РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Николай Мех

Трамваи

20-06-2006





Трамвайные рельсы простерлись по южному лону. Трактор громыхает по старому асфальту. Тускнеет колея, безголовые фонари макнули шеи в закатный студень. Студенческий продлил? Продлил, сувай его сюда, а если не хочешь, проползай зайцем. Трамвай рычитигрит сзади, в чистой дали, пляжный ветер сдувает пену; вижу со склона, как катится рублем солнце в расселину домов, расселены жена и муж, меж них завод, монеткой провалилось солнышко, жми, спальный район, вари кофе, котел, гони сдачу, козел! Куда полез! Студенты...

Бегу от них. Рельсов блеск. Молот и жестокосерп. Впереди окна, на занавесках мельтешат семейные тени - чу! - дробит трамвай за спиной, отступаю, даю дорогу. Вслед выхожу на полотно и гляжу, как удаляется застекленная железяка со всеми своими пассажирами. Нанизанный на рельсики, ползет по пустоши такой дефибриллятор; дрожит земля, хлопает канализации зерцалами и успокаивается. Рельсы какое-то время гудят, потом коченеют. Укроюсь в метро.

Рассветет, будет тепло, выйду на остановку вместе с районной толпой. Провода перекрестят пассажиропоток, короткие юбки внедрятся жучками в толкотню брючных задов. Здесь, чтобы не возиться и дальше с будущим временем, мы напиваемся художественного отвара и спим до утра, и вот уже остановка, вот толпа прет - пожалуйста, вот знакомые юбки. Не могу стоять на месте, переминаюсь с ноги на ногу. Куда руки девать, не знаю, поставлю крестом, сплету за спиной, водружу на грудь булочкой-плетенкой, осыплю волосяной пылью. "Эх ты, металлист!" - крякнет пенс. "Эй, пенсионер, засни", - резко отвечу. Через лепиво утра пробулькивется трамвай. Пар идет. Пора. Антиперспирант. Антидепрессант. Перси персонала. Простоперестаньте. Хватаю воздух под прессом чужой простоты и простуды. Пирсинг, гороскоп, стоп, стоп, стоп. Перелистнуть бы... Не успел застеклить видами улиц мой законный кусочек транспортной свободы, как уже нужно выкатываться. Вы выходите? Еще бы! А то!

Береста на пальцах, голова в розыске. Город сполз с простыни, растет себе полынь в Бостоне. Раздень меня, краса, плоского, распусти мои локоны, ловкая половчанка, переспим, а потом идем с тобой гулять меж домов-глыбин, слушать соловьев половиц и цикад поцелуев!

Окурки, оговорки. Открытки, обрыдки слез, опивки горя какого-то у меня утром на столе. Вышел, значит, на кухню, ничего не понимаю. А ты спишь у меня в комнате - значит, все верно. Открываю форточку, раздираю окно, лакаю рассвет. Небосклон за ночь извалялся по америкам в мелких облачках. Кто спасет Бога от удушья?
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона