РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Ксения Ковшова

03-06-2021 : редактор - Владимир Коркунов







Ксения Ковшова поэтесса, музыкант, разработчик мобильных игр. Родилась в 1993 году в Екатеринбурге. Окончила Самарский государственный аэрокосмический университет. Участник третьего состава арт-группы «Поэтическая Мастерская». Публиковалась в сборнике «Поэтическая Логоцентрика» (Самара: Цирк «Олимп» + TV, 2021). Живёт в Самаре.

*   *   *

три птички
сидят на проводе,
смотрят на круги на воде

одна из них видит концентричность,
другая всеобщую презумпцию вины,
третья себя,
и все они правы,
потому что на самом деле
нет никакого «на самом деле»,
есть лишь квантовая суперпозиция птичьих взглядов
(по правде говоря,
нет даже никакого провода
и никакой воды,
но это уже совсем другая теория)

один мой знакомый музыкант
любил говорить, что жизнь есть колебания струн,
хотя и не был теоретиком астрофизики;
один мой знакомый теоретик
любил говорить, что музыка чушь,
не испытывая при этом особенных колебаний

когда же они оба, наконец, взлетали,
вибрации провода за их спинами
рождали бесконечное множество новых кругов
на бескрайней многомерной глади пространственно-временной канвы


*   *   *

Лунный диско шар бликует опасно близко,
жалюзи шинкует облако на полоски,
любопытные пальцы в улей смыслов:
твои разворошили,
мои увязли в воске,
там, где нет вариантов исхода, как такового не существует риска;
ты определенно что то украл у Шивы,
а иначе откуда всё это философское
индуистское


тишина

сны осознаны и стыкуются с явью без шва
(и хоть в этом сеттинге спать всё равно что в стиральной машине
это тоже опыт)

наши патронусы дети, зачарованные калейдоскопом

оставляем оттиски, надписи и наброски, чтобы было, чем удивить потомков,
с пониманием наступаем на все ловушки, поддаемся каждой уловке мозга
и терямся непременно в связке
как ключи

растворяются прочие,
глубже,
темнее ночи,
водовороты
не дают ни вдохнуть, ни выдохнуть,
протаскивают по всем излучинам, затягивают в пучину первопричин,
отпуская где-то у горизонта ключиц
под свеченьем чумного флага,
а потом и небо сменяется
куполом бетонного саркофага

ни победы, ни поражения
одни ничьи,
оживляешь склеенные обломки,
выдыхаешь
и рассыпаются картонки домов,
деревья молча расступаются, перешагивая ручьи,
энергоисточники движутся,
взламывая печати
запредельно близко, но
со стены исчез выключатель
веки сжались и мир как вулкан потух
не рассмотреть,
напрягаю слух
только скрип окна
и хлопки исполинских крыльев:
не иначе как птица Рух
жадно кормится с твоих рук.


*   *   *

Всё, что мы есть лишь бескрайние галактики на поверхности расширяющейся вселенной:
только б не потерять друг друга из виду.

Всё, чем нас видят лишь сгустки темной материи,
танцующие посреди улицы
в своих полупустых плащах.

Всё, чего мы хотим всё
или ничего
(но лучше всё),
чтоб как в той песне,
как на той картине,
а ещё бессмертие и мгновенную
за день до 28.

Всё, что у нас есть лишь горечь и острота момента,
необратимо проскальзывающего сквозь пальцы,
а опыт и улыбки, что мы соберем,
не удержит никакая фотография,
не увековечит никакая история,
они рассеются пылью,
чтобы вернуться в сердцевины звёзд,
из которых мы все однажды вышли.

И всё, что мы оставим после
лишь разлетающиеся фотоны
да аллеи пустых постаментов
без надписей и гравировки,
без комментариев и вандальных рисунков,
без памяти и без скорби.

Разве что если кто-нибудь
однажды зачем-то
(бог знает зачем),
стоя на берегу шторма,
решит спуститься
к самой стихии,
к самому краю воды,
то сможет увидеть
на волнорезах
едва различимые
наши
не звучные имена.


*   *   *

Переливались радужные блики,
миры как континенты дрейфовали
по выпуклым границам пузыря

заря и лодочные станции Венеции,
свинцовый меч и угольное сердце мака,
совиный глаз и
грозовое небо

о дивный новый мир,
ты не был
ни миром
и ни новым;

ты себя не выдал
случайным словом не по листу,
но обнаружил вкусом
плесени во рту
и тяжестью под солнечным сплетением, если засмеяться,

ты хрупок.
Лопнут сферы прежних симуляций
как тысячи нейтронных звёзд,
их матрицы ответят сбоем,
и всё окажется рисунком на обоях,

так новый день придет
предельно прост.
вот стол.
вот чай.
вот вечер
по-февральски длинный.
вот ветер
седые искры гонит в темноту.

железные жирафы исполины
склонили головы в порту.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона