RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

http://akb-master.ru/ аккумуляторы автомобильные tudor: аккумуляторы купить tudor. | https://afroditalove.ru оптом массажное масло купить.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Никита Миронов

ground error

23-06-2011 : редактор - Женя Риц





а как уроки длинными могучими столбами элефантов ветвились по ступеням лестниц проходили анфилады сквозных
учебных классов
наполняя рюкзаки инфантов цикадами моментальных объятий

иной раз пресного графита и пожалуй лучший
издержки грифеля и мягких ног слоновьих стирающих все реки
но мудрости туппумов не извести наждачною бумагой
пластинка не играет
сотрёт на пальце костяную известь
меловую окись


.


везде трусцой
в узлах воды уснул морской звездой
и нижет кот на лапу молоко
то кажется ему что далека
та миска и помойное ведро
все для тебя
куда большой
уж укатил и мячик за собой
он уволок и прекратил тобой
манипулировать
комок застывших мыслей в голове
совок и поднимаешь пыль
лови и собираешь сок
с настенных досок косоглазый хмель
и я твой юг твой запад северо-восток
твой блудный военторг твой зверь


.


многоугольник катится чертовым колесом по ночному манну
дороги размыты нет карт фонари погасли
и компас
лишенный магнита
полюса окончательно размежевались
коробки конфет не хватает для финального натурмахта
пролетающего за окном пегаса


.


теперь не скажешь зачем сбирался
по пути сбивая в стайку летящих с толку
слова вовлекая в порочный столбик
то ртутный мастер попутным ветром

ходячий замок костей вслепую
кусали дикие собаки деньги


.


столицая столица
к. омар

стаи полицая
свистят во все концы
перрона улетая
в последние вагоны
скрывающие пустошь

аукцыоны улиц
продажные все лица
беляночка в петлице
куда-нибудь притулишь
багаж невозвращенца
раздариваешь улей
а пчелы не летят

что рот шнурками/пулями
шнуруешь замок не дышит
есть не просит лишь
рассыпчатая единица гулей
гуляя по бульвару
оставляя отпечатки мира
расспрашивает обо мне
смогу ли я отнять от единицы
резервная валюта россыпь кала
что конвертируем

.

полосуешь и голосуешь как лихой
ходишь, голову запрокинув, лихо
холодно, говоришь, лето прикрой
как дверь, тень смеется заливисто

нас заливает солнечный день,
день отпирает двери и окна,
в кольца пальцы просунь продень
день под одеждой рисует камни

лунные камни покажи язык карту
топограф умыкнет гусиную шейку
похожую на раковую буханку
ранку раковину ищейку


.

Г.Б.

улетят
иные улетают
форма крыльев этих чаек означает
перелёт а изгородь мельчает
торопливый дождик слабых перебьёт

.

теперь когда уже зубная фея не зарится
на перлы костяные зубовный скрежет
малого не скажет а сирый дух
себя еще не кажет а жаль
седое было время
то стрелки обживали область часа

тезаурус не даст соврать приелось
тепло укусов составных ковалось
в саду эдема дачнику не снилось
осталась память о родимых пятен
количестве и узких бедер форма
в руках остыла наводняя
казенный пул

то искус не о постоянстве
глаголил пьяно на казенном стуле
что летом в ливень пальцы разминает
в родном ауле


.

только с глаголом сотканным миррой и
ладаном, кровью и
спермой поди распрощайся
почище чем ловля мобильной сети или
сетью мобильной тебя в этом городе мрачном

и тогда узколобость костей сохраняющих сердце в покое
средоточие жизни полой
как кости пустой
как спущенное колесо обозрения что туго вращает меня
по диаметру площади ушлой
постыдно карманной


.

иногда вдруг начинаешь писать чужие
стихи кисти рук сами
танцуют вальс джигу гавот
товарные знаки по шее переходят на грудь
затем на живот как тату
тут и там материал израсходован
щедро подставил ладонь или щеку
вторую и третью дань
нотам тяжелым как реквием


.

С.У.

суровая поступь искомого
лакомо заведомо истекшее
тленное незримо и наощупь
оплетаешь пальцами лаская
отчий дом харе пиши-пропало

ходишь под невой скребешь по небу
шаришь по парадным и подвалам
скромное дыхание узилищ
шелестит рука не оскудеет
не даешь просохнуть бледным, нищим
застишь жалюзи найтвочингом страдаешь
окна остужают и не ищут

клевая усталось исходящего
плавная мелодия искомого
главное незримо и по-детски
щемящее как глаза у куклы в детском доме
луковая слякоть обратимого


.

лето пропело, а то
то ли еще будет, осень
сень-сеньков осенний сонно спросит
и ответишь словно оловянный
человек солдат пиши пропало
лопасти над пропастью во лжи
ложью все пропахло и попадало
крупными руками пожелтевшими
жухлыми трехтомниками блока
кладбище которому не пишут


.

ад это я это всего лишь звон цепи
цепи которой я прикован к телу, звону
металла, распушению перьев, росту
чисел, словам, которые ловлю

как рыболов, которого не греет
ни мех, ни свет фонарика, ни гаснущие
звезды, ни венера

и нет на свете фонаря древнее
чем воск застывшего необщего лица
и тления земного, незрячего
походка, охлаждение напитками

блуждающих комет и спутников земли
входящих в оглушающую орбиту, сферу
кривых зеркал, на улице разбитых

ныряй скорее, вынырнешь еще
быть может станет здесь теплее, сырость
канет в лету, расслабятся все мышцы,
облака над городом рассеятся и небо

представится тенетой

хромота излечится и где-то
над небом зазвучит тот самый
город молодой

.

все цветные гирлянды, все пустое, все полое
глянец гвоздик, гостей хоровод, овод мыслей
взведенный курок русской рулетки строй
мысли теряется как бы влезает ослик

и вытекает отсюда какая-то авадакедавра
кроликов кровь, оленина, ковровая печень
лень наизнанку как розовая осетрина
ленточный червь оставляет следы спозаранку

клевый январь в чистом поле снега и олени
каждая заводь наполнена нашим прошлым
льдом поросло и от этого у нас на коленях
красные пятна последние капли зачистки

кислые щи на второе влачит тетя валя
гласные ты проглотишь, согласные сплюнешь
криво лохматые лбами уперлись как тучи
грузики давят на плечи на брови на десна

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah