RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

спойлеры

15-08-2009







-------------------------------------
1. грезы
2. гремучие поля
3. дело кварца
4. макушкой назад
5. срам остыл
6. на красивой лошади
7. ничего любимого
8. свой лепет
9. великая одышка
10. полоса смыкается
11. спойлеры
12. придет поди утешение

-------------------------------------


грезы


1.

грезы проворные чащи
щекот грудной шевелить и проращивать
кладезь моих дых
кладезь моих лих
выпихнуть выдохом вышвырнуть ворохом
полыхнет огневой чих
прикупил абонемент на похороны

сам лежит рыхл


2.

грезы проворные чащи
видеться бы реже
сместился в сторону носовой хрящик
семь раз примерит потом опешит

потому как все вокруг грешные а он думает что безгрешен
думает что разряжен воздух висит на нем коршун
в клюве перо свое еле держит


3.

грезы проворные чащи
заблудившиеся пляшут
а чего нам было еще делать
выжившая шипела

дико глядела по сторонам жевала палец
до такой степени мертвая что невозможно сжалиться
невозможно дотронуться до нее
страшно глядеть
как душа гниет


4.

грезы проворные чащи
непонятно что дальше тащит
вроде надо бы остановиться
дальше дальше в такие кущи
что уже никак не ощетиниться не углубиться
тащит тащит

без защиты без очищающего плача


5.

грезы проворные чащи
варианты ящериц
без него легче без него сложнее на поворотах
результаты тщетны

обмотан обглодан


6.

грезы проворные чащи
от испуга свернулся в кулачик
упирает колени свои в подбородок

так по жизни меток
а так - ублюдок




гремучие поля


1.


Выйдем однажды из гремучих полей. И расскажем. Поднебесная
почва стынет одной из ее кровей.

Нагоняет страху, а мы в ней ляжем.

И велела мельница не держать обзор. Говорила мельница
сокрушить узор. Вытянуть все паутинки, дернуть
за нужные нити.

Царь горы, победившийся повелитель - глядит и видит,
как ничтожно каждое
из событий.


2.

Шлейф дрожит, руки делают. Зачищают
до самого белого.

У него в глазу шестеренка, за ней - экстаз. Раз за разом
повторяется этот раз.

И никому, ни стены не видящим, ни стоящим ровно
не удобно.

Раcстаются кроваво, но полюбовно.


3.

Золотые уши, платиновые беруши. Пробивает стальное
снаружи.

Либо жить и рушить, либо стыть, охранять и хихикая наклонять голову
набок.

Без уютных прививок, без вынужденных поправок. Прижать и лежать,
они пробуют, мы их душим. За свое добро,
через голову кувырок
пусть попробуют говорить, мы заглушим.


4.

Говорящее на все волны море омывает ноги. Если долго стоять то
остаться его притоком. Так река образуется, сначала куда впадать
а потом докопаться до родника.

Если наоборот, то это неправильная не настоящая
река.


5.

Кто проживет сколько, у кого закончатся все пульки. Цели,
как жестянки в тире - тратишь, а их выставляют обратно.

Оглянулся, а цели стоят.

Неприятно.


6.

Роженицы тужатся, ты берешь. Беспомощная,
послеродовая дрожь. Омоют, погладят и поцелуют.

Ничего не понимаешь, картинка выправится. Вдруг охуеешь,
и оживешь.

Выжженная страна, ты лучшую
нарисуешь.



7.

Из гремучих полей, в обставленную колею. Этот будет
первый из всех приютов, в котором лишь я да ю.

И нисколечко, не хотя, не испытывая внутренние зазоры, посмотреть,
как внешние шестеренки громят узоры.

Настоящие беспризорные, золотые тиски и сдавленные
кругозоры.

Все последнее яркое отдают.





дело кварца


1.

Нет, ну правда, припозднились. А во что вылилось. Разевая
рот он идет во ось.
И заглатывая выбивает позвоночник. Во звонок
позвонит молочник,
А его убьет раскидывающий газеты. Не в том
мире сидят лисицы.

И тревожен взгляд. Они бьются
и будут биться.
Через громыхающую броню, через прозрачные ситца. Кто
из них еще не убийца.

2.

Это дело кварца, это за то что можно
драться, сшибаться, уничтожать. Посчитать пружины, какой подействовать
и бежать не сбежать.

Нет, ну правда, припозднились. Вылились на поверхность,
когда солнце светит и дальше суши - влага, как собственное привидение, улетает ввысь.
Привидению собственному приснись. За такую верность,
оно сделает тебе зашибись.

То что можно уже нельзя, не обманывай
всех хоть себя.
Всех конечности напряглись. А на брюхе не уползать, а сметая пыль - долговечность.

Почти что быль.


3.

За щитками не на щите все равно уже в нищете. Дело кварца. Хрустят
ломаются хрящики. Любимый художник пащенко. За все те безглазые,
многопальцевые, яйцеголовые, беспомощные.

А берут за волосы - и в промозглое озеро. Сколько рыб. Их
армада когда-нибудь всех победит.
Стреляют икрой, На поверхности их покрой. Их икра,
я люблю лишь ра. Только-только Ра.

Думаю, как игра. Думаю, как игра.



4.


Дело кварца.За каждого любимого - по пальцу. А когда
не останется - себе палачом. Кровавым ручьем, пусть красиво.

Эко чудо-чудное, эко диво.

Пусть красивые почки пушистые, мы под ними быстрые - показали чудо. Мы, а я в них
отличился. Дальше буду.
Закручинился, не сложился.

Вот оно, вот такое любимое-настоящее.


5.

Бег да смех. Июль да июнь. Переплюнь меня переплюнь. Окажи
зачем. Не смотря на крошки - сожрать печенье.

Был бы тир - будем тратить пули. Июни, июли, жрать печенье.

Ряшки, рюшки.


6.

А как страшно - так дело кварца. Они смеются, пока
мы их по яйцам.

Как страшно дело кварца, пока мы их всех
по яйцам, а они смеются.




макушкой назад

1.


На зерне морщины отстают, там оно внутри
голенькое.

Хрупкое и зелененькое, щепоток.

Анекдотное бытие хроника, тихо шепчет ведет вперед,
брезгливо под локоток.


2.

говорил царь на своего ловца
ой поймал ой щекочет
мелом контуры изменяющегося лица
кровоточат

то ли быль бежит то ли жизнь лежит
то ли зуб крошится
то ли так и есть то ли мне внушили
что я царица

говорила как говорится
по садам жар-животное жар гнездится
на своего ловца попался
и спокойно все отрицал


3.

дрейфовала на космической ветке висела
ракета-коала
мы хотели ее погладить а она - укусила
так очаровательно укусила пусть вечно бы так кусала


4.

кенгуру галактики захотела практики
и единственный свой прыжок
до другой системы

не удался

арестовали у нас здесь поля посевы
крепко выбитый творожок

дрессировщик ее ругался



5.

Отстают морщины, внутри трещит
Он идет и ищет, не убежит.

Пока соль в солонке, и всего достаточно,
и обыгрывать в клеточку сказочно

Встать на пяточки, и со всем притяжением макушкой
назад.

И увидеть как реагируют, не
получится исчезать.




срам остыл


1.


И за каждый щепоток мы определим
свой итог. В нем подчеркнем ярое и ведущее.

Там бурлит на придуманном масле,
наше будущее.


2.

Холодок в груди победил. Стукнул в сердце
флажок. Поставил палатку, заперся и уснул навечно.

Если бы да кабы да купил переносную печку, всего лишь
по грошовой цене. Переносную печку. И брильянтовы
губы.

Не уснул бы.


3.

С пистолетами и с курочками. С кочки на кочку,
с бревна на бревно.

Золотые любимые сочные. В море сразу
себя окунуть.


4.

Ну клялся, ну обещал. Мир сгустился до
маленького прыща.

Что и как, расскажи что делать. Кем кусал.

Проведи своим телом, как по стеклу мелом. Проведи свое время весело,
он сказал.


5.

