RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Николай Звягинцев

Гипсовые головы

14-06-2007 : редактор - Данил Файзов





ДОРИФОР. Досада.

Открой окно, возьми, почувствуй.
Смотри – вот небо на веревке,
Смотри – художник на веревке,
Но скоро кончится веревка,
Тогда кого мы позовем,
Отчистим, вызволим, отмоем
От крови, семени и воска,
Оставим только запах пепла.
Налево будет виа Корсо,
Направо – виа Бабуино.
Бывает в жизни мало соли,
А наши призрачные деньги –
Они пока ещё не пахнут.
Давай сожжем наш чудный город.
Они что люди и актеры
Узнают только на пожаре.


АПОКСИОМЕН. Неуверенность.

Мы с тобою в церкви Святого Николая,
В ее алтарной части твоя голова.
А тело, что заковано в масляные латы,
В мелкий песок и некрупные слова,

Находится поодаль, но даже очень близко,
Каких-то метров двести до входа в Сандуны.
Там любой прохожий, ищущий прописку,
С улицы найдет и ширины, и глубины.

Здесь же, как в багажнике, место для запаски
На углу Рождественки без голоса и дна.
В городе Москве особенно опасна
При грехопадении эта сторона.

Только твой соперник – никогда не будет
Он тебя расспрашивать, по крайней мере вслух,
Все ли, когда падают, радостные люди,
Как парашютисты или Вини-Пух.

И – поехали:

Остання неможлива спiлка,
Непарный стираный носок.
А в голове моей опилки,
А в голове моей песок.


АФРОДИТА. Предчувствие.

В городе между мужчинами, женщинами и домами,
Где-то среди романа, когда мы уже легли,
Я вспомнил про ассигнацию в сотню немецких марок,
Которую я обменивал на ельцинские рубли.

На денежке Клара Шуман с породистыми глазами.
Купюра делает линии, как делает арбалет.
Если вертеть бумажку, куда они исчезают?
Такая милая дама, ей запросто двадцать лет.

Серый учебный гипс содержит светлые сколы.
Лето может вернуться, длиться ночь напролет.
На личном досмотре в Шарике бывало и не такое –
Разделся с чужой подружкой и голыми в самолет.


ЦЕЗАРЬ. Одиночество.

Когда его хоронили, я девушку провожал.
И всё было оцеплено от Кузнецкого до Площади Революции.
Мы шли вдоль цепочки солдат внутренних войск
И я чувствовал, что все они сильно возбуждены.
А она говорит: «Я – это лучшее, что они видели за сегодняшний день».
И ещё: «Почему такие грязные стекла в нашей прекрасной стране?
Я видела фотку – там убийца Кеннеди с женой Мариной, такая минская девочка.
Как известно, Минск, сильно разрушенный во время войны,
Спроектировал и отстроил один московский еврей, забыла его фамилию».
Я знал, что архитектора звали Лангман, он много чего построил.
Из-под рук его и других империя расползлась
В чьи-то пустые глазницы, в старые песни о главном.
Я знаю, на Украине есть Оранжевая Королева,
А ещё я когда-то читал про Зелёного Короля.


ДИАДУМЕН. Ревность.

У ощущения есть остаток,
Когда их много, а нам нельзя.
Смотри, по полю проходит sator,
Кидают зерна твои друзья.

Они сегодня подледным ловом
Впервые в жизни увлечены,
А ты стоишь на опушке слова,
Не замечая всех остальных,

Ни минус бабки, аржан, пенёндзы,
Ни плюс вина, коньяка, травы,
Ни рук и бедер текущей бронзы,
Ни даже гипсовой головы.


АНТИНОЙ. Красота.

500 лейтенантов сидят за забором, на всё, что увидят, кладут с прибором.
14 жен, 308 подружек, 100 коробков и 1000 кружек.
2000 звезд и 500 лысин, 145 неотправленных писем,
Отправлены 300, где-то висят. Пошли на подтирку 150.
41 заболел желтухой, 1 потерял присутствие духа,
2 пропали – пьяная ссора, в Афган полетело 440.
Красота спасает, стоит позвать. Следующим утром там же опять

500 лейтенантов сидят за забором, учат уставы, молча и хором.
500 молодых и красивых лиц, 500 хуёв и 1000 яиц.
120 Наташ и 43 Вали, в которых эти хуи побывали,
70 Оль, 53 Светы, по 3 Сабины, Инги, Иветты.
Из 105 осчастливленных Кать верны своим мальчикам 75.
5 лейтенантов - под трибунал, 1 убежал, но патруль догнал,
В Афган - 475. Следующим утром там же опять

500 лейтенантов сидят за забором, 200 знакомых между собою.
125 московских квартир, 2100 кого навестить,
204 места в общаге, 600 колёс на педальной тяге.
400 в детстве не пили брома, страх у каждого 22-го,
Ровно 500 молодых историй про грудь от 1-го до 6-го.
470 пива хотят. Из них в Афган сегодня летят
3 борта по 145. Следующим утром там же опять

500 лейтенантов.
Сидят за забором.



И обещанный бонус – голова Курчатова на площади Курчатова. Не гипсовая, но всё-таки.

КУРЧАТОВ. Уверенность.

Спасибо,
Лаврентий
Павлович.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah