РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Леонид Георгиевский

Мёртвые улитки перемещаются иначе

28-06-2022 : редактор - Рамиль Ниязов-Адылджян





ВМПС


Забыли сон, как дорогу домой, забыли дорогу, как язык.
Зубастый язык родины с дырами англицизмов,
жёлтыми, словно окна в соседнем доме, пятнами канцелярита,
великий. Выгрызает дыру в голове
зубами свободы.
Этой дырой мы будем смотреть на правду,
видеть канцелярит.
Буває, часом сліпну від лайна твоєї величі.  

Белые совы покидают тебя,
чёрные муравьи строят
другую лестницу.

Вниз, в землю от твоих
фонарных столбов, язык, твоё свечение — яд,
сквозь яд ты читаешь правду, и каждое слово
становится домом лживых соседей.
Лукавый вор идёт по карнизу языка,
не падает, вот бы и нам
не упасть в русскую правду, но мы
не упадём только лежа в земле,
научиться дышать землёй
важнее, чем говорить.

 

Мёртвые улитки перемещаются иначе


  Поле мизерных сопоставлений разбито, но не на секторы, а будто экран.
  По лестнице горла взбираются слова, медленно, как живые улитки.
  Мёртвые улитки перемещаются иначе.
 Их полупрозрачные очертания, череп, просвечивающий сквозь раковину, переносят их на землю источника.
 И если бы человек умел летать, как мёртвая улитка, он бы открыл Бе-юл.
 Но он открывает страницу на телефоне, а там спам.

 Он ищет опоры, а это спам.
 Улитка летит без поддержки, потому что укрытие — не опора.

 

Ссаному русскому року


Я видел, Путин зашёл в Бучу, как в море,
чтобы сделать из неё русскую пустыню
культуры. Часто пишется fake, а читается правильно fuck,
слишком часто здесь пишется fake, и на обломках самовластья
это слово горит, как звезда
над могилой.

Я зашёл в болото и увидел бабу болота
с лычками ефрейтора на плечах. Она сказала:
я не для того тащу на плечах мужиков,
чтобы они не ходили в армию. Цапли смотрели на балтийский флот
и не могли улететь. Нигде нет неба гаже, чем здесь,
теперь его не остановить.

Я видел трупы в морге и лужи крови в абортариях,
я обещал трансфобной стерве прислать мою отрезанную грудь в формалине,
раз ей так нравятся сиськи трансов, но только за её счёт,
но что я пришлю из русской пустыни культуры
нерусскому богу культуры, если здесь такое близкое небо,
если оно пахнет помётом, если культуру здесь строят из краденых кирпичей,
если краденый кирпич русской культуры уже летит мне в лицо?

Вандалы пишут на стенах, варвары подменяют ценники,
мешая культуре осушать моря, мешая политической музыке расстилать туман,
мешая небу превращаться в топор, но могила по-прежнему горит, как звезда,
теперь её не остановить.

 

Нет твоего места


1.

Ниже сна падающие секунды

Особое строение

Особое здание кометы
Видимые голоса приближающихся
Черви голосов на твоей дороге

Этаж за этажом, комета обрушивается на тебя

Меловые рисунки голосов

Поле бесполезного, куда переместили

От поля до здания дорога под микроскопом

Глаза исследуют строение секунд
Не твои глаза

Левый край секунды собран из случайных деталей?

Твоё время — вечно падающее здание, но незнание — ещё не падение
Далеко ему до падения, плавящего доспехи птиц
Крошатся глаза, как мел


2.

Раскусывая случайное

Хорошо бы смахивали с одного пласта на другой, хорошо бы даже смахнули вниз

Наблюдать падение

Но их механизмы не про тебя

Разрезая назначенное пополам

Назначенное число

Привязанных к дождевой дороге

Увидишь глоссарий верхних, словарь ужаса
Тупого, как привычный нож

Наука притупления

Не запасли падений, не аз

Чёрная мрежа словарей, строители комет
Нет твоего места

 

Собачьи крылья


Даже крылья у них собачьи.

Далеко собралась, собака империи?

Не своя, хозяйская, ставит кресты по углам героики. Героика — это картонная коробка их языка.

Оставила своих погибших чужой земле: то одних там нет, то других, а если нет — некого возвращать.

Её голос пробивается сквозь асфальт, усыпанный зерном из распоротого мешка: «Забывает — значит, любит. Помнить одного любимого слишком больно. Помнить вас всех ещё больнее. Чужой земле вы никто. Она не доест вас и бросит, как сытая собака». В зеркале чужой земли твоя видит собственное отражение и не узнаёт.

Твоя земля доест вас всех, не бросит.  Она своих не бросает. 
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект
ЮMoney | Paypal