РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Дмитрий Дедюлин

МОРДОР В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ

04-06-2021 : редактор - Юлия Тишковская





МОРДОР В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ


1

из Мордора уйти невозможно, потому что там нет кофе (куда ж я пойду – 
я ещё кофе не пил)
потому что невозможно уйти из Мордора – Мордор он навсегда – он единый
могучий и бьёт молнией из тучи – Мордор он намекает – вот ведь как
с тобою бывает – а ты не веришь мне – бедный ротозей – 
скорее зови сюда друзей и будем вместе умирать – будем
покачиваться в этой чёрной лодке на волнах неминуемой смерти
будем разевать рот и смотреть на солнце – на этого Жёлтого Цыплёнка
а он заклюёт тебя – он вырвет твои очи и отправит тебя путешествовать
к городам твоих предков – смерть от воды посреди воды
но куда бы не вели тебя твои следы – ты сперматозоид или яйцеклетка
пополняешь ушедших стройные ряды – прыгаешь как обезьяна
с ветки на ветку и если дотянешься до банана то дотянешься
до звезды


2

Мордор в твоей голове потому что уйти невозможно
из маминой спальни – ну а ты просыпаешься в мягкой траве
и ты слушаешь звон – дорогой погребальный
он плывёт над тобою в голубой вышине – он плывёт словно ангел
в голубиной лазури – ну а ты восседаешь над ним на коне
и пригубишь немного прадедовской дури и пойдёшь
вытираясь травой ключевой словно бледный архангел
что скатерти носит – но останься в траве и уйди за травой
вот о чём тебя демон безропотный просит и ты падаешь
с саблей в тугую траву – её рубишь и косишь
и таскаешь за косы но смотри – семь лимонниц лежащих
во рву – это то что на небо тебя к Богу уносит





ЛАБОРАТОРНЫЕ ДЕВЫ


я далеко не ангел и вряд ли хорош для всех поэтому в этом танке
разделанном под орех горю словно ангел Бога – податливая скамья – 
на ней имена здесь Гога был а я ни хуя поэтому этим вечером
расставленным словно смерть я понимаю что нечего глядя
на круговерть цифр и дат в этой памяти что разольётся ручьём
поэтому вы не заняты Иванычем и Фомичём а заняты только
праздником который согреет вас а также тем милым проказником
что смотрит вам млея в анфас а также тем милым бобиком
что трётся у ваших ног – поплачьте над белым гробиком
лежащим во тьме сугробиком под коим кто-то усох какая-то
галка серая иль жертва сего воронья – мышь до чего ж она белая
за нею коты стоят – не знают они сердешные чего ей пришёл
кирдык – а мышь – это девушка здешняя – и в общем с ней были
лады пока не упала во озеро – не стала ундиной стальной
и я достаю свой маузер и свой небольшой двойной чтоб
снова успеть до зачатия воздвигнуть над гробиком крест
но прошепчи про объятия Христовых стальных невест





СУДЬБА В КЛЮВЕ ВОСТОЧНОГО ПОПУГАЯ – 
ПТИЦЫ ОДИНОКОЙ И ВЕРНОЙ



нет такого писателя как Дмитрий Дедюлин – меня дубинками
прогнали с пьедестала, бросили в толпу размалёванных статистов
я остановился прикурить у какого-то огромного мужика – он плясал
комаринского и шевелил растопыренными пальцами левой руки
он остановился чтобы дать мне прикурить а потом дальше пошёл
плясать под разухабистую музыку – смесь шансона и пионерской песни
а я пошёл между шатрами ярмарки искать своё счастье – вот щас найду
одинокого шарманщика – он протянет корзинку с завёрнутыми записками
своему попугаю и я узнаю свою судьбу – судьбу одинокого Птолемея
наблюдающего за звёздами с вершины самой высокой пирамиды
а потом удобного устроившегося возле своей гробницы, отхлёбывающего
из фляги греческого вина и поющего песню об отряде спартанцев
идущем в дальний поход – в Персеиду чтобы встретиться с воинами
Дария и ударив копьями в их щиты опрокинуть их строй смешать его
пусть спасаются бегством и пусть слава лакедемонян растёт – пусть
эти греческие волки рыщут по богатому полуострову набирая добычу
а потом везут домой ткани, вино в амфорах и несколько талантов
золота и серебра чтобы не пропасть в годину бедствий и несчастий
вырулить кормовым веслом – пусть парус не сорвала буря – он поможет
отыскать дорогу домой наполнясь восточным ветром – этим другом всех
странников идущих верным курсом под сень родных оливковых рощ
чтобы лежать под деревом с веткою мирта и смотреть на голубой
на синеющий на мирный и глубокий крутой небосклон дорогой Аркадии
где же лакедемонянам отдыхать от походов





В ЧУДОВИЩНОЙ ПРОВИНЦИИ – В ГЛУБИНЕ ПЬЯНОГО
КОСМОСА НА КРАЮ ВСЕЛЕННОЙ



на машине с полицейской или спортивной окраской мы ехали в Уорвич
в Уорвиче нас ждал детский сад дети коего должны были сыграть
в детской пьесе «Фея и семь осьминогов» но они не сыграли
в этой пьесе так как мы не доехали до Уорвича – мы застряли
в пабе называвшемся «Чудеса жизни» причём Санта изображал
эти чудеса извиваясь как осьминог пока нам наливали ещё одну
пинту пива а Клаус играл на гитаре и пел песню «Моя гитара
тихо плачет…» пока фея – мисс Розалинда не станцевала канкан
на заблёванной стойке этого деревенского бара в штате Коннектикут
или Айдахо – это не важно как не важно какая погода стояла
во дворе так как все мы были веселы пьяны и потрясали дотоле
спрятанным оружием – пластиковым пистолетом-пулемётом
приготовленным для лучшего исполнителя роли осьминога
а мисс Розалинда трясла бубном припасённым для лучшей феи
на всём Восточном побережье или где там ещё где бродят коровы
и одинокий пастух щёлкает бичом или стоматолог округа едет
на своей машине на выставку-ярмарку стоматологических изделий
в городок Гринвич что на юге штата Миссисипи а может быть и
на Луне или в каком другом богоспасаемом месте нашей увенчанной
золотыми изделиями Галактике – лучшей девушки среди туманностей
нашей Вселенной





АЛЫЕ РАССВЕТЫ НАШИХ СИНИХ ПАЛЕСТИН


«водку пьют только аристократы или дегенераты» – сказала ты
и я удивился новой мысли – ты умеешь мыслить и я
пошёл пить водку – по утрам я дегенерат а вечером аристократ
я угощаю всех своих друзей – я подливаю им в бокалы
я хлопаю их по плечу и прошу их ещё раз спеть эту замечательную
песню а утром я дегенерат – я ни на кого не смотрю
я прячу свои глаза – эту тысячелетнюю усталость которая 
вопит во мне и ломает каждую клетку каждую чёрточку
моего «я» но я всё равно буду просыпаться на серой кухне – 
ни пьян ни трезв и смотреть в глаза рассвету ожидая от него
чуда а чудо войдёт неслышно в комнату и остановится у моего
стола но никто его не услышит и тогда оно уйдёт так же неслышно
как и пришло и некому будет остановить его – некому будет
прошептать на прощанье ему: «прости» и оно уйдёт и закат
погаснет и чёрная холодная ночь опустится на стогны города
а я буду смотреть на городские фонари и ждать чуда потому
что чудо приходит иногда чтобы неслышно уйти и оставить
нам несколько несмятых неизуродованных улыбок на рассвете
не изуродованных болью отчаянием и той пустотой которая
одна знает как найти нас и она остаётся в нас и мы плывём как
пустотелые облака на рассвете чтобы вернуться в страну
наших грёз и увидеть – да плюшевый медвежонок так же 
спит на подушке так же горит лампа в одинокой детской
и так же мать укладывает детей спать торопя их и говоря
им что если они не лягут сейчас они не увидят эти сладкие
сны о золотом рассвете обрушившемся всей своей пустотой
в наше безумное детство





