Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Павел Жагун

двухголосная тишина

26-06-2008 : редактор - Павел Настин





***
беги вслед за солнцем горящая белка
весна грозовая
я минутная стрелка
ты часовая
маятник мая над головой
малахитом холодным
халвой
у твоей ворожеи
запах снега на шее
сладкой
тягучей слюной июля –
в камне чуть слышно тихое пение
твоё сердце глубокий улей
это наверно и есть терпение
иероглиф морщин со лба
там где душа или кромка тела
звуков нахлынувшая толпа
гласной ласточкой улетела
блуждание в бороде твоих слов владыка
светлоголосой ветлой
экстрасистолы ловит скрипичная дека
соловьями слезит аптека -
инея тонкий слой
впрочем имя твоё –
так -
рукава от жилетки
на глазах кровь запекается
рассыпая свой шёпот на лестничной клетке
нам вдвоём
пировать
каяться
лакомясь молоком туманного утра
свитком воды вночи
запрещённая сутра
сны многоцветные демонстрирует жизнь
в галереях картинных
бисер
стекляшки лжи
тише
давай помолчим –
спят в коробках картонных
божественные бомжи


***
зверёныш маленький наматывай круги пленяй листвой лазурные пылинки
мы глиной перепачканы неглинки прозрачнее янтарной кураги
твои стихи что тают за щекой ночные шорохи под окнами вселенной
короткой песенкой смешной военнопленной забытой в лодке масляной рекой
в глухом бору где шепчется трава раскинув руки бродят наши тени
и души новолунные растений туманом укрывают острова
немного летнего нездешнего тепла два-три случайных оголённых слова
немой старик с улыбкой зверолова созвездий сети влажные тела
продымлены насквозь пустые дни в костре пекут картошку печенеги
зверёныш маленький не говори о снеге пока плывут по воздуху огни


***
жди
когда город вдохнёт листву
вместе с песком
минаретами ритма

время обходит время
левой руки касаясь

солнечное сплетенье
не отражает бритва
бъёт барабан под ложечкой -
розовощёкий заяц

кто назовёт три слова:
красный
крыжовник
стронций

в лунном ручье сокрыты
брод
медоносный август

рот
застегни булавкой
чтобы смеятся в голос
ровно
наоборот

кокон
я твой наследник

в тёмной шкатулке лета
пуговица
шестерёнка
воздух военнопленный

стриженный
кислород


***
жене риц

дикие дети знают где прячется зелень
какими ленивыми линиями обрастают глицинии лиц
кто выровнял след уложил капля за каплей
оркестры из библиотек маникюрные ножницы
альтовая женя риц

нажимай кнопку записи –
манчжурия ветвится цветением серого семени
аллергия оград или масличный куст
сталь проступившая – месяц исходит бензином
заметь так вращается
внутрирояльной теменью охваченный
из лего дом - он пока пуст

светлый голос возьми воспалёнными пальцами
в нише глубокого проникновения грифельной радости
игла кислорода падает со звоном пустой колокольни
вокруг мерцают 360 градусов
и это – совсем не больно


***
есть время в котором все мысли движутся вверх
исповедальные мячики –
суть устремления на горизонте ножа

отражением глаз наполняя сетчатку
меняя рисунок игольчатых капель
смиренно парящих в закрытом пространстве
рассказа о книге

вращение улиц грозящих волхвам возвращением
к первоистокам сомнений
к той маленькой правде горячечных слов
обречённых на полное вымирание зимних плодов
луновидных остатков надежды на завтра
входящее снова и снова

бесцельно меняя окраску
лица собеседника исцеловавшего
мраморный пол византийского храма

в тени голословных цикад
в чёрных кольцах ужа
расскажи о себе

о невидимом вечере между тобой и тобой
(капюшон созерцания)
вектор слезящихся линий врастающих в тело зонта

междометием лезвия
жабрами синих молекул незнания о перемене
сокрытой от всех кроме красного старца

парящего в здании ночи
на перекрёстке тумана и солнца
где мы исписали страницы зрачками
личинками дикорастущих зеркал –

на пальцах пыльца человека
полночь между лопаток


***
лётчик полярный молочные линзы
слово пропеллер раскручивал кралю
репродуктивный конструктор грааля
намертво выровнял снег исполинский

реже срезая строптивые ветры
элементарно меняя восходы
кроличьи шапки на вербные ветки
выцвели фосфорных мальчиков коды

грусть в головах облюбованный гелий
лишь бы в награду окликнула темень
сны снегирями в окно улетели
выклевав искорки сумрачных келий

стань камышом воробьиным ракушкой
жжёного сахара горькая пудра
мать утопает в ромашках кукушкой
ждёт погремушку воскресного утра


***
ваш чернорабочий весь в белом
загляните в рот
оцените зубы
взглядом с ног до головы смерьте
марка почтовая на языке
кукловод его
диаметрально противоположен смерти
вертись миллиметрами вечности
обрастая слоистыми сумерками души
моя вечная молодость
из разряда замёрзших деревьев
сахарной пудрой дыши не дыши
коллизей раздвижной
соискатель древний
я нахожу тебя в городе сарацинов
где не бывал от рождения
снег повисает на каждой цепной собаке
тонкая струйка из крана обречена на речение
солнце на дне пустоты языка
в каждом мусорном баке
научи меня
отказаться от двойной экспозиции сердца
перестать рассыпаться
перекладывать микрозвуки
мелькать на чужом экране
хочется -
не хотеть ничего
отключить
двигатель внутреннего сгорания
доверять иноверцам
их невидимым нишам
ведь главное вера
бог мой
в каждой букве
об этом
пишут


***
так и будешь катиться
стеклянным шариком
по кафельным плитам
пока не уткнёшься в стенку

яйцеголовые братья меняют свои голоса
долгоиграющую пластинку

мандариновой коркой затянуто прошлое
как не бывало
входи человек непрошенный
в индиго
подвалы
попрыгай синей горошиной

какие новости ты нам расскажешь букварь
жиже воды эти мудрости философские --
пробейся листом на сломанной ветке
заржавленный рыцарь
подвыпивший пономарь

неоновой мышкой в дырявом кармане
своей соседки
кальсонами блока маши кораблю
вдруг заметят
молоко на губах канареечье

в каждом живом есть немного от бога
хрустишь на зубах песком
болтаешь на облаке долгом
с той самой девочкой

лица которой
уже и не вспомнить
толком


***
не ищи в словаре пресловутое слово
(на «л» начинается)
сильфида слезящая
сладкая вата

птицеловы не носят на шляпах перья
трава по ночам лилова
за тонкой дверью

острая синь проникает под кожу
можно присыпать ранку землёй
рисовая циновка
свечение речи сквозь ветки оленьих рогов

буковка утром порхает тлёй
греет на солнце синтетику
игрушечных полиамидных врагов

корешки и хромые соцветия
мысли о завтрашнем
«мама мама
твой сын проглотил вишнёвую косточку»

вечер в чернильных пятнах
держит булавка созвездий за душу
глупого растеряху -
в бумажной пилотке со звёздочкой

жук заводной воскресает в кладовке
в поисках синего молока
брось на небо ключи

слышишь визг тормозов
круглым зеркальцем светят врачи
в стеклянный зрачок щенка-полукровки

на рассвете дымит река
можно слушать охрипших заречных псов
смотреть на пустынную трассу в ночи
в костюме божьей коровки


***
города связаны между собой шёпотом трав
в одночасье сливаясь летящий листок
исписанный карканьем красных каракулей
отточием тонких столетий -
закладка для книги глотателя шпаг

кто мечтал о плодах
возгораясь таблеткой сухого спирта
вскипая в невидимой колбе зелёного слуха
прорисованной точной тоской пижуана

губка молчания - все наши мысли
теплынь вечеров за плечами деревьев
вне скользкого шёлка черничного говора
чужой телефонной трубки
потерянной в тёмной траве
оголённого озера

перепрятывать сумерки
всё что не сказано
слушая всхлипы немого дождя
подливая котёнку
в осколок любимого блюдца матери
синеватый молочный свет

послушай дыхание писем
неотправленных диким почтовым голубем
заворожённым сыпучей луной
гефсиманского сада

это мы произносим немытые грозди
одинаковых слов
в каждом – косточка лжи
ледяное свечение правды
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り