Холоднее ищи, теплее ложь. Где теплее - там ничего уже не найдешь. Там прячется,
и обманывает пустота.

Как увидишь лед, так целуй его,
прямо в уста.


6.

У кого какая дрема, у того
и щемит.

Слышишь звуки грома. Сейчас произойдет
настоящее отпущенье.

Срам остыл. Застывает твое теченье.


7.

Прыгают вокруг, а не ходят. Двигаются,
как прямоходящие кресты.

Посмотри на них,
и твой срам остыл.




на красивой лошади


1.

С той микросхемы передают, что там хуже. Там бензин лежит
во верблюжьих горбах.

Пересечь пески по прохожим, по лужам.

За свое путешествие несколько раз пересмотреть точку зрения
на вселенский ужас, на обычный страх.



2.

Через мимо мифа, через колкие бьющие прямо в нёбо,
хорохорился мялся бох.

И чернь текла его река, он шел как будто спотыкался.

Через мимо мифа, сияем и дрожим. Под реверсом, глаза беленые,
розоватые подмышки.

И рябила рябина черноплодная, и лежали смотрели на грозди ягод
голодные. Плюшевые и нарядные.

Через мимо мифа через вену стебель, о сто сабель. Крутится опасным
шаром, отсекает капли, мы к нему всем миром.

Он нам в морду незаполненный табель. Решайте, чините, клубки
раскрываются не для всех.

Шарик-рубик без нити. Опьяненный бох закусывает
хвостами комет.


3.

И рябь стояла против шерсти, и по колено в этом счастье. Угрюм,
наивно помянули.

Красивые кисти, гибкие запястья, гладкие локотки. Пусть он нас
ведет к реке.

Доверие под звук лязга сбившегося поршня. Все равно
на красивой и белой лошади.


4.

А чего сияли, чего хотели. Круглые как жемчужины,
такое же нагноение.

Идут, через поры ползет потовое пение. Жидкой массой, воздушной пеной
по ушам.

По желательному забвению, по безобидному трению, а земля говорят
хороша.


5.

Куснул и скривился, сплюнул в ладонь, по лицу растер
и умылся.

Щит стоял как стена над гнилою почвой. Стойкий под ударами слепленных
наспех комочков.

Голубые глаза, румяные щечки. Ухмыляясь осуществился.

По стеклянной дороге, высматривая отражения. Наспех,
на поражение.


6.

С этой микросхемы передают и вам здравие. Наши нави заляпаны,
и боимся щекотки.

Бесчисленные армады, туда-сюда ходки. Не зная куда, не зная зачем,
полежим печеные. От жары помутнеет, сгорая - окоченеем.

Смертью своей увлеченные.




ничего любимого

1.

Он бежал. И сильные рога его задевали облака низкие. Те, раненые,
на землю капали.

И всходили подсолнухи из этой крови. Кровавые лепестки. Если станет грустно -
веселись от его тоски.

Веселись от его любови. И вдыхая как пыль бесчисленные многокилометровые пески
поприщурь посмотри мы здесь тоже чуть-чуть наляпали.


2.

Никакого визга, просто так звучит. Он придет мужествен и плечист,
положит ладонь на щеку.

Часто ладонь положит - отдастся в печенке. Ключевая религия
по расчету.


3.

Через миг станет ясно, через миг станет тихо. Будет слышно как думает муха, почему думает - так ясно
почему думает - так тихо.

И услышать как он колбасится, шелестит рукавами футболки, прыгает, и туда и сюда
по танцплощадке носится.


4.


Ты не злись не злись. И не жизнь не жизнь. И ни в коем случае не смотри ввысь. Там
сидит лягушка держит во рту молнии.

Кашляет, молнии падают вниз.


5.

Тише девушка не плачь улетел воздушный шар. Улетел смотри как далеко
а твоя веревочка до сих пор видна.

Тише девушка не плачь лучше подумай, что в нем - все твое дыхание. А если летит шарик,
значит оно гремуче.

Тише девушка, перестань мучить. Уезжай за шмотьем в Финляндию.


6.


Нет улыбки краше, нет улыбки прямей. Тем что та которая всех длинней,
всех румяней и белей.

Так земля держится своих корней. Если те вылезают - земля держится
сильней.

И в пещерку утащит, положит в деревянный ящик, поцелует в уста, разбудит страшное
они вместе спляшут пляску теней невидимых.

Ничего любимого, только линии.



свой лепет

1.

Поочередно смотря то на левое то на правое - оно выдохнет
за свое здравие.

Выдох облачком в небеса. А под ним остальное в пляс - заражает. Вслед за ним
и душе плясать.


2.

Все серьезные вещи с кривым лицом. Слишком много и ухнут
своим крыльцом, размежая порог.

Раскрывая коврик, как некоторое письмо.

Облизал и порезался. Настоящее действие снов.


3.

Ты гляди какие звери, как их шерсть торчит. Как их кровь на губах горчит,
как они портят привкус.

Исправляют прикус, заостряя зубы. Замолчать разумно,
стряхнуть с рукава пепел.

Ребенок что вылепил то вылепил. Тысячекрылый бумер
летит малехонький. Его призумить.

Он пищит свой лепет. А его торопят. Он быстрее-быстрее
и не сможет себя ответить.

Без лазеек, все честно, течет по рукам пресная
фонтанчиками сквозь вены. Бьют лучи свыше.

Ударяется об лицо - и лицо становится чище. Исправляется мясо,
блестят прожилки.

Течет по рукам ясная, двигается бежит.


4.

Детства шаровая как воздушный шарик - страшно
но прикольно.

Улетит за вспышкой, до соседней вышки
там отразится - уйдет в землю.

Подземные волны срастить, зачерпнуть чуть-чуть отпустить. А в пяту уткнуться,
это кто у нас тут дремлет.


5.

Недолго ждать ритма, постучать пальцем. Проглядевший сжалится, а кого еще
мне бояться - говорил в рацию. А с другой стороны лески отвечал
глас небесный - тебе с ним бороться, по-девчачьи драться.

Приготовься.

Там лежит ровный мир, раздавлены комья, столп посреди глиняный. На нем
лишние имена твоего имени.

Будешь биться не за то как видится а за то,
как оно говорится.

Так и так проживешь убийцей. Извергом, страшным чудовищем,
старухой с клюквой.

Набрала и пирог изготовила, убирая свой домик кукол. Подметая пыль,
вдыхая чтобы легкие наполовину
заполнялись

кривое лицо и живые спины двигались в плясе считали звезды
через пот через его медузы
пусть сидят на поверхности тихо сохнут
не они так другие почувствуют себя плохо

и хорошо. Недолго ждать ритма, он пришел и крушит движения,
чем быстрее тем ярче снимется напряжение. Тем глупее желания, и скорее
желаемое сближение.


6.

Сам сидел растопырив ладони, чтобы рваное ярило обожгло. Чтобы в шаре его
обозначились тени углов.

И под них - подсунув ладоши. С облегчением самого себя уничтожил.





великая одышка

1.

Через вытаращь, через пламя. Потащил чуть-чуть,
и брезгливо бросил.

Кучевые знамеры, поджигают хоругви, глотнув
свое семя. А были б нами.

Обязательно выбросил или
свернул во узел.


2.


Засопели дни. К ним приник,
и локтями пальцев вести по деснам.

Безобразные, как березы, как их сок белесый,
как сияющий штырь в груди,
сердце опередил.


3.

На мгновенный грех, через комья щек. Золотится мех,
возвышается брег песчаный.

Не выдумывал, не сличая. Дальше в море оно горячее. Плывут печально,
и поют сирены титана, за всех, за всех.


4.

Отмирали нервы, медленно проворачивалось
колесо обзора. Город двигается, полыхает город.

Огнями. Небесными, и из окон. А прошло и прошло,
не вычислен не потроган.


5.

То ли глаз косит, то мир висит, словно куколка на туннеле.
То ли волчий вой, то ли самка его голосит, то ли он так мстит,
то ли пахнет псиной.

То ли так они все запели.


6.

Грел ядро свое, полоскал белье. Унесла река, и вода
в ней была горька.

Так сидеть и ловить рыбу, попадется погибнет. Попадется будет смешно,
как выплевывает она воздух брюшной.


7.

По щепотке понятий, на годы старше. Определить,
что море лужа, а мир лажа.

Под колени пнуть, и в яростном раже, самого себя вывернуть,
самого себя отвернуть.

Отказаться от слов, сейчас же.


8.


Где бы стыло, пока замер. По сусекам да по секундам
бежит таймер.

А потом попикало и закончилось. Вытер пот,
помусолил кончик.


9.

Прах и перья, тонка кишка.

Двинуть в пах империи исподтишка.



10.

Почему опять, через раз про море. Головные боли,
сады историй.

Сиплой нотой в прекрасном хоре. Опять про горе, опять про порево
и безмятежность.

Хороводили, зрели и тешились.


11.

Чугунный яр, млечные реки. Почему опять, через раз
о береге. Головные боли, многочастные человеки.

Кучевые знамеры, локотные ламеры, и заканчивающиеся резко
прекрасные треки.

Музыка в этом веке.



12.

И горит костер, и сидят детишки. Чокнутые кочерыжки. Так бы сказать им явно,
но не слишком.

О том, от чего происходит
великая одышка.




манускрипты тепла


1.

Как у внучки,
в шариковой ручке -
красные чернила.

Переправила отметку на
никого никогда не любила



2.

стало грустно стало мягко
стало страшно и темно

и болят у дома стекла
и разверстая стена
пропускает тонны тока
и обрушивает на

стало ярко стало пусто
стало страшно и светло

и хоронит междубрежье
плещет в щеки как ладонь
удавить за эту нежность
в наступающий июнь

стало тихо стало тихо
стало страшно и июнь



3.

Золотые забитые поры.

Твари идут по морю,
пятками по волнам.
Спотыкаются
и - по нам.


4.

Ты не смейся на мои лианы. В локотках
пружинки вывихивают пальцы.

Дальние страны, близкие прикосновения.
Теплой ржавчиной
на витках.

Самое простое объяснение.




5.

Вот он в норке, от корки до корки. Плюется водой,
наглотавшись хлорки.

От того края к тому краю, за взмах лопатки.
Нырнул ко дну и дергается в припадке.

6.
Здоровее города четче улиц
пройти и сбыться
начать и сбудется

И в лимиты орущим пламенем
проникая поджаривая
трогать горелое

Ощупывать и нашаривать




7.

Манускрипты тепла и пепла
кружок человеческой
лепки

Стоит распятое пугало
голова круглая

Вороны не идут на грядку
вороны выклевывают глаза

Запрокидывают питаются
каркают исчезают

С теплом и пеплом
с родинкой и болью в правой мышце
один говорит у другого пишется
с теплом и пеплом



8.

В тапочках, а танцуют. Подшлепывая гарцуют. Подходят размашисто
в глаза целуют. Вылизывают ресницы, приглаживают
губами брови.

Вот, говорят, мы к вам с такой любовью.

А вы зажмурились и обвисли.

Что вы мертвые? что вы скисли?



9.

Распинали Лазаря хватить спать
солнце смотри какое иди гулять

Как все красиво, как все прекрасно
погода ясная, проснись
и будь счастлив

Лазарь проснулся, зевнул, перевернулся на другой бок
если сон воистину интересен - незачем просыпаться
даже если будильник у тебя – бог



8.

Крепла сипла надоедала сепия
они все багряные
от недосыпа

По щепотке становились дюны
пока босые еще юные

А потом черствеет подошва
грубятся ткани

Уже хочется уничтожить
еще не яви

Уже хочется уничтожить
сипеть и крепнуть

Уйти озябнуть вернуться и отогреться
питаться кварцем
елозить человеческое сердце

И не бояться
и не вертеться




полоса смыкается


1.

Полоса смыкается, все тревожит. На хрустальном ложе под трупом
крошки.

Раздражение кожи пока ты лежа - поудобней устроился,
глупо глупо.


2.

Когда первые капли дождя разбивались о камень,
и небесное пламя отражалось
от громоотводов.

Всех корючило, плавило, замыкало
в квартиры.

Изо дня в день, со дня на день. боязнь перелетов. Все воздушные ямы
как черные дыры.


3.


Что ты бьешься как птица слепая об облака
аппликация неземная во рту от крика образуется два клыка
ты их в руку и пьешь свою

А потом в эти дыры все зубы свои суют.

А там муть, пелена, там черная, как смола. Опыленное пламя,
качающий кровь кулак.

И расстаться с рукой, чужая уже рука. Отрывается,
бьется об облака.



4.


Полоса смыкается, все тревожит. Кажется каждый
рушит и заново строит рожи.

И дразнит и дразнит. Выучив искривления.

Теми же траекториями направляешь свое пение.


5.

Безотказно, как по маслу, как по горке
ледяной. Исполать Святому Паззлу,
ковырять живую язву. Посмотреть в кривую бездну.

И всему всему виной.


6.

Полоса смыкается, кайма плавится. Жизни оставшиеся
скитаются.

Ни одна не найдет то место, в котором
ей жить понравится.



спойлеры

1.


Проповедник становится велосипедом. Та же
цепь определяет движение. Двигается всем телом, седло
скрипит. Предвкушение искушения.

Сыплется на руки греча, колеблется огонек. Едет,
под ноги себе плюет, и раздавливает слюну.

Одинокий за всю страну. Так он думает, в чем-то правый,
мертвенный и сопящий.

Переваливаясь изящно, он падает на Земь, танцует лежа. Содрогается,
и всматривается в серую пелену.


2.


Постоянные спойлеры, двигаться без удивления. Громовые
раскаты под тихое, еле шипящее тление.

Нещадящие лижут пяты раскоряченным, тепленьким,
голеньким.

Ветер катит по пляжу пластмассовые
красные столики.


3.


Из сияния бьет ничья. Приникли губами к началу ручья,
и сияния глухи, и мы тут играли в пятнашки. Пятна
кровавые рассматривали на рубашке.

Кто это был, кто достал ножик. У кого одно сердце,
но много ножек. Кто этот
месяц, кто пробует уничтожить
цепь, собранную из крошек.

И зияли вместо глаз черные дыры. Пытались
замять миром. Использовали пульки, убивали выродка.

Упадет жестяная банка, и жить с этим звуком, терпеть,
как мучительную пытку.


4.

Небо нимбы. Небо нимбы. А чего это они бы
стали калькой, стали маленькой ромашкой аленькой.
Были бы охочи - ломали тучи.

В целом теле есть клеточка, на которой счетчик. Обнаружишь,
когда будут сны повторяться, какой ты маленький,
золотой и бесценный комочек.





придет поди утешение


1.

и придет поди утешение

В разговоре один на один червоточил взахлеб,
подхватывая волну. Это ж как оно
расширялось сразу, возможности
зашкаливали.

Жить себя расшаривая, придет
поди утешение. Больно пошаливая,
принимая себя, как вынужденное
решение.


2.


Отвечая за свой срам. Бога в храме нет,
бог ныкается по кустам, иногда выпрыгивает,
подставляя нож к горлу
хрипло орет - отнимает мобилу.

Убегает за дозой, ты смотришь вослед
и думаешь, как мило. Вот теперь дозвонится,
вот теперь нужного наберет.


3.

Стало интересно, как они кишки. Ляпаются,
в понятное - зубочистки флажки. А там чары,
там чудесное, наливаются зреют глаза.

Каждый раз как услышать любимую музыку,
непременно плясать.


4.

Хоровод. В одной потная, в другой холодная,
чем быстрее бежать, тем более
летные.

Смерч создастся, посмотреть во смерч,
а соседа не опасаться. В одной
теплая течь,
а в другой холодная течь.

Быстро двигаться,
аккуратно смотреть под ноги.


5.

И придет поди утешение,
что на глупое мельтешение
накладывается четкий ритм.
И солнце встает
вдали.

Погорит-погорит, а как раздул угли. Видно,
в огне твоем
гипнотически все болит.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah