РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Александр Маниченко

раёк для женщин

16-06-2010 : редактор - Андрей Черкасов





САД (мистерия)

нежные мертвецы хрупкие косточки
этот старик смотрит на них и знает слишком много
его надо заткнуть
пока не разболтал государственную тайну


---

смерть нежна ночь ещё нежней
соловьи тихие о её любви о её
розы вянут о её любви о её касаниях
о её тонких пальцах
            холодных взглядах
               медленных признаниях

---

земля:
            мне холодно приходи ложись
            обнимай
            расскажи мне сказку а то темно
            и такая ночь


---

мои любимые трупы встают
тянут руки ко мне идут
смотрят в глаза и лгут
туда где такая тишь
и розы
и соловьи

---

мёртвая невеста:
                  мухи в моём саду в моей голове
                  рой мушиный жужжит
                  приходи ко мне ложись в траве
                  видишь как мир дрожит


***

в золотом воздухе в воздухе золотом
не голова не боль но жжение бьёт крылом
прозрачные пузырьки и цветной цветок
всё что видишь когда ты закрыл когда ты ослеп когда ты уснул
ты непрозрачный шмель мир уловил тебя в свой янтарь

всё равно вот этого не боись
а то оно превращает твою жизнь
в густую шмелиную смерть зима усаживается тебе на грудь
весна усаживается в твоей груди не шевельнуть ни плечом ни крылом
в смертном воздухе в жарком воздухе золотом

другая Медея

каменный или песчаный берег
конечно совсем не север
юг сломанный компас ведёт шумит
медея истинная всегда сидит
___

красотка любила героя
красотка кидалась в воду
останься она просила
чёрное море синее
___

медея сидящая на берегу в косы заплетает свою красу
снимает корону чёрных волос бросает в чёрное море
встаёт уходит к себе домой её имя птицы делят несут
уносят хочет зваться марией или селестой только бы всё другое

идёт через огород и приходит в дом
яблоко по пути сорвав и надкусив его
какое-то время смотрит в окно
это тёмное ожидание не идёт за ней по пятам

но ветер приносит запах и всё замирает в ней
имя не отпускает память не даёт умереть
третья медея поёт за окном в саду
царица беженка террористка глупый розовый какаду

королева метро

поезда жестокие улыбаются
это я их учила
чьи там глаза говорят голоса горят
какие потусторонние силы
осторожно зазор
за белой чертой край
чтобы поезд тебя не съел
не заступай
_

блошиный рынок измайловский парк
эскалатор взорванный партизаном
туннель в слепоте в тумане
покидает поезд сквозь материнский мрак
я его звала но не дозвалась
пойду в воскресенье продавать что осталось
обойду все прилавки перерою базар пока не устану
и ничего не найду потеряю остатки разума и волос
_

из подземного жерла из чрева моей маман
мёртвый поезд изрекает чёрный огонь изрыгает сам
себя как с часу ночи арендует подземку ад
половина мира в тонах нуар
и я злой дух недвижный среди темноты и стен
корневище системы поездов московский метрополитен
_

Я обезумела. Я одна.
С горя пойду напьюся вина.
Голова ещё не седа,
Но я видела мёртвые поезда,
Видела, как живые вчера
Быть перестали с утра.
Вокруг меня голоса голоса
Голоса голоса голоса
Выйду ль на улицу простоволосая
Лягу ли тихо в кровать
Всё равно буду безмозглая
Королева метро, бомжей чертей подземельных мать.

***

офелия лежит на сонном поле
офелия лежит на тёмном склоне
офелия лежит на тихом море
офелия не ощущает боли
здесь может быть любое слово кроме


я девушка красивая из книжки
я девушка красивая и с книжкой
меня вчера жестокие мальчишки
смеяся в нашей речке утопили
красивая и мёртвая я пела:

«равнины Зельды покрывают маки
чернее ночи злобные цветы
все люди умерли как бедные собаки
все люди умерли от ядерной зимы
и проросли голодные цветы»

наш город – город братовой любви
все люди в нём цари и короли
война и революция прошли
лишь я плыву в могиле как в реке
и слово доброе держу в своей руке

(последняя песня)

                                    Угадай, какой для тебя подарок,
                                    Что у меня в руке?
                                    Льдинка, птица, воздушный шарик,
                                    Смерть,
                                    Как таблетка,
                                    Под языком.



Девочка ехала в метро от одной Москвы до другой Москвы,
держала в руке свёрнутую небрежно боль.
Мы смотрели с тобой друг на друга и плакали от тоски.
Девочка пела, мы все слышали её вой:

«Леониды в августе не падут.
Отменяется страшный суд.
Вся москва идёт в долгий поход,
Ничего не боится её народ.»

Девочка из ниоткуда смотрела между нами в точку,
проклинала пространство, называла нас последними дураками,
а потом протянула нам руку, и мы увидели точно
новый мир ужасный своими собственными глазами.

«Айда скорее играть в войну
Я буду возлюбленная. Сестра,
Подайте яду, шоб я умру.
Мне так не хочется умирать.»

Её песня въелась и стала частью, потому что была про нас.
Мы вышли на улицу, пока из воздуха и из памяти она стиралась,
мы ещё жили долго и счастливо, не зная, что в этот час,
пока мы смотрели на неё, половина каждого из нас отмирала.

«Что угодно, но не войнушку –
Ничего взаправду, всё понарошку.
С нами будет в этой книжке/игрушке
Кто-то третий. Страшный. Хороший.»
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона