RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
ADV

http://danila-print.ru/ услуги оперативной полиграфии в Москве.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Влад Гагин

Несколько встреч

09-06-2016 : редактор - Женя Риц





*

красивее всего остального
синий поезд последний почти
из туннеля успевший учти
невозможность прикосновения
или встреча без основания
плавание на ветру
не вернусь не вернусь разотру
нечто болезненное внутри

и позже на следующий день
уже в междугороднем
на верхней полке камнем
слышать их песни лететь
через множественные осколки
родины камнем на верхней полке

нервы нервы на стене подвижная тень
рвётся рвётся последняя ткань

*

Сыновья и дочери уходили
на первую или третью — сбились со счёта —
медиа-войну. Никто не плакал, никто
не заполнял душные вагонетки,
не смотрел в глаза обезьяне. Все эти
прелести остались в прошлом.
Однако любой,
кто облачается в плащик ip-протокола,
мог без всякой обезьяны уловить:
что-то произошло.
Потом, конечно, всё перемешалось,
и такие понятия, как «прошлое», «будущее»,
перестали что-либо означать.
Теперь каждый порядочный гражданин
должен выучить несколько простых правил:
1) война происходит в виде фона,
настроения,
размазанного по складке повседневности;
2) «война» неделима — если
где-то взрываются бомбы,
ты узнаешь об этом одним из первых;
3) мало кто может назвать место, в котором
гиперреальность снова
прорвётся, и радио замолчит

так что всякий раз, когда мы радостно
пьём в наших новостройках
(на самой что ни на есть окраине мира),
наслаждаемся развалинами пейзажа или
пытаемся любить друг друга, —
спохватываемся,
вздрагиваем и вспоминаем,
что война происходит, и мы
представляем, на что мы идём.

*

может чаще кататься сиреневой веткой
чаще звенеть сиренью в сторону леса
дрейфовать нелюдимой подлодкой
мимо пристани нужной мимо
                              хорошего мыса

и так далее; раньше хотелось
встретить кого-то на сломе сиреневой ветки
где цветёт орхидея дремучего рока
или плачет афганец

ты же только отметина, татуировка
на коллективном и без того
                           искорёженном теле
самого себя приглашаешь на танец

ищешь свои же глаза

веткой сирени тихонько плутать в сторону леса
тонкие мускулы тонкие тросы
напрягаются плыть в темноту
положи на глаза мне монету     да нет, не ту


Два стихотворения

1.


расскажи о том как бессмысленно
ловить эту птичку
в тёмной комнате новых медиа

прорываться через мерцание
и опять

всё равно что плясать
под грустную музыку как тогда
да и музыка ли

или июльской ночью по пустому
переходу

не поймаешь не поймаешь

прорываться через мерцание
синтетика
новостной повестки рваный лоскут

ладно, бежали вы
по этой аллее летом выпускного года
держались за руки ну и что

все забыли ты забыл

шаришь руками не знаешь какого
цвета шум ищешь внутри

в принципе это письмо
очень похоже на то которое раньше

только

в принципе этот метод письма
а ещё

птичка очень красивая
(кажется; память; разговоры)
от этого никуда не деться

слепо шарить среди серого цвета
но

2.

этого не было зато было нечто другое

Кронштадт и кормление чаек

рифма добавляет декоративности
дикорастущая песенка затихает

этого не было было другое

но я так люблю слышать эхо
вертикальные связи
статуарные позы

да, несколько хороших дней происходило
с вами или без с тобой или без

или ночью в парке им. Горького

всё же нужно сохранить напряжение
словно стоишь в тесноте хотя
и другие части

и после уже с утра

если в заляпанное окно
как будто та склейка снова возможна

Не-е сообщество

память на выходе из парадной
курили разглядывал церковь
недостроенную и вредный
дым растворялся в холодном
воздухе марта
о чём говорят эти двое трое
о чём эта память весенняя и ночная
наша и одновременно ничья
постепенно стирая
пробелы тонкие промежутки
как бы запихивая всех четверых
в единый голос ветра порыв
«ты дверью хлопнула снова»

*

и тогда я сказал себе: никаких отсылок к творчеству
современных поэтов никаких имён или признаний в любви

это были дни какого-то пустого страдания
мельтешения вокруг мебели бедный кот так напугался
дни слёз Саши дни «с поддельной страницы следить за тобой»
почему ты заходишь на их страницы
когда перестанешь зачем тебе всё это нужно

почему она на четвёртом месте вы же/ почти не говорите

на этот раз

просто верность событию истины, Саша
в которую никто не верит даже другой человек

помнишь я рассказывал тебе о том случае вернее
о нескольких эпизодах

во время каникул я возвращался
в родной город авиакомпания
поздно ночью всегда ночью
и седая голова отца мелькает среди встречающих

эти дни пустого страдания закончились резко позже я расскажу

отец уже вызвал такси отец
спрашивает, как там погода в Питере
ни одной встречной машины, только свет фонарей то и дело
оказывался внутри водитель всегда молчит

здесь должна была быть метафора/ длительного блуждания
иногда нужны запятые иногда нет и слово «время»

<какая уж тут речь, детка>

я распрямился под случайную песню группы «Аукцыон»
просто собрал себя по частям, как трансформер
биоробот «сгоревшее сердце» продолжает набирать сообщение
нужно, чтобы мышцы напряглись, потому что

будет смерть будет и песня
budut novie pis’ma tebe но ты
меня не поймаешь врасплох врасплох я собираю слова
это всё не просто так, папа          погода не очень
кажется, они всегда в меня верили эти дни
пустого страдания закончились — я сказал
никаких отсылок к любви современных поэтов никаких имён

нет мама ты совсем не изменилась

*

как говорить о радости говорить о травме
через весну войны влюблённое скачет отребье
как говорить о трамвае который мимо
говорить о тайне о которой необходимо
как говорить о травме войны на которой не был
в школьном дворе как говорить срубленный тополь
изо рта бы посыпалась чёрная прибыль
а не слова
впрочем влюблённое наше отребье мимо
всполохов этой войны что рассказать не помню
память похожа на срубленный тополь
в школьном дворе то ли было а то ли
всполохи этой войны чаще видны с экрана
но как говорить о боли немного странно
как будто нечестно как будто качество боли
испытанной тополем не соответствует что ли
этой или иной войне и вместо весны война
этой или иной войне но вместо войны весна

Московские записи

1.

Любое движение неуместно,
ни с того ни с сего включается перемотка;
дорогое лицо за миг до разрыва
плёнки покажется где-нибудь слева.

2.

Душное утро, в потёмках плывёшь
к фильтру с водой, благодатная кухня
принимает путника, пленника пут
морфеевых, — синие волны.

3.

Неважно, какое лицо, неважно,
какая на этих людях одежда.
Если что и осталось от детства,

стянуто в узел молчания.

4.

(Эту тугую зону молчания,
расположенную то ли с краю, то ли
в самом сердце структуры субъекта,
многие принимают за
неуверенность,           неловкость или
               лёгкую форму аутизма.)

5.

Кто отвечал за монтаж в этом фильме, Миша?
Что же ты мнёшься, мямлишься на пороге?

В темноту социальной сети
я выкрикивал грустное имя.

6.

В темноту социальной сети
я выкрикивал грустное имя
никакая Марья никакого Ивана
                              сразу притих

тр и птих или трипт и х
Фр. Бэкона в прошлом году в Эрмитаже
напоминает — но что?

7.

Отпирается тайный засов,
человек осторожно шагает на зов;
хорошо и страшно, страшно и хорошо —
не произношу и тут же
                              произношу.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah