РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Булат Назмутдинов

Полое небо

03-07-2024 : редактор - Юлия Тишковская





Любовь
 
Ты говоришь, что лучше её убить,
Для меня лучше, чтобы её не стало,
Чтобы снова почувствовать себя
Хозяином своей жизни,
А не быть намотанным на палец, как волос.
 
Но это всё равно что убить собственного ребёнка,
Которого вырастил и воспитал.
Ты помнишь бессонное утро:
Ты носил его на руках.
Он живёт каждый день,
И ты вместе с ним, страдая и радуясь.
 
Кому мне его отдать?
Никто его не возьмёт.
Кроме меня, он никому не понятен.
Его нет нигде, кроме моего сердца.
Его нельзя приручить,
Только вырастить и отпустить.
 

***
Когда я тебя увидел,
Твои глаза были широко раскрыты.
Ты говорила, и медленный голос
будто бы лакомился словами,
их сладким звучанием.
 
Я узнал о тебе, а ты обо мне,
И лёгкость, что сблизила нас,
Сменилась мучительным ожиданием
Следующей встречи.
С того дня было столько свиданий
И спутанных чувств,
А я так же сильно хочу тебя видеть,
Когда слышу голос.
Я вспоминаю шёлк твоей кожи –
И как ты свернулась калачиком,
Пока я проветривал комнату,
Лёгкая, как карандаш.
Это ведь правда ты?
 

***
Я чувствую этот вкус сытости,
Вяжущей праздности.
Ром нежно заходит,
Как родственник в комнату.
Я пропущу его чуть дальше двéри,
Но останавливаю у кровати.
 
Утром ты мне позвонишь и скажешь, что любишь.
Будто бы – между делом.
Ты хочешь, чтоб мы поженились,
Этот день будет самым длинным.
На нас упадёт тяжелое солнце,
Мы будем стоять у зелёного загса,
Все в теплом поту и соленых слезах
От палящего счастья.
 
Я так хочу, чтобы у нас были дети.
С моей головой, но твоими глазами,
Твоим лёгким смехом, твоими щеками,
Моими ямочками и углами.
Мой резвый кентавр:
Пока я думаю, что делать дальше,
Ты выстрелишь четыре раза.
 

***
Прощай, очень хочется уцелеть,
Вспоминая субботу, когда я был счастлив.
Когда вязкая мгла коптила балкон,
Сигарета и дым стучались в окно.
Вспомни, как полюбил
Силуэт угловатый и резкий:
Бутон человеческих чувств
Раскрылся, и в нём показался язык:
Он горел, как тот пламенный день,
Как твоя сигарета во рту.
 
Прощай, моя мгла, мой закат,
Вся табачная пыль,
Этот запах напористый, липкий.
Отмыть это тело от прежних чудес:
Фальшивых улыбок, оскала богов.
 
Я прошу, отпусти меня насовсем.
Я прошу, моя радость, моя, не ушедшая навсегда.
Я люблю, но мне хочется уцелеть
В забытьи, в этой копоти чувств.
Дай угаснуть навязчивой боли.
 

***
Я вспомнил:
В последний раз я был счастлив
Девятого декабря,
Когда ждал тебя в темном кафе,
В половине седьмого, после прилёта.
 
Ты собиралась забрать меня на машине.
Я быстро поел, выпил кофе и долго искал
жвачку или конфету.
Помню свет, помню, как перевешивал
с места на место
свой пуховик.
 
Наконец я увидел машину,
Ты вышла и обняла,
Раньше ты так не делала.
Это был самый счастливый момент.
И больше такого не будет.
 
Мошенница чувствует удовольствие,
Когда все происходит так, как ей хочется.
Или животную ярость –
когда ей отказывают.
В промежутках, во время погони,
Ею движет азарт.
  
 
***
Я ехал два года по колее, 
Ужаленный оводом, 
Не жалея колёс, 
Не жалея железного обода. 
Так долго в тяжелой дали 
Мне сиял этот свет
Полуночного города. 
 
Поцелуй нелюбящей женщины
Острей двулезвенного меча. 
Зачем я тебя повстречал, 
Почему не исчезла, 
Как раньше и делала. 
Выкрав бесценное:
Переписку,
Фото и вкусы
Липкого счастья, 
Запахи хвои и табака, 
Летнего спирта, белья? 
 
А пока, 
Каждый раз просыпаюсь, 
Как заводной апельсин –
Без цедры и мякоти. 
Октябрь наступает без слякоти, 
Я отступаю после сражения 
На влажном поле, 
Совсем не футбольном. 
В остатке – две стопки стихов, 
Ребёнок,
Разрушенные отношения. 
Воспоминания о твоём теле:
Сдувшийся мячик между ногами. 
 
Ты ищешь себе приключение –
Словно кошка в поисках мяса,  
Возле стола. 
Я – в куполе тёмного, злого стекла.
Я прощаюсь с тобой. 
Очень дорого.
 

***
Я тоскую по тем тёплым дням, 
Когда город был колыбелью, 
Когда он и семья держали меня на весу. 
 
Внезапно всё рухнуло и разлетелось. 
Крылья стали бумажными перьями. 
В моем воздухе – лишь атмосфера борьбы. 
 
Если в первые дни силы были со мной,
То спустя пару месяцев тело простилось, 
Начало жить своей болью. 
 
Оно мстило за годы, когда отдыхаешь, читая, 
И трудишься, снова читая. 
За ту иллюзию, что голова – это не тело. 
 
Раньше я видел столько опор, и все они покосились. 
Казалось, я снова впадаю в пугливое детство. 
Я начал бояться подростков и видеть во взрослых защиту. 
 
Неужели все эти дни, полные сил и решений, 
Ко мне не вернутся? 
Одиночество больше не будет покоем? 
 
Но спустя пару лет что-то случилось, 
Я уже не боюсь, мне даже нравится эта тревога –
Высокое, полое, серое небо. 
 
Я как будто живу второй жизнью, 
Начинаю с младенчества, с самого низа, 
Иду вверх по краю, через ступеньку. 
 
Но уже без родителей, учителей, 
Без оценок, тетрадей, заданий, 
Сам за себя, сам о чужом.
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2024 Полутона

Поддержать проект
ЮMoney | Т-Банк