ПОМОЩЬ САЙТУ

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Станислав Курашев

Пансионат сестер Норель

08-07-2005 : редактор - Владислав Поляковский





ПАНСИОНАТ СЕСТЁР НОРЕЛЬ
(поэма льда)

Посвящаю эту скромную поэму Екатерине Геннадьевне, которая красивше чем Калипсо и Ариадна, чем Елена Прекрасная и Леночка Докич, которая красивей всех жён египетских фараонов и даже всех буряток, которая вообще – без всякого преувеличения – самая красивая женшина в мире.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Со стены сниму кивот
За труху бумажную.
Всё – продажное, а вот
Память не продажная…»


ПРОЛОГ.

Элизиум короткой летней ночи,
Надгробие бессмысленного дня,
Молчит глухой, церковный колокольчик
О том,что нет меня и нет меня.

Сезон дождей, я болен так простужен,
Попав под ливень, что ненавидел всех…
О, я так любил его за это…

Я живу в стране одуванчиков,
А кому достался тот волчий мех….
В зеркалах никого нету…

Я рисую спирали в тетради,
Заштриховываю уголки.
Божья матерь да христа ради,
Ах, избавь от любой строки…

Дай мне мокрое полотенце,
Я болею – озноб, то есть жар,
Ты сказала – умрёшь от разрыва сердца,
Я сказал: умирать мой дар….


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ЭЛЛЬЖЕБЕТА НОРЕЛЬ – старшая сестра, 28 лет, разум

МАРЖЕНКА НОРЕЛЬ – младшая сестра, 19 лет, сердце

КАЙ – 25 лет, зачарованный

ГЕРДА – 23 года, простая душа

КОРОЛЕВА – прекрасный лёд

ЭНГЕЛЬС – 38 лет, хамелеон

РУНГЕ – 50 лет, канцелярская крыса

АНДРОИД – спившаяся модель четвёртого поколения

МОНГОЛ – 25 лет, торжество буддизма

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ – древнегреческий обломок, живущий на каминной полке



КОМНАТА НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ
(Герда, забравшись с ногами на диван, пытается читать книгу, но мысли её – далеко. За столом – Кай, что-то пишет, иногда бормочет вслух, на лице – усталость, за окном – тусклый вечер.)


КАЙ

В колыбельной колыбели –
Спят метельные метели
И свирельные свирели,
Буква «ю» и твёрдый знак.

Очень просто - …

ГЕРДА
(с какой-то застывшей гримасой)

полуостров.

КАЙ

И без смысла - …

ГЕРДА

коромысло.

КАЙ

Гербом вербы – берег Гебра….

ГЕРДА

Всё совсем-совсем не так…

Что ты пишешь, зачем ты пишешь
Весь этот бред безумный в тетрадке…
Мне ночью кажется – ты не дышишь.

КАЙ

Всё в порядке, в порядке, в порядке…

ГЕРДА

Ты так много пьёшь, так много пьёшь…
И всё молчишь, молчишь, молчишь…
Ночью так странно звучит ложь,
В окне – декабрь не уходит с крыш…

Та женщина – о я знала всё сразу…
В её глазах – холод безумный…
О, разве любовь – чума, зараза…

КАЙ

Я хочу стать льдом – лунным…



СТОЛОВАЯ
(Элльжебета накрывает на стол, за столом – Рунге и Энгельс)

ЭЛЛЬЖЕБЕТА

Проклятый градусник совсем уж сошёл с ума,
Ему всё время снится Гренландия что ли…
Утром наш дом – ледяная тюрьма,
Каждый день здесь кто-нибудь болен…

Чортов камин – сколько уходит дров!
И всё равно чуть теплее снега постель…

ЭНГЕЛЬС

Может быть, милая, вас согреет – любовь?
Станет снег – горячим, жаркой – метель.

ЭЛЛЬЖЕБЕТА

Ах, оставьте эти ваши шутки, оставьте…

(уходит на кухню)

РУНГЕ

Какой цветочек, да, пропадает, коллега?
Нет, раз уж наливаете, то наливайте –
Доверху…

ЭНГЕЛЬС

За лодку зимы, не нашедшей – брега…


ЕЩЁ ОДНА КОМНАТА НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ
(Спартанская обстановка, на столе – две бутылки водки, одна – пустая, другая – на две трети полная, скромная закуска, за столом – Андроид, напротив – Монгол. Андроид явно пьян, его речь – обычный пьяный бред. Монгол то ли тоже сильно пьян, то ли от природы так равнодушен и спокоен.)

АНДРОИД

Ну ладно…за твоё здоровье, что ли, Махмуд…

(выпивают)

Ах, вкусная водка…злая водка…
Покрылся льдом наш несчастный пруд
И графиня похожа на идиотку…

Ох, до чего я люблю Марженку…
В её волосах – сотни тысяч вольт,
Такие плечи, шея, коленки –
Всё это вымерло словно дронт.

Я ж видел как ты на неё смотришь…
Ещё раз только, сука, так посмотри…
Всё придурка Будду из себя корчишь…
Ты – отличный актёр, но плохой – грим…

О, эти лунные циферблаты, рельсы метро…
Когда планеты горят белым огнём…
Когда шарик не попадает на зеро…

МОНГОЛ
(наполняя рюмки)

Мы все очень скоро умрём…


КУХНЯ
(Марженка чистит картошку, на подоконнике сидит Королева.)

КОРОЛЕВА

Мне у вас очень нравится,
Люди такие смешные, странные.
Ты, Марженка, - настоящая красавица,
Ты пахнешь корицей – сладкой и пряной.

Ты ещё не умеешь мучать
Нарочно, и плачешь по пустякам…
Но скажут, что всех – лучше…
И сделают из любви – храм…

Но знаешь, есть здесь один Кай,
Он всё склеивает сердца кусочки,
Его рай – ледяной рай,
В декабре – пока ещё – прочный.

Ты его полюбишь, я знаю.
Сердце будет болеть так долго.
Лёд когда-нибудь да растает,
А Герда – глупая собачонка…



ГОСТИНАЯ
(Кай и Марженка.)

КАЙ

Ты плачешь и нету горячей воды,
И от боярышника – сплошная изжога,
На твоих часах – пять утра среды,
У меня только ночь – очень долго, долго…

Расскажи мне про чёрного человека,
Снеговое кольцо, ледяной шок,
Ты ходишь медленно как калека,
Какой злой наш январский бог…

МАРЖЕНКА

Вы так странно читаете стихи…
Словно бы это – смерть, умиранье.
Звуки так нежны и так легки…
Мне понравилось очень про Каина…

КАЙ

Марженка, скажи мне, что я ещё жив…
У меня совсем обледенела кровь,
Сердце – сплошной, открытый нарыв,
И этот гной зовётся – любовь?

ГОСТИНАЯ
(Рунге, сидя в кресле, читает газету, входит Андроид)

АНДРОИД
(зевая)

Хайль Гитлер, партайгеноссе…
Ну что там в газетах пишут про Арктур?
Этой войне уже лет восемь,
Всё врут наши звёздные карты.

Кто не хочет тотальной войны…
Я вчера разговаривал с птицей,
Она так удачно толкует сны –
Надо молиться, молиться, молиться…

РУНГЕ

Вам надо лечиться, Рихард, лечиться…
Я вас полгода не видел трезвым.

АНДРОИД

Старый доктор-смерть, доктор-убийца…
Бесполезно, вообще всё – бесполезно…

Я умру в рождество, первый снег
Закроет мне грудь покрывалом любовным,
За железной пластинкой моих век
Станет всё так спокойно, спокойно…

РУНГЕ
(с гримасой)

Довольно…


СПАЛЬНЯ СЕСТЁР
(Марженка и Элльжебета)

МАРЖЕНКА

Элльжебета, Элльжебета,
Завтра будет светлый праздник,
Ночью прилетит комета
И сверкнёт хвостом алмазным.

Невлюблённые заплачут,
А влюблённые – ослепнут,
В моём сердце пляшет зайчик
На листочке лунной вербы.

Элльжебета, Элльжебета,
Сердце – вечный лепрозорий,
Ночью прилетит комета,
Всем на радость, мне – на горе.

Сорок градусов подмышкой,
В сердце выросла крапива,
Он всё пишет свои книжки
Про отливы да приливы

Льда…


ГОСТИНАЯ
(Герда и Птица с головой собаки)

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Я даже забыла, что значит «ртуть»,
Любовь это – метод? оттенок чувства?

