Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Сергей Данюшин

Угла в перископ

17-06-2017 : редактор - Женя Риц







К низшей мере говорят приговаривается
Говорит говорят и показывает
Гитлер гитлер гой еси корея северная
А я маленький шире стремени


* * *


У природы есть плохой погоды
вариаций где-то сорок пять
И в любую мирные народы
И в любую сладко убивать
А когда настало что-то вроде
коммунизма или как там бишь
в легендарном городе Воронеж
родилась застенчивая мышь


* * *


Люди с хорошими лицами
С песней по Мордору шли
Вдруг набежала полиция
Вдруг прилетели люли

Все им не то чтоб сочувствуют
Всем в общем как-то никак
Хрен разберешь душу русскую
Жалко бездомных собак


* * *


Перед самым закрытием сходил на эту выставку.
Я давно хотел её увидеть, увидеть эту выставку. Это ретроспектива.
Тем временем главная героиня, психиатр, проникает
в сознание серийного убийцы,
находящегося в коме.
А я хожу по выставочному залу,
молчалив и спокоен.
Ну не совсем спокоен – думаю,
что у нас в городе N с электронными сигаретами.
Есть ли магазины приличные? Чтобы ценник не сильно задранный?
С продавцами приветливыми и в предмете разбирающимися?
С надеждой на лучшую жизнь: ну, здоровее не стану, так хоть денег
сэкономлю.
Будет чуть больше денег на бухло и рыбную ловлю.
А то, знаете, недешевое удовольствие эта рыбалка.
А деньги, ну с ними всё понятно, это у пчёлки жалко.
«У собачки болит», – вот ведь не жалко ж суке собачку.
Тем временем героиня выясняет, что орудует не маньяк, а маньячка.
Женщин-маньяков примерно один-два процента от общего количество психов.
Но я теперь вообще всех женщин боюсь и хожу по залу музейному тихо.
Это ретроспектива.
Всё хорошо и красиво.
Правда, говорят, где-то ледокол застрял во льдах. Но ледокол – это сила.
Поднатужится и прорвётся. А то, знаете ли, где тонко,
там и змей заведётся.
Хоть во льду, хоть в аду.
Милая, жди меня, я обязательно принесу беду.


* * *


Грека в руку сунул сон:
выросла берёза.
Я лежу в тебя влюблён,
мёртвый как заноза.

За широкою спиной
две спины поуже.
Не возляжешь в гроб со мной
при живом-то муже.


* * *


Жизнеутверждающее
табло ожидания
в московской Domino's Pizza.

Who's up next?
Тимур В ПЕЧИ
Борис В ПЕЧИ


На языке вертелось: «Иосиф
Александрович». Но
решил не выпендриваться,
назвался Мойшей.

Мойша В ПЕЧИ

Конечно, вбили.
На кассе и на кухне
таджики. Им как-то
вообще всё равно.
В отличие от тебя,
фашиста, для них
Мойша – нормальное русское имя.


* * *


Обвязались девки трауром
и по травушке пошли.
Под травой подземный траулер,
боцман в ём из-под земли
девок тщательно разглядывал
с непристойного угла
в перископ. Но вид не радовал.
Видно, молодость прошла.





blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り