РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Василь Сафаргалеев

09-07-2024 : редактор - Евгений Паламарчук





Казанский поэт, 2001 года рождения. Многократный финалист и победитель
Казанского Поэтического Слэма, финалист Московского Поэтического
Слэма, финалист Всероссийского Онлайн-Слэма, участник «Аксёнов-Феста
2022». Публиковался в «ROAR», «Идель». Участник поэтических сообществ
«Бутылка Клейна», «ЛабУЧ», «ТОРФ». Организатор поэтических открытых
микрофонов в Казани.




«Это получилось случайно». 

Твоя дочка рано или поздно скажет: «пап, 
Я прошу тебя, не надо перед сном читать стендап, 
Возьми какую-нибудь сказку, например колобка, 
Возьми мне несквик-какао, вскипяти молока, 
И почитай колобка,
Как я почитаю колобка» 

Твоей дочке шесть, ей пора бы идти в первый класс, 
У неё мамин нос и пленительность маминых глаз. 
Она знает про Путина, знает про слово «выпь», 
И она очень часто, прям постоянно тебе говорит: 
«Пап, ну что ты как маленький, 
Там столько всего во дворе, 
Я, между прочим, уже говорю букву «рэ», 
Я в минуту читаю уже больше сотни слов, 
Узнала, что такое кроссинговер 
И сколько у нас хромосом. 
Марина Львовна говорит, я гений, такая я вот! 
Пойдём во двор, я поскольжу, пока не растаял лёд» 
Ты не противишься, повинуешься, таков указ. 
Ты кладёшь в рюкзачок её розовый противогаз, 
Вы идете наружу сквозь брошенные блокпосты, 
Ты видишь разбитые двери, обшарпанные кресты. 
Над облаками, наверно, тихонько рыдает бог,
А детям в саду говорят, что этот гриб на горизонте — большой колобок.

Пока она скользит, ты смотришь на неё и вокруг. 
Твоя дочка знает, как ты боишься леса застывших рук, 
Знает, как ты боишься блестящих небес, 
Ведь придётся бежать, иначе всему конец. 
Она знает, как ты боишься ночей, и как ты не любишь спать. 
Она научилась читать твои мысли, когда ей исполнилось пять. 
Они все так умеют, общаются только так. 
А ты сидишь, вспоминаешь, в двадцатом тут был Буерак, 
Затем приезжали Сплины, Дайте Танк и Би-2, 
Затем все уехали, и началась война. 
Дочка скользит, подо льдом погребён вертолёт, 
И завтра наступит тридцатый (наверное) год.


«Ты»

В точке кипения всех столкновений орды
Встанешь с пакетом из спара прекрасная ты 
Ветром поправится локон со лба на висок 
Ты непривычна для них, как холодный песок 

Ворот поправишь, положишь пакет на бордюр 
Море в закате как персиковый конфитюр 
Ночью оно превращается в тихую ртуть 
Нет такой ложки, чтоб море с собой зачерпнуть 

Я закурю, ты заплачешь, орда запоёт 
Песня звучит как взлетающий ввысь самолёт 
Он прошмыгнёт в облака и пробьёт их бельмо 
Небо повиснет над ним как сырое бельё


***
Эта жизнь написана левшой:
Дождь люби, питайся черемшой
Сыпь табачный пепел на тетрадь
Пей вино, закат, морскую гладь 
 
Руки поцелуями погладь

Ведь в таком всегда виновны оба
На полях ей напиши «мадлоба» 
И иди дорогой, дорогой 
Ты своей 
Она пойдёт другой 

По цветам пахучим, будто сдоба  

А затем, спустя громаду снов 
Заиграет в парке let it snow 
Ты её заметишь в уголке
С пепельной тетрадочкой в руке 

И закончатся все темы для стихов


***

Бог по незнанию сильно понизил градус 
На землю упали лужи
Нужно чтобы кто-то был рядом пока я напиваюсь 
Мне прямо очень нужно 
Как будто нет смерти и прочей людской лабуды 
А водка всё помнит вот был человек и нет 
Вот я её пил бы а ты бы просила воды 
И медленно двигался б твой к моему табурет 
Тут речь не о них табуретки здесь не при делах 
Я вижу пророчества в свой full hd монитор 
Ты в чёрном пальто или лучше в чём мать родила 
Ты греешь мне чай ранним утром но это потом 
Вон дождик идёт а вон люди попадали вверх
По лестнице в небо такой им отдали приказ 
Сквозь облако были и времени шёлковый мех 
Всё это коснётся нас завтра зато не сейчас 
Смотри как красиво мне кажется миру кранты
Стихи все закончатся треснет Луна пополам 
Лишь я напиваюсь кончаешься лучшая ты
И между нами бим бим бам бам 
Бим бим бам бам


***

Камушек, попавший в мою обувь 
Не создаёт никаких проблем 
Он как тот случай из детства 
Или тот стакан молока, который заставили выпить 
Или как тот человек
Ну, ты помнишь 
«А на тебе, как на войне…» 
Катается между пяткой и стелькой 
Я слегка меняю походку
Чтобы он не так кололся  
Прохожу с ним одну улицу
Вторую 
На пересечении второй и третьей 
Думаю снять этот чертов ботинок 
И хорошенько им потрясти  
Но что-то меня останавливает 
И я иду дальше 
Я уже так к нему привык 
Иногда я случайно встаю прямо на него 
Тихо матерюсь
И иду дальше 
А он всё резонирует  


***

Он звёзды показать 
у неба всё просил 
Стоял на облаках 
малюсенький василь 
А перед ним летел 
победой в петербург
Огромненький васыл 
его ужасный друг 
Он мальборо курил 
за школой в облаках 
Малюсенький василь 
его нёс на руках 
И лишь бы стать как он 
у облаков просил 
Спустя пятнадцать лет 
Васылом стал василь 
И снилась пацану 
та детская печаль 
Когда на сончасу
в детсадике скучал 
Вот стать бы мне большим 
ну стал и что с того 
Во сне кричал василь 
и плакал над столом 
А на столе вся жизнь 
попробуй опиши 
На нем гнилые щи 
под ним опа-ры-ши 
И так который год 
бежит ему б упасть 
В земли сырую пасть 
и что-то прорастет 


***

Горький туман разбредётся по комнате так 
Что не будет понятно — «циклон» это или табак 
Я чихну как котёнок, окошко открою наверх
Оседлаю туман и просунусь сквозь стеклопакет 
Вдоль зелёных полос, на руках, будто на парусах 
Маневрирует тело худое в широких трусах 
Полечу в тропосферу сквозь зарево сотен теплиц 
Посмотреть на улыбки краснеющих бортпроводниц 
Оглянусь на границу, где тлеет мой крохотный мир 
Это небо растает однажды, как тает пломбир 
Это небо устанет однажды среди бардака 
Обернётся в «циклон» или горький дымок табака 
Из подвала достанет сухой подкопчённый фитиль 
Поднесёт зажигалку, и вместе тогда полетим


«Владимир Осколин»

Владимир Осколин вернулся с загаром 
С далёкого севера он 
Гонялся за Русью, гонялся задаром 
Обратно он вёз самогон 

С ним пил всю неделю вагон 

Настойку трущоб и бутылочной пробки 
Попробуй не выпей, слабак 
Болтается в рюмке зимой – белой, горькой 
Клыками бродячих собак 

Владимир Осколин вернулся с оскалом
С оскалом как будто с войны 
Улыбка осталась, а душу раздал он 
Нам в рюмки по сотке разлил

Мы выпили душу, Осколин свалился 
Со стула как старый мешок
В мешке оставалась бутылка с запиской 
В записке был этот стишок
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2024 Полутона

Поддержать проект
ЮMoney | Т-Банк