостасей
то это просто отражение его атак

отражение? стало быть это в первую очередь какие-то зеркала
ни хуя не зеркала – это очередь очередь очередь
выстрелы по мишени которая свалилась на голову то есть от сердца как-либо отлегла
техасская резня бенопилой при условии что никто никогда не знает
где же этa пила

да вот же этa пила да где же этa пила
вот жизнь которая не сложилась вот мужчина который не выстоял
вот женщина которая солгала
да всё же сложилось, вот это, вот то, вот вода в решете, дом который построил джек
эта речь продолжается вечно, как хлопья в стеклянном шаре в виде снега на муляже

а настоящий снег тает в апреле говорят что весна уже
дорогой бог, тебя сейчас ставят на службу каким-то ублюдкам пожалуйста
расколоти эту ёбаную реальность как яйца фаберже





*

А превратились в белых журавлей
Гамзатов





- Я знаю, как выглядят бронзовые солдаты, помню, как выглядят покемоны
мне в целом вполне пиздато [зачем шеренги омона]
я не помню, как выглядят журавли [чем они отличаются от аистов, например]
- хочешь, посмотрю в сети?

В лекции на полит.ру Пригов рассказал историю: - Приятель
впервые вывез из города своего большого чёрного дога
и на даче в Абрамцево тот впервые увидел лошадь -

он упал в обморок:        он никогда
не видел животных
размером больше себя.


*

Костя [стишок для дмитрия воденникова]


- ходил туда-сюда по полю, никуда особенно не пришёл
говорил «жизнь мол топчется, а свет никого не жалеет -
выцветает, тупеет»
и это, вроде бы, не особенно хорошо

ну да, полдень такой и жара, перед которой задираешь голову –
потому что она как стена, потому что она как гора –
так думаешь [потому что сознание мифологизировано]
что мы мол, объединены горой
нет, мы объединены только этой жарой

- красная жара – это фильм со шварцнегером,
он в нём играет русского мента, и смешно говорит на русском, коряво
красная жара - это то, что происходит внутри и вовне, и ты сворачиваешь налево
а потом направо
долгие проводы, лишние слёзы, неразменная слава


как вспоминать подмосковного дачника пастернака
который что-то сберёг, а что-то совсем растерял
например, архивы – но был влюбчив и часто плакал [обычно от радости]
а потом постарел

ну, как пламя свечи поднести ко рту, дуть отсюда
в душистую темноту
прямо в вишнёвый сумрак, покуда
не забрезжит в конце тоннеля световая точка
поставленная в деле рукой безымянной, невероятной, точной


ничего-ничего, узоры, вытоптанные на полях
можно наблюдать с самолёта, ну, или в гугл-мапе –
потому что люди перемещаются на пароходах, на поездах, на самолётах, на кораблях,
перетусовываются как билетики в шляпе
фокусника –

такая лотерея, такая жара и холод –
типа как я был молод, а теперь я не молод
типа как герб наш был серп и молот, а теперь там орёл наколот
и перекатывается маслянистая нефть
а шварцнегер стал губернатором солнечной калифорнии, и перестал курить
дело в шляпе, каша из топора, которую так прикольно заваривать и варить на огне

узоры на поле, круги по воде, жизнь, топтавшаяся, потому что дурочка
в 80е годы про них говорили: это такая тайна,
сваливали всё на инопланетян, -

- неразменное русское счастье, представляешь, Костян?...




2.



обсуждали то, ел ли кто в детстве ластики
оказалось, что ели
просто они вкусно пахли, но ели даже и пахнущие не очень
переведи мне с украинского – что значат слова «ласково просимо»
ну конечно, добро пожаловать, посторонним вход воспрещён

знаешь, помимо общего детства в империи,       у нас
ещё много тем на которые можно поговорить ещё



*



апсны [стишок для кирилла медведева]


он говорит что видел шамиля басаева ровно шесть раз
говорит что был поражён тем какая у него маленькая голова
и какая большая чёрная борода
говорил: когда он входил словно что-то менялось в воздухе
то есть он ходил словно танцевал

говорит: чечены не люди
говорит: они воевали на нашей стороне, а после стали жестить
говорит: эти всё их дикие обычаи, эти их разборки один на один
а мы не такие
когда в чечне началась война, они ожидали, что мы их тоже поддержим
но нет говорит потому что воевать за чужое – это не наше
у нас есть только своё и нам некуда уходить

развороченный прекрасный угол
покинутые дома грузин
запах смерти, зарастающий виноградом
русские деньги с отдыхающих летом, которых воспринимают как дойных коз
очень много глазастых детей родившихся после войны
рекламные щиты с текстом «мы возродимся»

я видел в сухуме граффити сделанное приезжим
«абхазия – это рай»
а тост за погибших среди обязательных тостов обычно идёт четвёртым



*


млекопитающие
вопиющие
люди растаявшие от свежей порции тактильных контактов
и каких-то заморских фруктов

говорят о тревожных событиях на ближнем востоке
обсуждают поездку в эфиопию или ливан
он сидит в кресле, она предпочитает диван

они одинокие – это фигура речи, а речь – повседневный фон
как нокия со скрипом заменяющая айфон




*



Лекала [стишок для гипотетического читателя]


- говорит так, что кажется: "это всё не про меня"
вроде как я эти лекала к своим извилинам ни капли не применял
то есть мимо проходит, мимо и не попадает в меня


если все как соглядатаи чужой стрельбы по мишеням
(даже порой не зная, что это идёт стрельба,
и думая, что всё дело - в куче каких-либо декораций, решений и украшений,
а дело простое - оно просто в системе лишений,
индивидуальный профиль которой маркируется как судьба),

так вот, если все как соглядатаи, то речь как конспект того
что никто не знает чужого, и не чувствует своего
"своего" - это значит "тождество", но тождеств здесь днём с огнём
поэтому я, наверное, и не говорю о нём

"о нём" это значит о мире без границ между тем и тем
о какой-то действительной зрячести и действительной слепоте
ну, глухоте; "глухота" - это значит "я слышу и вижу только своё" [своё]
на этом стою и раскачиваюсь, "я " - это как йо-йо

- "йо-йо" - это шарик на ниточке, игрушка, прыг-скок в руке
не тяжесть, но не разделишь ни с тем, ни с другим - ни с кем
поэтому так голимо - как речь становится дымом, который живёт без огня
то есть мимо проходит, мимо, и не попадает в меня


- говорят, что многие звери линяют в сезонном порядке
хочешь, проваливайся вместе с климатом, скорее отсюда линяй
потому что мы здесь как овощи, досрочно вынутые из грядки
и типа какая разница, что ожидает тебя и меня

говорят, что "о смерти" это значит "о жизни", но это обозначения
категории, термины, и слова
здравствуй-здравствуй бедная скудоумная голова, и все твои развлечения:
ну, делать [не делать] какие-то выводы, что-либо называть
типа подлинными именами, заниматься дидактикой, короче, стрёмный бульон варить -
короче, я просто ещё раз не знаю, надо ли вообще о чём-либо говорить

"говорить" - это как "творить", а "творить" - это как "воровать"
говорят, что это типа самое главное,
ещё называется "реализация", а большего и не надо -
[всё остальное простое как деньги, еда и кровать]
но ещё я знаю, что мы такие -
ну, знаешь, такие глупые - как плитки молочного шоколада, когда его разломать
[поэтому я не знаю, будем ли мы, к примеру, завтра
друг друга как-либо обнимать]


ну, когда мы проснёмся в синий рассветный свет
и обнаружим случайно, что нас в нём в помине нет
мы лежим как рекламные баннеры [их расклеивают по ночам]
как скучный конспект невозможного,
нечитаемого, как почерк практикующего врача -
типа как пушкин говаривал - мол, намёки
тонкие на то, чего не ведает никто [никто]
типа 6 миллиардов людей,
но целая куча из них по непонятной причине как-либо одиноки
а другие несчастны, но я думаю, что всё это системные глюки, короче хуй знает что.



*


Чтобы, как белые люди, с утра пойти в РПЦ
Логвинова






Она большая, как земля, и тянет в землю, соответственно
[ну как cказал один другой товарищ]
бабушка за дедушкой, мама вслед за папой, а жучка летом и зимой живёт на даче.
а Павлик вышел в магазин, он скоро будет, он принесёт в пакете молоко

стоят пятиэтажные дома, Мария Федоровна у подъезда
развешивает простыни, и лето, и окна     нам закрывает неподвижная листва

и это будет как в семидесятых    там на велосипеде евтушенко
гоняет в кунцево, ещё не умер слуцкий     и ещё помнится    великая война
ещё попы не ездят в чёрных бмв, приехав посмотреть на содомитов
[ в нагрузку европейских депутатов]     к манежной площади, где отстояли честь

здоровье, веру, совесть русской нации, а так же бабушку, и маму, и семью.
я представляю пушкина со свечкой, сливающимся кожей с полумраком
церковным,
мне становится смешно.

о небо африки, ты лучше всех на свете, пусть чёрными рождаются все дети.
и пусть свобода так же ждёт у входа, как ждёт её любовь, которой больше
чем всех людей на этой маленькой планете.

ну да, мы атеисты, извини.




*


«прогрессивная программа русского национализма»
а) сражение; б) движение
в)
правда, ли что на самом деле    мы просто живём там где грязно
так, смотришь на город, красивый город    а он как разрушенный грозный

царь со схожим именем    подросток с дырой в голове




*



Шасси [стишок для александра анашевича]


я слово позабыл, что я хотел сказать
какая машина на этой взлётной полосе будет соседнюю подрезать
кто выпускает шасси, как выпускают детей из школы
не понимаю, не помню выпускного бала, его платьев, его прикола

не помню, потому что его не было вообще
то есть его у меня не было вообще
я вообще зачахну, как чахнет сказочный злой кощей
рядом с кучей семейных друзей, их детей, их бесполезных ненужных вещей

- этот стишок родился из инерции речи, а инерция тянется словно жалобы
они сидят на своём болоте, принцессы, а притворились жабами
скоро придут ритмичные мужественные арабы
поцелуют низкое небо, так, как это хотелось нам бы

а анашевич очень редко приезжает в москву
не посещает литературные вечера в сети билингва-пироги-оги
маша говорит – знаешь, сижу дура дурой, лицо сухое, а кажется что реву
словно станция мир падаю падаю, а воздушные дирижабли поднимаются наяву
пожалуйста, помоги

только нет у них шасси, и крыльев нет
зато много летучего газа, веселящего газа
а я за кроликом, нет, за крольчихой белой – падаю и теряю разум

становлюсь то короче, то выше или длинней
то читаю книжки, то мурашки как толстые гусеницы сползаются на моей спине
я вообще мало что понимаю
у меня не было бала, знаешь, как золушка – этого обнимала, того обнимала
и думала – вот я иду прямо к марту, апрелю, маю

и зима закончится, можно будет носить платья с короткими рукавами
говорить движениями, а не словами
только так душно как будто воздуха даже здесь не хватает
и наступишь на почву, а она так пружинит зло
а меня кто-то не гладит, а знаешь – так, словно выхватывает из рук,
и я таю, ну да, я знала, конечно, что венера – это дело каких-то рук,
но почему же тогда это никому так и не помогло

почему же не помогло, отвечаю, ещё как помогло
не помогает только тем, кто сам помогает
это в меня легло, вот анашевич приедет в москву, и будет вести себя так
словно от кого-то всевидящего убегает

будет шасси прятать, нырять под воду,
под водой словно в мягком воздухе будет животы рыбам распарывать
над илом, покрывшем призрачные города, будет как скат парить

прости меня, Маша, честное слово, мне не следовало всего этого говорить.


*



3.



Войну зовёт противогаз
Сатуновский





- когда тупик похож на каменный мешок
то я засовываю голову в мешок
и там дышу: он как противогаз [в нём весело: мы в них        похожи на слонов]
слоны по улицам космическим гуляют, твердят твердят всё будет хорошо

смотри смотри, мы больше не малютки: слова как серые бирнамские улитки
как много их скорлупок у калитки
запертой.


*


Девайсы [стишок для станислава львовского]


Рома рассказывает, что когда в москву приезжали the Wailers,
они с ребятами были в составе "принимающей стороны",
а в этот момент они писали альбом, и Рома сказал "пока
мы не допишем альбом, я не буду бриться"
[в результате сильно оброс]

Басист the Wailers весь концерт в б2
играл в кем-то подаренной шапке-ушанке [не сувенирной, а аутентично-заячьей]
вообще, оказалось, что они не очень хотели к нам приезжать,
потому что считали, что в далёкой россии они никому не известны,
и были крайне удивлены, что весь зал знает все слова наизусть.

в гримёрке б2 перед концертом ни у кого с собой не оказалось девайсов,
и принимающая сторона крошила гашиш на жестяную банку
из-под тут же вылитого энергетика
[арт-директор сказал "ребятам скоро на сцену, надо спасать положение"]

The Wailers вращали глазами, называли принимающую сторону
"crazy russian ortodoks" -
из-за внешнего вида, знания творчества их покойного вокалиста
[его эфиопская церковь посмертно считает пророком]
а так же потому, что в европе нет

традиции изготовления девайсов
из того, что в нужный момент просто оказывается под рукой.



*


оскорбление общественной нравственности
знаем мы общественную нравственность
призыв к разжиганию национальной розни
знаем мы таджиков работающих дворниками и сторожами
знаем мы тех кого бьют бейсбольными битами между белыми гаражами
призыв к религиозной нетерпимости
знаем мы религиозную терпимость, см. пункты 1,2 и 3
второе пришествие произошло и оно как опухоль у каждого в теле
спрячь его, затолкай, никогда о нём не говори





Инерция речи: м и ж [стишок для татьяны мосеевой]


Да, точно: я - девушка,
которая ни разу не видела нестоящего члена.
Только по телевизору.
Лена, Лена, голова от члена.
Я, я - головка от хуя.



Костылева



*

ну да, меня клинит, ну да
как будто вокруг вода, как будто рыхлые звери стоят и их шерсть как руда
такая же чёрная или рыжая, каменная, как всегда
а ничего другого и не было никогда

есть много мягких игрушек: медведи, зайцы, слоны
даже плюшевые бактерии, и все они что-то такое должны
нежность похожа на сухие ладони, рисующие узоры ниже чужой спины
давай мы будем лежать друг на друге стопкой, как бумаги, как выпеченные блины

каменный гость приходит в летний солнечный день
нюхает круглый воздух, перекатывающийся над домами сёл, мегаполисов, деревень
куда приводит дорога между твоих колен
только туда, где будет прохлада летнего сада, человечность как лень и тень

я говорю: конечно, я тоже хочу быть полым, пустым
как бензобак мотороллера, где перекатывается залитый в него бензин
перебирая кредитные карточки, я тоже чувствую себя состоявшимся и крутым
давай пойдём в магазин

там много белых ковров с мягким ворсом, разноцветных, с узорами, ну, любых
мы будем втыкать в телевизор, когда мы лежим на них
нет никаких других
мест, людей, обстоятельств – они как ненужные камни, и голос их слишком стих.

давай поэтому я буду говорить ерунду, как либо подставляться
ну, потому что ты подставляешься всякий раз, когда действительно смотришь
в чьи-то чужие лица
чувствуешь себя убийцей
что же будет после того, когда мы разучимся расходится, сходится, влюбляться
когда ты взлетишь в прозрачное небо как фантик, как пепел, как птица




*


открытый огонь горит, и в горении говорит
а сейчас его речь сварлива (он дрова костерит)
[потому что они еловые]
он стреляет сучк
ами их в воздух, и наши новые спальники больше уже не новые.

Коля лежит у огня, говорит: - У меня
тоже голова дырявая
иногда я как-то с трудом выясняю, где правое, где неправое
а вот протопоп аввакум, когда жил в ссылке, в лесу, в скиту
[во всевозможном вакууме]
как-то очень болезненно переживал свою правоту:
в частности, пришпиливал взглядом кровососущую живность, пока она на лету.

но пока весна, и вокруг попущенная мошкара
втыкай, как хорошо горит прошлогодняя берёзовая кора




*
Орудие Твоё идёт домой
Горалик





Голова новорожденного размером напоминает пушечное ядро.

Говорят, что женщина во время родов бывает сильно напряжена,
а после живёт так, словно на всю оставшуюся
жизнь    кем-либо вооружена.



*

PS:



Как разделять стихи на тексты и на речь
что обнаружится в остатке
что невозможно удержать и уберечь, и чьи колени розовы и сладки

и потому горчат.
Ты знаешь, а душа - такой крыжовник
и нянчит нас как тёмных паучат, зачёрпывает с гущей как половник

как будто кубики бульонные судьбы, фасоль зелёная, какие-то бобы
Ты знаешь, что ты сам всего виновник
и если вечны мы [заслонен
ы, засейвлены], то только как рабы
своих смертей, Твоих коленей кровных

и если нам не деться никуда, как никогда не влезть в детсадовские шорты
то перешли на почту мне скриншоты
зелёных джунглей        решеток тех, которые над нами
сомкнулись, как смыкается вода.





февр.-май 2007
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 3414 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り