RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

Смотрите описание переоборудование микроавтобусов в пассажирский у нас на сайте.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Александр Фролов

Морфология оркестра

03-06-2017 : редактор - Евгений Прощин





МОРФОЛОГИЯ  ОРКЕСТРА


1.


Дирижер играет:


     1)      треск дневника стаскивать молчанием,


провалиться в зуд пчелиного масла;


     2)      растаскивание по крупицам –


падали флажки отстраненностью мышиного писка;


     3)      работа в условиях словосочетания


сопряжением удаленных участков мрака.


Разбор дирижёра на составные части:


– если = 0, то:


подвешен в натюрморте меры локон


– сцена:


впростуженном – оборачиваемости осколки:


следы незаконченного силуэта медленных стоп.


– голова:


поражает не то, что всегда, арацио лопнуть


(с памяти напыления проба).


– программа состоит:


1-й акт:


кардамон включает горение марганца обесточенной жидкостью:


манекен аэродинамики слог выпрямляет.


2-й акт:


патологий сосуда не счесть наваждением обмылка,


когда ключ метель заклинает.


ненаписанные куски:


натюрморт изменением сломлен, но берцовая ось канатами стянута –


наковальня квантовых конспектов, если Гертруда не успела себя убить.


– сон дирижёра:


тиграм расправить смятые полотна,


выдувая акупунктуру палитры:


автоматизм взведения охрипшей от града местности


в степень кипящего масла.


– если > 0, то:


бурлеск кости подразумевает связывание


перфорации тела в условный ноль массы на кубический ветер зазеркалья:


– если<0, то:


эхинацеи мантия каплей в акрополь моря стихнет.


– апория:


распороты домино гобелены


медью внутреннего века.


– дирижер в парке:


высоковольтное шипение расстояния от аркады


распускающихся весен до изношенной преграды,


за которой блаженство кавалькады несозданных миров.


2.


Место соединяя:


AB:


бабочка однодневка скрупулезна обучением пятен роговицы:


BC:


пока дороги бумеранг в руке гаснет;


AC:


грубеет по мере приближения к эпицентру.


Период:


      1)      отставание в полмили газовых горелок веретено;


      2)      алебастр увядаем пунктиром цепеллина.


По степени залегания:


1-й пласт:


соскабливать элементы восковых иллюминаций


с виска буксующего времени;


2-й пласт:


кем-то рисунок вложен в карман;


3-й пласт:


между прочим, алгебру ледника


в учетной книге распушить;


4-й пласт:


намериваясь отойти к абрикосовым посадкам,


но перчатки были с дырками на пальцах.


Условия, на которых дирижёр играет:


     1)      аварийных зим муравья поиск –


это ли молнии скрип в усеченных ресурсах способности видеть?


     2)      горчицей проснуться в тяжелых сравнениях пера с пирамидой  –


пронзительный незаметного взрыв.


                                                          


 


ВОЛОКНА


 


Структура №1: сфера:


 


Горизонтальных стран владения кровли,


чернеющей от края


к центру


(сияющая пропасть, на которую, как на веретено смотрит крови пряжа – горячая: машинопись, ненайденная солдатом, очерченная по всему периметру солью),


лепестки фонаря


пускать по ветру


 


Структура № 2: арбелос:


Моментальный отход от сонных полушарий весеннего рва, тянущегося вдоль мотков сепии до полного пробуждения химер фотокамеры капающего скрытого. Метеоры чайных плантаций  – комбинации стежков по гуляющей, сложной воде штор, бегущими между взмахов крыльев позолоты и отцепленного вагона последней электрички, влекут за собой.


Структура №3: псевдосфера:


Закаленных срубов


медаль главного в обусловленности,


пейзажные хроники, ведущие к


полуночи необратимой.


 


Стальные шарики –


укороченный тоннель –


прогулки серого.


 


 


Являться в пролетающие стяги,


раскинувшие галактические скопления


мнимого почтой ломаныхремесел,


едва оформившихся, как будто


шелест


не ласкает водоросли слуха,


а только пристально смотрит,


как сети исчезают в круговороте суток.


 


Структура № 4: дикая сфера:


Развитие новых фактов.


Ромбовидное, матовое, иногда больше,


иногда меньше,


но всегда приглушенное светом


за этим проглатывающим самое себя,


почерком смотреть.


 


Вдоль падающих ножей (запись)


цифрой миража успокоить ночь снежного барса


(неоновое зернышко, гонимое ветром,


если не считать количество дней,


огненного в своем отмирании, в наскальности


стона бьющего наотмашь еще одним прибавлением.


 


 


Структура  №5: гиперсфера:


Момент


отведения гибкости периферии низа.


Закругленность за рамками палитры


седеющей моли.


Дождь не такой острый.


Сохранять траекторию трещин умаляющегося фонтана.


Словно когти запаха лейкой выпуклы –


инструментальное ненастье февраля.


Ответ ножниц первому соку.


По углам грома  расставить фигуры кричащей травы,


расширяя летное лебедя в каждой прожилке спящего.


 


Кружка, открывающая книгу.


Развитие новых фактов.


Растение несущей конструкции.


Чтобы понять другое–


ловушка для насекомых,


поверхность линзы,


пройдя которую "я"


собираются у


изголовий


мумии.


 


Развёртка:


Мята


фольги


бинтами


юпитера


сдерживает


кислоту,


давая


воде


почувствовать


близость


вулканического


смеха


андрогина.


 


Маятник стекла в созвездии Дельфинов.


Останавливает только смена климата.


 


Полноторие фактов:


                              1.      Охрана береговых линий, за которыми кормление ручного песка. Take off your skin.Неумирает. Сталь птицы. Содранных миров цинк золой встречает. Об этом – о ком? Но все же стул не до конца – ножка – рисовать на асфальте, если больше нечем.


                              2.      Вывих пламени ржавчиной луны обретается царапинами на сухом бамбука – закопченные стекла хранят азбуку вертикальных птиц. Некоторое черное незамеченное. Ватный хруст.


                              3.      Расколотым бревном кокон книги – отверстие в отсутствие – чтение: растрепанные рамки пшеничной жестикуляции – математика источника. Инженер чистого листа


                              4.      Около льда сухости – пучок к центру, раскинувший ветви игры: маски всплывали в строгом порядке.


 


Структура за горизонтом зрения: альмукантарат :


нелинейность швов в склонении пара тяжелым буксующим светом ставни ведомые пульсом рек называния в лопающихся стенках известкового пузыря пишущего своими безднами новые шрифты перейти в брод диск улицы пражского возвращения пыльные насыпи из осколков чистилищ глазниц стружка обморока лесного дыхания в местах сравнения плотности и хлора дополнениями цветущим когда под тобой рвется страховочный трос бестелесный нагрев капилляров качелей выражением осадка в движении детей по липкой мостовой загнутого полукольцом в дневнике знаком под музыку шагающего взвода когда дороги назад отрезаны стаканы полны до дна вязкого не знающего своих границ лодка отдавшая себя картонной кукле знает холод первого появления ставни открыты мать прижавшая осу к языку ребенка конверты лунной пыли


 


Структура №Х1: геоид:


 


Палаты


замедленных надписей –


знали больше положенного


(исповедьприближённых):


не удержать полотна в


разложении волнистой слякоти –


поры обучены ползущей корой в


основании плотности.


 


Украдкой зала метель


дня разбирать.


Конечность


круга.


 


Лампады зелёного спят рубашками вверх


на спинке предветрия.


Муравья по пальцам пересчитать.


Набухшие почки забора.


В бездомности колыбели


черновиком.


 


Отдельность росы


предполагает


постепенное разворачивание каскадом


кухонной


драмы.


Острая бритва


отпетой земляникой


туманна


среди ледниковой


надломленности.


 


Структура № Х20Х: гёмбёц:


 


Суффиксом мысли цепляясь за скачки,


внезапно настигающие,


когда поворачивается скальп горизонта,


и так же стремительно ускользающие


в область молчания,


где отвесна сновидений готика,


полужива – сложность лоскутных частностей,


разобранных лабиринтов,


мелькающие скрытыми ходами фигуры


в усталости играющего в


световой коллаж асфальта


(красная книга джунглей),


доведённого до крайностей,


развязывая узлы марионеточного парка,


за которым –запредельность предела:


с южного моста спектр ветра


под фасадами всех четвертей окружности смотрящего,


растекаясь, словно сок ожогом растраченной вишни –


трамплин для самоустранения плетений отзвуков


в рукаве остроты                          вселенной                            зуд.


 


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah