Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алла Зиневич

Materia Prima

29-06-2012 : редактор - Кирилл Пейсиков





В.



Лошадиное Рождество

Все мы немножко лошади.
Маяковский.



Лошади - пара, семья -
то ли муж и жена, то ли мать и дитя
в поле, снегом слегка припорошенном.

Ветви елей и кроны берёз в белёсой
дымке, как будто вершины гор,
ритм древесный похож на оконный узор
в Новый Год.

Отмечают ли лошади Рождество?
Кто к ним приходит, не Пастырь ли Добрый?
Вифлеемские пастухи, святые Франциск, Серафим?
Кто хрустящее сено незримо приносит
в стойла, напоминая рождение Иисуса,
кто в их ржании слышит гимн?

Знаю, что в стойле в тот день и час
был Пегас, и крыльями он сберегал
Младенца Христа, Деву их серебром укрывал,
и когда ты родился и я родилась,
он над северным городом проскакал.

Иней - следы от его копыт.
Кони в поле незримо запряжены в колесницу,
Дева ей правит, и рядом Младенец спит,
и Его дыхание ветви, хвою, травы чахлые серебрит.
Сидя сзади, сыплет святой Иосиф
на встречных торжественные дары:
уловление света, кристаллизацию слова.

Третьим в упряжке Пегас проносит
весть благую через миры -
может, и нам с тобой общую радость сбросит?

Мы в этой жизни снимся тому Ребёнку -
так же, как поле, лес и меж ними лошади.
Будем играть с Ним, когда проснёмся.


Materia Prima

В пользе что-то есть протестантское – чистый дом,
да вот сам Творец в мире земном –
в кастрюльках и занавесках,
добрый и грозный, как домовой,
домочадец, начальник, дедушка Бог –
близко-близко, подать рукой,
в детстве – схватить за бороду.

Помогает кашу варить, кормить и лелеять скот,
сеять озимые, яровые –
добрый-добрый дедушка Бог,
родной и строгий,
как все деянья земные.

Как в часословах у Рильке и герцога де Берри,
сельская светская жизнь в смысле житейского света:
в самых простых вещах сияет Господне сердце,
в самых грешных созданиях – мне ярок тот свет в тебе
не ослепительно, но прозрительно.

Больше тебя мной любим лишь Бог –
сотворивший нас Бог земных работ,
садовник радостей (пусть иногда Босх
смущает нас мутным зеркалом и кривым),
господин неустанной плоти, ведь серафим
в каждом из нас, как Волошин писал, горит.

Жизнь земная –
вот для алхимии
materia prima.


Яблоневые спирали (из цикла «Отец и сын»)

Яблоко от яблони падает по спирали.
Лица отца и сына: сепия и каллиграфия,
и серьёзное радостного прекраснее,
и мудрее серьёзного радостное.

Яблоко падает, яблоко прорастает,
на ветвях серебрятся кольцами на перстах
правнуки дикой яблони ночью августа.

И растут Белоруссия и Литва
взглядом дальних небес на северорусском камне.

Руку отца увидев в дверном проёме,
близоруко подумала: пальцы сына;
яблоне некой незримой подобна выставка:
я так рада плоды эти зрением щедрым вкусить.

Каменный сад Петрограда осыпается по спирали
восприятия в цепкие пальцы кадра;
лица отца и сына – история, память, правда,
семечками яблок глазных сияющие в зрачках.


Сосновая кровь Солнца (из цикла «Отец и сын»)

Смотри: янтарь, кровь времени и кадр
в 3D де факто, не де юре –
в стакане смоляном сиянья буря,
в застывшей влаге ржавые века.

Лишь к Солнцу направлялись крестоносцы.
В Литву и Латвию крестить насильной болью
земгалов, куршей, аукшайтов и жемайтов,
ломая кости, словно календарь,
и кровь ржавела в почве, как янтарь.

Сатурн сгущает кровь сосновой раны,
ведь Алатырь – янтарь, волшебный камень,
и кровь, и пламя плотное – Грааль:
неси свой крест, магистр.
Ищи янтарь.
Ищи, огнём-мечом крестя невинных.
Как пёс. Подобно сиру Галевину.
Ищи его, как райские ключи.
Ищи, не зная, что. Но ты ищи.

В янтарь преданий, летописей, песней,
фамилий нежных – застывают годы:
магистр-старик, упав на побережье,
в песке осколок солнечный находит
и держит свет, как ты теперь, в ладонях,
и в жарком камне дремлют силуэты
мистерии Грааля в плоти света,
где видит нас, потомков, он как предок.

Ведь мы с тобою в прибалтийских косах
найдём янтарь, как времени заколки
и кадры в сепии, когда Господь – фотограф.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り