* * *


привет тебе от всех бакланов, моя прекрасная звезда, не строй пожалуйста ты
планов – ты не увидишь никогда ни дно погасшего колодца, ни берег моря – 
чем он жив – он собирается бороться – смотри волну несёт прилив
и на перроне многих станций скитается и ждёт его в тени лимонов и акаций
одно простое волшебство – оно как маятник даётся – оно как меч и нож разит
и словно тень оно смеётся и над планетою летит оно вздыхает словно
Ленин – великолепия стада – пасутся мирные тюлени и в небесах горит
звезда которая как камень льётся – её впускаешь не простив и словно
в песенке поётся – её изысканный мотив вдруг прикоснётся в этой тени – 
звезда впускает Ильича и опускаясь на колени во тьме животные рычат
звезда спускается расстаться – вот так бывает навсегда когда Америка чьё
братство все признавали господа возносится подобно вою – о чем рыдаешь
ты – скажи? и тает парусник над морем и бьются на море моржи
под золотой луной все зори теряют нужные слова – зелёный берег
с морем спорит – находит на море привал сгорая гордое сиротство – 
на небе ровная бразда но то что памятью даётся и то что с неба
снова льётся и тает – редкая звезда





О БЕЗОБРАЗНОМ МИРЕ ПОПУГАЕВ


когда я учился в нашем безобразном университете я изучал психологию
попугаев – попугаи это одинокие птицы которые сидят в клетках
и позволяют делать с собой всё что угодно – они повторяют всё
что они слышат – это ли не путь в Валгаллу для храброго попугая
наследника своих десятин и отпрыска отеческого рода – храброго 
Портняжки среди пернатых – попугаи закрывают глаза и видят себя на ветке
или на лиане – как они покачиваются и поют песни которые придумали
не они – а они повторяют их, они смакуют каждое слово и в глубине
их сознания загорается белый колокол который бьёт их – шатун языка
раскачивается прямо в их мире – в том мире который находится за черепной
костью, за перьями, за глазом, за крепким клювом, за яблоком глаза его,
за райком и зрачком – и колокол бьёт со всей дури а потом затихает
только беззвучно раскачивается – по ком звонит колокол – 
он звонит по тебе





НОЧЬ


овчарка которая укусила меня умерла память во мне
воздвигли и день становится ясным – спроси у друга – о чём? – 
как его дела – и тень подползёт к лицу и станет вдруг небо
красным

тень, уходи в голубиный рай – там где тебя не ждут
там где тебе не верят – с ясенями и тополями играй
пусть их дорогая ровная – на ней не закрыты двери

и пусть твой большой котёл окажется медным котлом
в нём тебя окружили и взяли на расстояньи
и поставили под нужным углом
и ты стоишь словно белый аист и просишь на пропитанье

белое белое небо, тебя на мгновенье позволь
снова спросить о чём-то чему не знаешь названье
так замирает в голодной груди алкоголь
а к телу безумную зависть питает моё сознанье

слава – бездомная слава, скитается по углам
был мой вечер нелепым а ночь была прохладной
делим безумную силу ровно напополам – 
вечер останется телу а ночь будет скатертью ватной





ЛЮБИМОЕ ТЕЛО ОГРОМНОЙ ЛУНЫ


я был в форме – в форме ангельского дьявола парящего над толпой
с изогнутым мечом в руке я наблюдал как они унывают
как волшебное знание начинает казаться им зраком луны
как тени Ильича и чучундры ползут по позлащённой стене
и как спрятанный квач манит их всех за собой – они ищут 
его в кустах растущих неподалёку от коттеджа где жила Мэрилин
Монро и президент Кеннеди играет в сквош переодевшись
в белое платье медсестры Амелии наблюдающей за своим постояльцем
в цейсовский бинокль моряка Третьего Военно-Морского Флота США
вплотную подошедшего к нашим пределам и курсирующим
между нашей планетой и дорогой звездой Антарес – истинным
обиталищем переодетых богов Третьего Рейха – пока босс
играет на трубе Босх одевает себя и ложится спать





О БЕНЕФИЦИАРЕ 


луна Саши Соколова сделана в Гамбурге и нам
никогда не совершить этого бумажного путешествия
не добраться до Гамбурга ни вплавь, ни в яви, ни во сне
потому что эта луна качается как маятник в старинных
часах а автор выглядывает из-за альбома 19-го века
с засушенными розами написанного барышней под диктовку
маменьки – вот так и Саша писал под диктовку маменьки выводя
старательным круглым почерком: «я люблю своё Отечество,
птица – роза, ангел – сундук, родиться надо непреложно
и ложась спать закрывай ставни на шесть засовов а то лютый
ворог просочится сквозь них струйкой холодного воздуха
и задует свечу вокруг которой только и летать бабочкам
нашей любви рождённым на сенокосе на заливном лугу
в имении барчука Набокова – большого проныры проникшего
сквозь тайны луны к арифметическому космосу старика Архимеда…»





ЗОЯ


Зоя Космодемьянская – это родимое пятно советского человека
Зоя режет торт, наливает чай и клянётся в своей любви товарищу Ленину
клянётся в своей верности товарищу Сталину
она протягивает им руки – верная комсомолка, девушка X
зябнущая – её плечи укрыты шалью а руки её холодны
она зябнет потому что дыхание космоса окутывает её
с ног до головы и жёлтые звёзды мигают ей – усопшей воительнице
Белуджистана потрясшей современную Индию своим подвигом
и своим платьем цвета утренней зари надетым в канун
её семнадцатилетия – она ещё поправляла белую розу в своих 
волосах и шла с окровавленным факелом к сипаям
чтобы взорвать пороховой погреб и взлететь на небеса
к великому Аллаху – покровителю всех бедных и несчастных
затерянных в Его империи для того чтобы растаять в отражениях
Его зеркал спрятанных в самых укромных уголках Его сада
и задрапированных тканями от мерзких иноверцев –
Аллах с ними на вечные времена





В ОБЪЯТЬЯХ ЛЮБВИ


Нил Янг Сигурдссон – шведский кладовщик хранящий
у себя головку селезня, стеклянные бусы и перочинный ножик
отца Иакова который боролся с Богом и почикал этим
ножиком Вседержителя – а так всё в порядке – голубая луна
плывёт в атласном лоне вод, старьёвщик заводит свою
порыжелую от времени шарманку и белый огонь
по-прежнему опускается в глубину лета чтобы
завершить его достойным образом а именно – показать
этим мелким крабам как лучше спрятать свою еду
чтобы избегла она прилива и хищного ока человека – 
вездесущей твари обитающей в неизмеримых глубинах
нашей Вселенной и тачающей свой сапог – там на завалинке,
мурлыкая про себя песню и пряча лицо под широким 
козырьком сатиновой кепки





ЯКОБЫ О ПИСАТЕЛЕ


Сорокин принят по внелитературным обстоятельствам судьбы и личным
особенностям письма – мой дорогой писатель пишет романы и рассказы
а тем временем тучи собираются над Россией – хлещет дождь
и граждане бегут омываемые этими струями перескакивая через лужи
и сочиняя танку или хокку в мессенджере или вайбере: «я позвоню тебе
позже. на улице сильный ливень» или «приготовь мне ужин. я промок до
нитки» а облака плывут над Москвой-рекой и над старым Кремлём
и белое солнце никак не хочет заходить и только один «пароход-ресторан» – 
фактически катер плывёт по реке и оттуда доносится ресторанная музыка:
Гарик Сукачёв или Лариса Долина или ни с того ни с сего Ёлка
и дети и их родители пляшут – первые отвязно вторые вальяжно
а вода в реке катится и уходит в родимые палестины там где запах
рощ, одинокие поезда с товарняком и жёлтая звезда смотрящая
прямо в окно твоего дома
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона