Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Максим Дрёмов

трава

29-06-2020 : редактор - Андрей Черкасов





первая трава

что вообще делать сегодня в городе,
кроме как смотреть на траву:

смотреть, пока бываешь там, где
девушки тычут пальцем сквозь решётку

со смехом; когда лежишь, роса —
это гадательный шар; колено —

тактильный портал во времена,
когда в городе зияли норы тарантулов,

парапсихотический опыт: имя,
упавшее из листвы, мешки с травой,

солнечный оползень, снимающий
детскую наглость касания; смотреть —

это как дожидаться травы: пока она
прорастёт прямо через глаза;

касаться — это как солнце в тот самый
момент, когда оно отпрыгнуло от твоей тени.


надломленная трава

сегодня на стадионе скосили траву —
я бегу сквозь твёрдую мускульную ночь
в окружении разбросанных стеблей.

призрак травы хочет протянуть мне
свою узкую голову, прозрачную,
рыщущую в поисках собственной зелени.

она покоилась здесь, горизонтальная,
важная, пока шли вампирические дожди,
и такие дожди, после которых земля уже сухая.

разжёванная жвачка молнии липнет
к кровле; жизнь, прекрасная не в том,
что её не было, а в том, когда не было.

знаете, я предпочту пока, лёжа в траве,
ртом собрать капли воды с веток
в промежуток между двумя полнолуниями.


воображаемая трава

вот и кто-то кричит мне, из тотальной рекламы
высунувшись и замерев в солнечном свете; большой
экран леса передо мной — плоская ширма, проткнутая
светом всё тем же; за ним — за светом и лесом — люди
стоят и хотят, чтоб я увидел деревья, а я вижу — только
траву, и ни к чему мне реклама леса; и палые иглы
хотят, чтоб впитал я ценный тактильный опыт, а я
хочу под спиной своей чувствовать только траву; в
бачках общественного транспорта трогать потные
деньги, ждать, пока колкий рафинад страха растворится
в светоносной слюне моей, бокскаттером проковырять
дыру, чтоб лупасило солнце из неё, или даже встать
и тупо обтекать под светом — я не могу, мне надо
быть здесь, с травой, или, точнее, траве надо быть
здесь, пока я могу с чистой совестью — врастать в
этот занятный сюжет, похожий на огненно-острый
холодец, сочинять и дальше о том, что солнце далеко,
о том, что автономным свечением своим обойдёмся.


распрямляющаяся трава
     
      вставать с травы только чтобы:
      забавляться с первыми брызгами
      темноты, испаряющимися, не
      долетев до жаждущих их сухих, светлых
      трещин; нагревать воздух и землю
так, чтоб не не успели остыть; прыгать,
делая кувырки, на батуте ложного зрения;
как песня ника дрейка — сцарапывать
глазурь медленно вплывающего тела;
как шелест надрываемой фольги —
      отделять сгорание от кристаллизации
      второй слезы, пока первая ждёт
      подставленной ладони огня; как ветер,
      седлающий спину летучей мыши —
      продираться сквозь лепкую реальность
только звуком; делать вуду-вольт своего
языка; демонстрировать чудеса эквилибристики,
стоя голым на застывшем луче; катить
гироскутер вдоль кромки воды; чувствовать
момент, когда траве надо бы распрямиться.


воскресающая трава

когда день кончен и трава встаёт из своих могил и просит пить —


отражённая трава

а в ночь на экзамен по русской литературе
пришла гроза: в росчерках озона извивается
  трава; звук улыбается мне в окно, в тупизне
его позы, в шевелении тяжёлых надбровных
    дуг — знакомый восторг, паралич
  радости, одолевающий траву поутру; бескровные
аккуратные раны дождя — геометрически
  правильных форм; в последний раз тело
опускается в крупные опилки; спине колко, в
ладонь ветром надуло школьную чью-то записку —
    о том, что будет день с прожилками света
    в коже, наступит день питкий как пилзнер;
  расколотые многоугольники плитки ещё
  терпят гостей: странная мазурка, полумаски
холода и тепла, дождя и травы; место, которое
каждый день мучишься представить себе —
  район как висящий над городом прочерк —
шёлк, горячий иней; эмансипационный проект
лета: последняя клубника, первая черешня
смотрят на то, на что нельзя взглянуть без боли,
    нельзя взглянуть без улыбки.


смешная трава
                          г. у. 

это как когда путин рисует кота у тебя на лбу:
тело-проектор, фильм про разбег травы,
про жадные до внимания головки клевера —
    пушистые границы шелестящей тени;

это как неожиданно потускневший факт,
насквозь пронзённый трёмя жгучими пунктирами
жалящего зрения; зуд, сужающий мир до —
    влажных пятен солнца на лысине крыльца;

это как голубь, разорванный с утра пустельгой:
воздух с криком отпрянул, боясь коснуться;
бьётся смех во рту своими прозрачными крыльями,
    над головой — минус-приём ночи.


вечная трава

сейчас всё вращается вокруг тебя, трава:
даже если тебя режут и ты летишь во все
стороны — за тобой колючие лапки зуда
пробегают по спинам прохожих; клинопись
последних побледневших соломинок —
эти две подзовут к себе округлый хохот
грозы, эти четыре — заклинают постылым,
ненавистным июльским днём-столбом;
только последняя — робкий отломленный
усик прозрачного насекомого — скажет
ясно, простится без лишних слов; за
прыщеватым известняком южных больниц
и школ оркестр травы уходит в небо:
нестройные голоса, трогательные маракасы,
отслоившаяся чешуйка повседневности,
свет, открывающий дверь другому свету.
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り