ГЕРДА
(о чём-то своём)

Она умеет смотреть сквозь грудь,
Но там – совершенно пусто…

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Ты наверное из другой сказки,
Где мёд по усам и смерть – понарошку,
Где все спокойны, добры, ласковы,
Но здесь всё не так намножко.

Здесь никто не найдёт счастья,
В доме зеркал Медузы Горгоны.
Плюнь на безумных, плюнь на несчастных
И уйди ни в кого невлюблённой…

ГЕРДА

Мне хочется спать всё время,
Мой здравый смысл слишком - здрав…
В людях – ни добрый, ни злой демон…

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Да, но Калигула был – прав…


ДРУГАЯ КОМНАТА НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ.
(Кай и Королева)

КОРОЛЕВА

Мы – кусочки непараллельных прямых,
Только ты – безумен, а я – бездушна.
Ты увидишь вселенной взрыв,
Я – рожденье миров скушных.

Знаешь, мне ужасно всё надоело…
Люди – слишком глупы, им – не скушно…
Ну скажи, что влюблён в моё тело,
Что ледяные губы всех – лучше…

Мы – осколки притоков одной реки,
Мы никому не желаем счастья,
Мы убиваем прикосновеньем руки,
Но у людей вместо кожи – пластик.

Лёд – обжигает, и так ярко горит,
И я повторю тебе вновь и вновь –
Это высокомерье ненависти внутри –
Это и есть единственная любовь…

КАЙ
(нежно)

Ты – прекрасна…


ГОСТИНАЯ
(Элльжебета и Монгол, Элльжебета что-то вяжет, поминутно сверяясь с выкройкой, у Монгола – внезапный приступ разговорчивости)

МОНГОЛ

Здесь совсем не едят конину,
Женщины так суетливы и многословны.
Андроид – редкая мразь и скотина,
Но мне только с ним – спокойно.

Элльжи, у азиатов длинная память
И помнят они совершенно другое.
У вас здесь пишут – не трогать руками,
А у нас – вольным воля, или: не-воля…

Я не знаю что значит «счастье»,
Что это за такой диковинный зверь…
Стань частью мира, чего-то – частью,
Смотри – в окно, уходи – в двеь.

Во мне вековая монгольская скука.
Я ненавижу деньги, презираю богатых.
Мой дед отлично стрелял из лука
И не знал никаких распятых.

Декабрь, Элльжебета, такой длинный…

ЭЛЛЬЖЕБЕТА

А почему он вас называет Махмудом?

МОНГОЛ

Такой уж юмор у него дебильный…
В окровавленной дыбе плакать – трудно…


ГОСТИНАЯ
(Птица с головой собаки и Марженка)

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ
(назидательно)

Озеро – это много воды в блюдце,
А водопад – это вот так вот

(показывает)

сверху падает…

МАРЖЕНКА

Ой, хватит тебе всё время дуться,
Меня и так почти ничего не радует.

Рихард вчера чуть не убил Монгола,
За то что он со мной поздоровался…
Я узнала злость к деревянному полу
И все рифмы к слову «бессонница»…

(Уходит на кухню. Входит Энгельс, на улице явно – метель, он долго греет руки у камина, приговаривая – ну погодка, мать твою, ну и погодка…)

ЭНГЕЛЬС

Здравствуй зверь лесной, невостребованный!
С головою собаки – грустная птица!
Чем так очи твои разгневаны?
Что случилось?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ
(с ненавистью)

А ч т о случится?

О Эллада моя, Эллада…

(закрыв глаза начинает что-то тихо бормотать по латински)

ЭНГЕЛЬС

Что с собачкою падлы сделали…

(неловко пытаясь погладить её по голове)

Ну чего ты, Мухтар, чего ты…

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ
(снова переходя на русский)

Заглохни, чмо…

МАРЖЕНКА
(из соседней комнаты)

Вы уже обедали?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ
(засыпая, глухо)

Я ему говорила – иди, работай…


СТОЛОВАЯ
(Герда и Рунге)

ГЕРДА

Завтра будет – послезавтра,
А я где-то в позавчера…
Нарисуешь звёздные карты
И играешь всю ночь до утра…

На луне – говорят – война,
Ещё миллиард убитых…
Я знаю, что скоро весна
И забуду что всё – забыто…

Дайте мне яду, Рунге…
Я больше так не могу…
Я хочу в тот апрельский бункер,
Пусть другие живут в снегу…

Это палка о двух концах…
Обоюдо-да-острый меч…
Хочешь, я надену то монисто из драхм…

РУНГЕ

Вы очень больны, вам нужно прилечь…


ЕЩЁ ОДНА КОМНАТА НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ
(Андроид и Монгол, вокруг всё также как и в первый раз)

АНДРОИД

Пляшущие человечки в тетради…
Холодильник, электрический чайник…
И всё лжёт, только – чего ради,
Старый козёл – Райнер Мария Райнер…

Вот тебе три таблетки,
В двух из них – сладкий яд,
Жизнь – такая прочная клетка,
Мой прекрасный, любимый брат.

Выкачан из меня весь воздух…
Знаешь, любое её движение, любой жест –
Пригладит ли она волосы, закроет глаза,
Откроет, задрожат ли ресницы от яркого солнца –
Отдавалось во мне острой и сладкой болью…

Вот тебе три…

МОНГОЛ

Бросим жребий – кто первый…

АНДРОИД

Какая карта?

МОНГОЛ

Чёрная…чёрная карта.

АНДРОИД
(переворачивает – девятка червей, не в силах сдержать радость)

Черви! Ах, милые, милые, милые черви!
Ты никогда не увидишь марта…

Монгол долго выбирает, наконец решившись, берёт одну, глотает, запив водкой, у Андроида – совершенно безумные глаза, каменное лицо, у Монгола – восковое, смерти – нет, полное молчание, опустошение. Монгол наливает ещё водки, выпивает.

МОНГОЛ
(каким-то заржавевшим голосом)

Она…столько…лет…казалась…молодой…
Ты успел посадить сына, сломать дерево, Рихард?
Запей вечный холод огненною водой,
Смерть – это очень и очень тихо…



АНДРОИД

Она всё равно никого не любит…

МОНГОЛ

Пей.

АНДРОИД

Не хочу…

МОНГОЛ

Пей.

АНДРОИД

Не хочу…

(выпивает)


ГОСТИНАЯ
(Элльжебета, Марженка и Королева. Застолье, видимо какой-то праздник. Все уже немного пьяны.)

ЭЛЛЬЖЕБЕТА, МАРЖЕНКА, КОРОЛЕВА
(поют какую-то тихую, заунывную, распевную песню)

На Сибирском тракте продают землянику…
А дочку училки зовут да Настасьей…
Приходи, мой любимый, под вечер, к обрыву –
Недоговорили вчера мы с тобой про счастье.

Приходи, мой милый, под вечер, к обрыву –
Договоримся с тобой про счастье…

Под моим крылом – оренбуржская мгла,
Стольный город да Новый Сибирск,
Выстрой мне дом на реке Ангара,
Я сыграю на флейте для иркутских крыс…

Увези меня в дом на реке Ангара –
Я буду играть на флейте для иркутских крыс…

МАРЖЕНКА

Я хочу – в Прагу.

ЭЛЛЬЖЕБЕТА

А я – в Одессу.

КОРОЛЕВА

А я – где никто никогда не живёт…
Жизнь – это слишком бездарная пьеса,
В суфлёрской – сова, в осветительской – крот…

МАРЖЕНКА

А у меня по сердцу бегает мышка,
Ест все фамилии с гласных букв.
Она раньше жила в телефонной книжке,
Но её выгнал оттуда злой глюк…

ЭЛЛЬЖЕБЕТА

А мне снилось, что – умираю.
В зеркалах мой двойник – растаял,
И меня называли – Каин,
На могиле лежал – камень,
И на нём написал – тайно,
Человек по имени -…

(молчит,забыла)

КОРОЛЕВА

Райнер?

ЭЛЛЬЖЕБЕТА

Я скоро умру, я знаю…


КОМНАТА НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ
(Герда, на столе – свечи, за окном – луна)

ГЕРДА

Было десять негритят, да осталось – восемь…
Кто не знает – тот не скажет,
Промолчишь - тихонько спросит.
И придёт потом луна,
На заброшенном погосте
Кто-то пишет имена,
Их смывает – осень…
Моя жизнь согнулась скрипкой,
А твоя свернулась флейтой,
Засушил мои улыбки
На страничке после – Вертер,
Перед – Дарьей.
Было восемь негритят,
Завтра будет – семь…
Есть снотворные таблетки
От бессонных всех поэм…
Я гуляю по реке
В зимних сапогах по льду
И в колечке на руке,
Только раз в году,
Собираются все звёзды
В местном радиоэфире
Остаются только грозы,
Только лёд в речном пломбире.
Раздели имя на цвет глаз,
Возраст – на обувной размер,
И прости меня последний раз,
И закрой последнюю – дверь…


СТОЛОВАЯ.
(Рунге и Энгельс)

РУНГЕ

Диаграммы в «Нью-Йорк Таймс»
Вызывают чувство тревоги,
За полгода – в девятый раз
На луне умирают боги.

И никто не знает в чём дело,
Пишут – новый ледниковый период…
Мне так надоело моё тело,
Утром – трамвай на работу…

ЭНГЕЛЬС

Вывод?

РУНГЕ
(вдруг)

Я жил юношей в Ливерпуле
И часто ходил на пристань
И когда-то, в начале июля
Она уплывала в Бристоль.

С упоением грызла орехи
Как молодая, юная белка,
И так хотела куда-то ехать…
А я всю жизнь заключал сделки…

ЭНГЕЛЬС

Я нынче вечером уезжаю,
Здесь начинаешь сходить с ума,
Снег, наверное, не растает,
В этом доме всегда – зима…


КОМНАТА НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ
(Кай и Королева)

КОРОЛЕВА

Поедем со мною в Египет?
В гробницах так много места.
Ты будешь – лорнет и улики,
Я – в заколдованном доме принцесса.

Поедем со мною в Иркутск?
Там всё так сонно, тускло и тихо,
Ты будешь - самовлюблённый трус,
А я – одноглазое, грустное лихо…

Ну, поедем?

КАЙ

А где – Герда?

КОРОЛЕВА

Зачем ты спрашиваешь об этом?
Ну с чем рифмуется «es muerta»?
Ты ведь был отличным поэтом.

КАЙ

Рифмуется?..Я хочу увидеть Марженку…

КОРОЛЕВА

Нет уж, милый, довольно девчонок,
Я и так слишком много плачу за аренду
Любви, мой холодный, жестокий ребёнок…


КУХНЯ
(Марженка и ночь)

МАРЖЕНКА

А что говорят мёртвые?
Они говорят – ты забыла, забыла…
И глядишь на осколки гордо,
На всё, что совсем – разбила.

Декабрь застрял в календарной жиже
И некому дать ему руку.
Сердце становится просто – грыжей,
Любовь – обычною лже-наукой…

Но почему же так скучно
От неприкосновения губ?
И сказали, что всех – лучше,
И услышала только – звук…

Как же мне всё надоело,
Пусть они все, все умрут,
Каждый из этих правильно-целых –
Разумный и точный труп.

Надо сохранять да прибавлять…
Так кажется они говорят.
О, Вирджиния Вулф – прекрасная блядь –
Твой взгляд это мой взгляд…

Мама! мама!


ГОСТИНАЯ
(Птица с головой собаки и Монгол)

МОНГОЛ

А почему все комнаты пустые?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Потому что в этом доме мы – одни.
Слушай, парень, - забыла твоё имя –
Мне так холодно, может затопишь камин.

МОНГОЛ

Какой сегодня день?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Декабрь.

МОНГОЛ

А вчера?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Декабрь.

МОНГОЛ

А завтра?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Декабрь, декабрь. Хватит дурацких вопросов.
Это дом, в котором живёт – декабрь.
Только ты не уходи, ладно?
Я сойду с ума в одиночестве…

МОНГОЛ

Где лежат дрова?

ПТИЦА С ГОЛОВОЙ СОБАКИ

Там – в чулане.
Я забыла – как тебя зовут?

МОНГОЛ
(после некоторого молчания)

Махмуд…


2,28.07, 2-3,5,10-12.08.01.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 1999–2020 Полутона. polutona@polutona.ru. 18+