RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
ADV

Оптовая продажа сумок Welassie.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Таня Бреславец

03-06-2013 : редактор - Женя Риц





Таня Бреславец, род. 1983 г., г. Нижний Новгород. Образование - филологическое, ННГУ им. Лобачевского, 2005 г. Финалист международного конкурса стихов "Поэтическая лига", г. Киев, 2012 г., номинация "Лучший верлибр конкурса". Публикации: "Сны о чем-то большем", изд. "Скифия", г. Санкт-Петербург.




Горящий spritz

в маленькой синей комнате
завтрак в четыре утра
в вазе из бледно-голубого стекла
гортензия
надломлена
чем-то твердым
вроде серебряной вилочки
по поверхности блюдца
в маленькой синей комнате нет дверей
в маленькой синей комнате нет окон
даже невозможно взлететь
с весеннего подоконника
что за короткие стежки
на бледно-коричневых досках
подплывающиx континентов
- полутона
оправданием мировой бессмыслицы
вместо направления движения
господи благослови
в маленькой синей комнате

10.04.13

и то любовь
нажмет
коснется электронов
всего-то парой
строк в дисплей
да так заботливо
что век не подниму

секунды
перевернутыми запятыми
над височными многоточиями…
олд кастер сатурнарии
дивиси
стакана отвертки
всю ночь запускаю
принтеры
и мини-тиражи
кладу на голгофу
последних утренних
не соглашаюсь с совестью
хочу свести счеты
с жизнью.

заботой ли полна была
та рука,
что
невнятно так набирала
из словосочетаний
предложения
и я
бодро на вопросы
отвечаю
прижимая туфли
в пакете
горячей подмышкой

и все прыгают пятна
школьной моей светомузыкой
я как-то на морозе
в туфлях
нелепо стою
апломбы
и гиперэкстензии
вниз с дивана
на нос одеяло натяну
зарыдаю
будто бы
неслышно…

18.02.13

Пабло

Мы сидим на кухне
по белым квадратным плиткам
взяв друг друга за руки
хороводят
большеголовые кубинцы

пьем крепкий чай
но каждый клянется
что
согласуясь с хронопом
дзеннийской мудрости
давно положил конец
употреблению
тонизирующих напитков

Передаем друг другу бледный
трансконтинентальный
косяк
вперив взоры
в портрет
чернокожего гуру
на паспарту-аналое
из черных маркерных посланий
и лайков

Мари Анна
сближает черные густые брови
впивается острыми гаванскими
коготками
в мякоть
кастрированного Васьки
смотришь
в угасающий костер
где из-под сгоревших
до неорганических оснований
плашек
смотрят глаза-огниво
в неистовствестве

Плоские персики на блюде
пульсируют
вместе с сердцем
невидимым
и оно громко
что можно повеситься
не уразумев

Слышишь ли, Пабло,
как трется
каменная мощь терпения
на мельнице нашего безрассудства,
превращая слова
в память,
а память –
опять в слова?

Как молчит улица
сумраку сутуло плеч
под русскими кленами
и где-то далеко собаки
цепной реакцией
но элемент отдельно
соприкасаются
наблюдают

Вот если бы
синей рукоятью ножа,
Пабло,
разродить грудь
ало истекая на пол
несмыслимыми соцветиями
крепко держа перед собой
вместо знамени древка

Что если
в узкий межреберный проем
между заштукатуренной стеной
и эмалированной мойкой
где лишь таракану
рыже несовестно пройти
мир обернется
скользнет
не задев края…

Мари Анна вдыхает аромат роз
в глиняных воображаемых горшочках,
розы целуют свои листы
и несуществующие бутоны

Что-то
хочет вынырнуть на поверхность
но соленые волны
и серые истуканы
доисторических песчаников

Я стою по колено
в снегу
запорошенного палисадника
в жесткой безосновательной оскомине,
проявленной
полизыванием уголка рта
безголово смотрю
как рыжий девушки пес
отдирает смерзшийся целлофан
и обильной слюной
размягчает алый
человеческий ливер

Мари Анна
там наверху
открыла форточку
видимо добила оставшийся план
рисует
наверное рисует
священную сейбу
на свободном уголке
испещренного надписями
паспарту.

28.02.2013

тиxоxодное судно женской руки
по рельсам
или желтой разметкой на подоконнике
отделяет от речи разума
подшофе
в несколько фиников
меньше на блюдце
голос в глубине
тянет голубой глицин
и ноги тяжело накручивают одеяло
между
розовый мышонок ожил и побежал
вдоль квартиры
по плинтусу сигаретами провода
батарея центрального отопления
и мокрый снег
под теми же
раскрытыми окнами

16.03.2013

Ощущение
я тебя знаю
где-то там
внутри ватного шара
горящего
за переносицей.

Другие дороги
с правой на левую
целуются
синими загрубевшими
лохмотьями
февральских льдин-впадин.

Над супермаркетами
над окислившимися крышами
панельных хрущоб
и оврагов
и набережной над деревьями
глаза мироточат
солнечными сцеплениями.

Еще не время.
По времени
засахаренный лед
возьмет,
положит на язык –
и стают
утекая
корнями и размякшим черноземом.
Встречаются, найдя друг друга,
обнимут и узнают
заземлят.

Тут же на берегу
дискаунтеры-клоны
сняли одежды
и мнутся
в неуверенности
так ли похожи

или вообще не похожи
на тот
кругл и горяч
запечатан – запечатлен
символически
над, в
не попавшей в тираж
будто
частице бога.

20.03.2013

это те папоротники
за скамьей цвели
так глазами смотрела
варежки раскачивая
лыжную палку к подбородку прижав
мост шел медленно
иногда взлетая за проталинами
плыли дома полонезом
пока тянула сумрак-лицо
та
в сторону непонятного
и всем улыбалась
кондукторша
шалью сборилась под сиденье
не обращая внимания на вновь вошедших
вперившись
то ли в лобовое стекло,
то ли в после после вчерашнего
а та водила
лыжной палки острием по
полимерам и грязи пола
узкими розоватыми щеками
темному безразмерному пространству
без зрачков бело из-под ресниц
подавая знать куда-то наверх
плотно зажатыми
за спиной в рюкзаке к кожзаменителю
перечеркнутыми южным крестом
в складках может сценариями

15.03.2013

Мокрые флаги кидают
в пытающихся быть веселыми людей
и остывают детские пальчики
латунно глаза отравились,
иные
вдоль улиц бегут
поздравить друг друга
с днем
долгожданным днем
запечатанной коробочки.

И я бегу
по луж печатям
на конвертах мостовых
влетаю в стеклянные двери,
торможу, очарованная
несущественностью ненаписанных вещей
на треногих мольбертах.
И все же иду в лифт
намерения выскочить на предыдущем этаже
игнорирую.

Там
интеллигенции парад открывают пары-тройки
худых пересохших девушек
у парадной.
Кому парад?
извивающиеся змейки долларов на конопушках,
воткнутых прямо в яйца,
точнее полуяйца Фаберже,
и форшмак,
и книги как декорации
и декорации вместо книг.
Бегут и прыгают розовые стаканы с подносов,
хобот смычков из усилителя вылез и душит
новоиспеченным нигилизмом -
то ли мухи на мед, то ли мыши на сыр в мышеловке.

Странные дети
не пригубив, губами
новую мелодию вывожу,
где вместо рыбы протухшей головы и всего вместо -
лилия одна расцветает
но то ли -
двадцатипятиэтажек твердолобые маски.
Зачем-то смеешься,
предлагая знакомиться,
будто бы я скучаю,
но нет,
просто пытаюсь измерить
какого размера
платье-любовь шить
тоже любовь -
тротил
сколько в граммах вешать?

17.10.12

крутятся блестящие шестеренки
и четырехлистные лопасти
так единоначально
что не понимаешь
можешь ли оторваться
от точки вместо источника
и едут где-то под кумполом
на запредельных плоскостях
слышишь
согласным маршем
белые комбинезоны
по линиям шоссе
перепроизводства
турбореальности
наступают на неокрепшие
черепные коробочки
только что выбежавших
из веранд садиков
изумленно раскрыли рты
хотел бы дождик
на перилах того моста -
всосало
в огромную трубу
и унесло блеснув оцинковано фюзеляжем
на нужды земледельцев Африки
будет скорби
ниже мотор
рванул ремнем
метнулся
захлебнувшись человеческим
фактором

9.03.2013

давай убьем
под темным синим небом
в напротив крон
повышенный контроль
за лесом на ладони
вдруг по венам
но слабо все еще
пока слова
и гематомы выше
над коленкой
играют будто сливы
за щекой
когда соспели
криком в спирт
любовь
в движенья
бледных ног
к машине
с вычурным крестом

20.05.13

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah