RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Станислав Бельский

ИНВЕРСИИ

29-06-2011 : редактор - Женя Риц





1.

Ощупываю свою одежду.
Кажется, забыл пристегнуть нимб,
и уныние неловко выглядывает
из-под лакейской улыбки.
Не понимаю, как склеить
растрескавшуюся память,
мутную, как утро в погребе,
неподвижную, как денежные знаки.

Весна собирает дань
чугунными орлами
и закутанными старухами.
Каждый день нахожу в карманах
невозмутимых призраков
в чиновничьих котелках.

Хочется сломать решётки
на окнах нелепых будней,
упасть в певчее небо,
словно в лесной ручей.

2.

она чем зыбче тем красивей
даже когда раздвигает ноги
приглушённая ускользающая
чужая жизнь

тело покорно
тело каждой порой
славит слабость и униженность
женщина спит
женщина врастает в быт
корневой системой
разговора

женщина протаптывает стёжку
и выходит из леса
к насекомому свету лампы
семя всё ещё
вытекает
и тонкими струйками
спускается до сандалий

истина кривоугольна
как странный столовый прибор:
вы отражаетесь
перевёрнутые слепые
измазанные вишнёвым вареньем

3.

тёмная проза
ты пропитана запахом жести
высыхаешь в шумном колодце
копишься дёгтем
в медовой речи
глазастая и общительная
быстрее всего ты растёшь
в топком безмолвии
в стеклянной слепоте
когда тают комья снега
и твои корни
опутывают комнату
когда ночь
вливается в одно ухо
и выплёскивается из другого
фонтанчиком

на рассвете ты гаснешь
теряешь очертания
затапливаешь подземные переходы
вода несёт полумесяцы
и близкая смерть
как лошадь прядёт ушами
первый встречный
кисейный конторщик
кладёт тебя в карман
вместе с болотной жижей
и мельхиоровым голодом

4.

смерть манит тебя
в свои переулки
ложь капает с балконов
и неприцельные кошки
скользят по тебе глазами

кубическая непроницаемая
созданная из белой глины
и жжёного сахара
ты движешься по волнам
чужого времени
как заправская пловчиха

ты бесправна как день
ограниченный железнодорожным расписанием
беспощадна как дуэль
между рифмой и здравым смыслом


5.

Буквы появляются ещё затемно
тяжёлые и острые
как взгляды пьяных школьниц
но гуашевое утро
уже размахивает нотной папкой
и молочные звёзды всхлипывают
прежде чем отправиться в стойло

Мужественные
гражданские колбаски
выворачивают сон наизнанку
Лёд заходит в комнату
без приглашения
как родственник
знающий все подземелья и стройки

И приплывает небывалое
и разрушается неразрушимое
и старая вода
читает нараспев твою книгу

6.

безрассудство растёт
как пышное дерево
ты ощущаешь кожей
медлительные щупальца ночи
универсальную ласку
плотных как лапы окружностей

мужчины с нежными руками
и амбарными замками вместо лиц
знают в какое море
впадает элегическая болтовня

тихоня с чугунными бёдрами
внутри твоей головы белая нора
твои уши чиновники
их зарплата кубометр темноты

телевизоры ползут на далёкий мыс
где нетерпеливо
приплясывает виолончель
в тряпье проститутки

уплотнённая луной
ревнивая бесконечность
источает нежные запреты

крот-аристократ
вылезает из твоего рта
лишая душу отчётливой радости

звонко лопается ночь
ненасытная как половая тряпка
могучая тьма чернильницы
протыкает твоё одеяло

ты выскакиваешь на улицу
теряешь ухо в толпе
и весёлая белка
выбрасывает твой желудок


9.

путешествие начинается
во ржи
в ночной наготе
где медные шары
приближаются
как упорядоченное унижение

дитя встаёт на руки
и ускользает от тебя
в прозрачную апрельскую пустыню
мраморные цистерны
увозят яблоки гор
и семя
отделённое от дешёвых чисел

строгий крот
скрывает за ресницами ласку
а голубь сидящий
на плече лолиты
выплёвывает козьи какашки

на веках слабеет
пресный звук

в подвале прыгают градины

факел очищенного неба
мудрый как доказательства
на дне полицейской лодки


УЗЕЛКИ

2.

Осень завладела наследством,
вязким,
как голова Сальватора Дали.
Сопротивление бесполезно,
крылья ангелов буксуют,
и простейший вопрос
теряется по дороге
от моих губ до уха любимой.

3.

У тебя одно колено сладкое,
а другое горькое,
словно источники,
несущие воды жизни и смерти.

К тому же ты залетела.

4.

Сегодня я могу написать
очень странное стихотворение,
похожее на угольный пласт
с отпечатками древних насекомых.
Боюсь только - некому будет
перевести его на русский язык.

5.

Известия о смерти воздуха
оказались преждевременными.
Утром он снова пришёл -
пасмурный зверь
со свалявшейся шерстью -
и облизал меня длинным
лоснящимся языком.

9.

в нашей речи живут
как в многоквартирном доме
мистические слова
например
"но" горит как китайский фонарик
"или" включило газ
и вышло на улицу
а "если" отмеряя сдачу
щёлкает деревянными счётами

11.

Интересно читать
черновые наброски
большого поэта:
тот же автор,
но
после курса антибиотиков,
истребивших
бациллы гениальности

12.

я бы остался в глубине,
полной бесполезных ископаемых,
но течение выносит наверх,
и я покачиваюсь, как субмарина,
на гладкой границе дня и ночи.

13.

Неужели ничто?
Только рваные полотнища неба,
только глаза,
маленькие, бесцветные,
превращающиеся в ниточку
там, где ветер треплет ляжку
каменного младенца.

14.

ебаться
крепкое слово
бьёт в голову
как отличный коньяк
не понимаю
почему его доверили
школьникам и пролетариям




15.

проталкиваю руку
вглубь сна
как в рачью нору
жду пока стихотворение
не схватит клешнями за пальцы
и тогда осторожно
вытягиваю его наружу

16.

Мы читали стихи
в большом физкультурном зале,
почему-то совпавшим
с моей собственной спальней.
С книжных полок
свешивались коты
и внимательно слушали.
Я воспользовался случаем,
и их всех перегладил.

18.

много месяцев подряд
заходя в книжный магазин
открываю наугад книгу сапгира
убеждаюсь
и кладу её на полку
всегда один и тот же стих

19.

ночь напролёт в дрёме
пестуешь стихотворение
тягучее как волынка
к утру помнишь только начало
"ты живёшь между правдой и ложью
затяни их запутай
свяжи как шнурки на ботинках"

20.

некоторые стихи
умирают в момент создания
нет ничего целомудренней
никто не сделает для них
погребальную маску
ничей взгляд не вонзится в их плоть
как раскалённый полумесяц

21.

надо сохранить
в складках старых писем
между фотографиями
похожими на сны
талый снег
кропотливую работу
и ежеминутное воровство
всё что ускользает от меня
с прилётом первых
государственных птиц

22.

вот ночь
держит в руках
ледяные бивни
вот день
как проросшее солнце

мы переходим вброд
сиротливую реку
ты говоришь мне
кончилось время
и началось другое

23.

уходи
от золотой жилы
от бесследного солнца
падай
в прозрачные сети
говори медленно
как дерево
весной

24.

для того
чтобы думать
надо махать руками
быстрее чем падают стены
быстрее
чем женщины
плывут по жёлтой реке


25.

прописные
остатки ночи
яблони в собственном
цвету

никто не спросит билет
притворство
идёт на пользу
оно стройнит

26.

при первых фразах
колеблюсь
что я пишу
стихи или прозу
потом верлибр побеждает
и тут же тонет
как японский крейсер
прошитый торпедами

27.

вот растёт ствол
прямо из детства
но детство уже
зачёркнуто хватит лазить
туда по большим и малым
так и сметёшь метёлочкой
всё что осталось
разбалованный маменькин
молчок

28.

твоя нога
напоминает озеро в намибии
в которое прячутся
разомлевшие от жары
бегемоты
какая связь?
никакой
кроме разумеется
сексуальной




30.

поэты как поэты
только внутри черепов
какие-то колокольчики
ходят принюхиваются
трогают длинными пальцами
ваньку
не надо
ваньке уже всё равно

31.

птицы существуют
это доказано
вот статья в википедии
но сколько копий сломано
волоокими академиками

32.

волк с заячьим хвостом
хвост с заячьим волком
читаю:
мезим
творог
ячневая крупа
три мента
и рембо в донецке

33.

"как ты прекрасен"
мне шепчет
и тонет:
немножко света
мыльной воды
щепотка намокшего пепла
и чистописания

35.

есть люди и понаглей
провинциальных доцентов
отточенный карандаш
зачёркивает
маленькую войну
ведомую непонятно кем
в середине прошлого века

36.

боюсь уснуть
приползут змеи
или
упаду со скалы
или
случайный прохожий
ударит ножом в грудь
(моя поза
так привлекательна
для прохожих с ножами)

37.

если разобраться
эта трагедия
очень оптимистична
все герои выжили
а один
даже
купил себе телевизор

39.

если бы я смог осязать
медную проволоку
и слушать
дыхание животных
то я наверняка
скинул бы сутану
и отказался
от чревовещания
в пользу сморщенных поцелуев

40. [книжная полка]

молодые годы короля
зрелые годы короля
собачьи годы
поиски утраченного времени
упорство маньяка
документальное кино
[чёрно-]белая крепость

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah