РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Дмитрий Дедюлин

АМОРАЛЬНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ

19-06-2022 : редактор - Алла Горбунова






* * *


сиречь мне надо тебя стеречь
и тихо молиться Богу
чтоб голову снял с этих полных плеч
и в русло направил пирогу

но нет ни Отца и уставшая мать
гладит узорный шёлк
и только тяжёлая ветка опять
касается полных щёк

и я улыбаюсь, с тобою грущу
а грушу я чёрную съем
но если ты хочешь, то я отпущу
пирожное в этот крем





ЗИМНЯЯ ИДИЛЛИЯ


я скучный и глупый: мне нравится «Фауст» и я равнодушен к Земфире
пою словно ангел в Раю инородном пустом
играйте, друзья, на железном и страшном клавире
река замерзает и прячется в небе густом

там сосны и сойки, там белые-белые сани
несутся над пропастью – слышно скрипенье и треск
и злые полозья опять этот омут терзают
замёрзшее небо – румянец застывших невест

опять пробивается – кожа сияет, созвездья
горят на щеках исполинских и воздух во тьме
рисует квадраты окна и неправильный крестик
заклеенных рам словно рот закрывает зиме





* * *
                                               Ие


пускай выглядываешь ты
из-за кисейной занавески
твои заветные черты
нарисовал художник резкий

вот глаз в котором спит печаль
вот рот, вот чёрная утроба
тоски чья сгорбленная сталь
той самой высшей страшной пробы

поэтому от этих крыш
исходит пар струёю тёмной
и ты по-прежнему не спишь
а смотришь в мрак как в мир огромный





* * *


всешутейший Гитлер милый,
подскажи ты мне – скажи
отчего ты сделал вывод
что лежу я в тёмной ржи?

я тоску свою лелею
я над Лениным лечу
Ленин, выйди на аллею
и воткни лом Фомичу

прямо в жопу, прямо в анус –
Ленин мимо проходной
пьян идёт – Гаудеамус
раздаётся из пивной





* * *


когда поэты умирают – умирают народы
трава сохнет, земля пухнет
когда кони умирают человек плачет
пять белых девочек танцуют на закате





* * *


андроиды колдунов вуду сидят в своих детских постельках и играются
в мамин болл
в мамин лоб, в люголь, в допотопную ангину
а потом засыпают за своими кисейными занавесками
маленькие белые медальончики
куклы вуду с одинокой рукой и одиноким глазом
смотрящие в темноту





* * *


привет, Твардовский из говна,
ну где опять твоя страна?
опять утюжит площадь?
на траках кровь и тишина
она полна – как ты полна
но ты чем полон? а она
не Англия не Польша
а только тёмный лес людей
что умерли как ты везде
и вот бредут дворами
а на дворах лишь цвель да пыль
лом брухт лайно или утиль
и только твой прекрасный стиль
порхает меж мирами
как черный снег тех кто сожжён
кто в этих соснах окружён
кто в сердце шилом поражён
казёнными ворами





* * *


приходи ко мне, подруга,
на базаре Кали-юга
праздник сердца и вина
ты стоишь опять одна
и в глазах немая мука
отчего ты не пьяна?





* * *


я гордился званием народного космонавта
спускался за белым изюмом в шахту
теперь я не то – ловите меня за хобот
посвящаю вам свои неги а себе оставляю опыт
некая жизнь что прожита в селении Келломяки
а если вам не хватает ножика то рисуйте его на бумаге





РЫБНАЯ БАЛЛАДА


Оле Лукойе голубое
гуляет за морем пустым
оно по-прежнему живое
но вдруг развеется как дым

но вдруг взовьётся в белом танце
и тут же станет будто смрад
горят в огне протуберанцы
и дотлевает юный сад

в его задумчивом покое
даже закаты не видны
но встретишь облако любое
ему вверяешь свои сны

и кажется что жизнь напрасна
и кажется что жизнь – хамса
но сад горит звездою ясной
и отрывает в твоих снах

какой-то клад мой Всадник Медный
сапожник ходит за луной
и белый юноша и бледный
зевают за твоей спиной





* * *


я сегодня прелестный налётчик
и забыл я где выход где вход
и мотаю тяжёлые скотчи
на твой чёрный забывчивый рот

как кричала ты, как хотела
только жить, пусть на грани пера
избежав как любого расстрела
этот мёртвый и страшный парад

пусть идут эти люди толкаясь
по делам, по простёртым телам
я живу как и ты улыбаясь
и веду я в свой тёмный вигвам

эту скво – посмотрите, все люди
я ли нежил и я ли не жил?
в этой серой печальной посуде
словно рак я клёшней копошил

только нету приторного сердца
нет ни мысли и нет ни словца
и сияет рисованный герцог
не сводящий с предмета лица





* * *


свои блять ботоксные губы
к моей пизде не прислоняй
сказала юная красотка
своей унылой визави
а ты рыдала на диване
меж губ вставляла чорный хрен
и падали её злодеи
среди раздвинутых колен





СКЛАДЕНЬ ВОПРОСИТЕЛЬНЫЙ


1
как ёж так? как ёж
ползёт по тропинке перебирая ножками
вот так и мы – идём от самого сокровенного
в Глубокую и Малиновую Осень
и замираем там как ветер
который прекратился на мгновение
а холодная печальная осень
баюкает его на своих устах
перебирая пальцами по его фрактальным отверстиям
неумелого парнишки и заветного динозавра


2
вот так и мы когда-нибудь прекратимся
чтобы растаять на рассвете
когда белая тоска приближается
а бессмертное поле становится вдруг твоим
словно лунный лик запоздавший любви
отворяющий твои очи
и сдёргивающий последнее покрывало





* * *


я мало ем, но много пью
и ненасытна до любови
и если песню я пою
то назову её любовью

но нет любви и нет земли
есть только море злой печали
уже увяли соловьи
дрозды и зяблики молчали





* * *


кто Укроп Помидорыч?
я – Укроп Помидорыч
Лютик Маргаритыч
Маргарита Львовна –
так и говоришь себе засыпая
под шум дождя
под унисон снов
в которых растворяются
наши шаги – шорох гальки,
чавканье грязи
и следы
по влажной дороге
по важной дороге
вдоль бесконечной ограды
по бесконечному материку
наших безнадёжных любовей
и каменных сердец





АБРИС


план Господень крепок и ядрён
и об этом знает батальон
собирает бедные манатки
сумки, пулемёты – Божьи грядки
как всегда под пламенем икон

а иконы так горят прекрасно
вот икона стиля – Божий Сад
только тенью мятой и атласной
ангелы безропотно летят

там в сраженьи – кто?
Серёга, Ванечка
в этом месиве стволов и тел
только девочки снимают маечки
перед тем как ты понять успел

что нет Бога – только дуновение,
только абрис страшный и простой
вот прошло ненужное мгновение
и душа рассталась с пустотой
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект