RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Лена Рут Юкельсон

графомания неизбежна

05-12-2006 : редактор - Павел Настин





2002-2006

*
перевернуть созвездие ежа
и посмотреть ежа стыдливый запах
что струйкой тонкой тянется на запад
и к сердцу возвращается назад
и заболеть пустырником осенним
а куст, он прост, что осень, то знаменье
а мир, что кость, что воля - наугад

в названиях зверей запрятаны леса
в ладони семь кристаллов колкой соли
и звуки вымирающих со-словий -
преодолеть. сияние. иссяк.
поговори меня, меланхолИя,
изведан мир и зрелость мертвой пыли
на темени и в темных небесах

*
нить неземной новизны
в безукоризненных швах
эта зернистая тень
в глубине китаянки
младенец коричной губой
трансформирует слово
он станет работником
славных воздушных террас
привычно несущим
простое заплечное солнце
и теплые зерна
как теплые птицы
в нездешнем поту
китаянки
как капельки ртути
у верхней у верхней
губы

*
в укромном частном участке
ищу я природы красы,-
зеленой коричневой, рою,
но вижу из-под ногтей
известку и срам какой-то!
природа краса она проще,
она зарыта собака,
она наверное тварь,
моя! дай!

*
в остылой наготе
как в гордой бедности
и стыдно и нестрашно
раскроется орех
и тонкой кожурой с ума свести
себя и прочих всех
и разделить нутро
на привкусы воды
иной случайности
или старинной тусклой
полбеды

*
графомания неизбежна
на красном мясе золотые купола
сквозят, неотвратимые, как время
и в круг вороний голос непременный
сплетаясь, сводит хриплые крыла.

и мы молчим. и оперяются слова.
в клети грудной неистовствует что-то
(мы без него, как мы. но без полета)
и мы летим. и рвется синева.

*
сверкающие черные бездельники
украдками сверяют лотереи номера
их запястья метки понедельника
изысканные костяные веера

это сезон навязчивых предчувствий
чей ленивый рой чей настырный рок
в затылке завелся последующий выстрел
в подкладке завалялся маковый пирог

*
ловкий проходимец по воде
временно недоступен
голова в парадной узде
обрамляет маслящийся рот
а мое все сеет и жнет
(когда не спит не ликует)
по житейским повсюдам
рыщет выход и сызнова
попадает в проход
надо мной на высоком верху расположены sun on the sky
мой изысканный cool искорежен невнятной надеждой
и моей биографии темной изрядный (из-ряда-вон) край
не таит в себе нихуя безбрежного
но иногда бывает просто красиво
какая-нибудь строка не в размер
или цапля или
the end, например


до 2002

*
ты маешься в пустоту
немеешь жалея слов
поэты стучат ногтем
о грани соленых птиц
скажи рыбаку - рыбак!
жена твоя черных пчел
продела сквозь уши и
по буквам и по песку.
оставить тебе маету
с ней постой, покури
пока сумею закрыть
плотней за собой

*
закрой глаза -
в твоих прозрачных веках
пустых небес плывет отображенье
и тихих слов невидимо круженье
в забытых реках

дай руку -
кожей, ссадинами ставок
прорезами других прикосновений
и побредем. мороками влечений
равнений, правок

*
царапает в верхнем левом углу,
а правый нижний хромает,
и вот я фигурою всей на полу
и тихо меня убывает

какая нелепая жалкая весть-
погибнуть меж кухней и ванной!
(до кресла себя мне уже не донесть,
а до двери и подавно)

достойно не встретить, короче, конца,
решаю. но тут! вдох и взмах!
я чувствую аиста возле лица!
смотрю, это аист, и возле лица!
и мы улетаем впотьмах

*
не маятник не танго
качели как качели
собаки дети смерти
а конь кузен судьбы
ну лапами ну ели
без слов сдается небо
под ноги снега знамя
юг золотой восток
вот спазм и звон метели
белы ее пожары
ты прячешь быстрый вечер
и я кричу - оночь!

*
чайки выходят из нефти
у каждой во рту птица
смертельного расставанья
небо морщится тьмой
сотен пернатых скобок
над стуком сопилок
и залпами пробок
светлы нейлоновые нитки
и рыбьи лица
и лица некоторых чисел
их ледяные расставанья
их вереницы

*
был терпок нёба свод
и бывшее лилось
поблекшей вереницей поминаний
мне вырезали ворот у ворот
мне вынесли последнее желанье
всё приходилось -
мимо обошлось
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah