RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Максим Бородин

Сонеты

06-10-2012 : редактор - Василий Бородин





увеличенный сонет

о герцогиня или как там называют в англии
девушек с такой красотой
ты блин похожа на русскую шпионку
и одновременно на анну ахматову

пусть извиняют что маленькими буквами
всё в этой жизни маленькими буквами
и даже моя любовь к историческим сравнениям
типа война алой и белой розы

ты подошла ко мне с томиком джона донна
приложила к губам маленькую ладошку
опять видите маленькое сравнение
никак от них не уйти не убежать

что уж говорить о тебе русская шпионка
с длинными волосами ниже попы
и такими же длинными руками

я люблю тебя средневековой любовью
словно эразм роттердамский и эти как их
бродяги Господа Бога нашего


сонет

о собирательница поцелуев и всякой такой фигни
типа джаз-рока начала 70-х фотографий джима моррисона
и звездочек шорохов на моей подушке утонувшей в темноте
ты подарила мне совсем не те ощущения

это что-то типа путевки в профилакторий завода имени коминтерна
приезжаешь видишь что эзра паунд твой любимый поэт
любимый потому что ужас как трудно достать
а мне достается только твое тело и пару слов прости

сука сказал бы я но не скажу потому что дожди
уже остановили время в нашей комнате
лондонской пинк флойдовской комнате

похожей на ханты-мансийский округ
просто нравится словосочетание
так же как и ты моя любимая тоже словосочетание


сонет

о любовница последнего короля шотландии
девочка с окраины днепропетровска с его тряпичными замками
ты понимаешь что облака над двенадцатым кварталом
уже не помогают от скверных мыслей и стихотворных строк

ты видишь ангелов а ангелы видят тебя
что еще надо девочке графине с комсомольской родословной
маленькой любовнице ветреных снов и дешевого пива
ну может быть еще маленький будда случайно попавший в лондон

на коронацию дианы принцессы альминской подойдет
скажет знаешь я понимаю твое трепетание
и готов отвести тебя за горизонт туда где сады

ярче и теснее райских и где любовь это типа счастье
а не уборка квартиры и стирка грязных носков
одногруппника вильяма блин шекспира


сонет

поезда от легкого головокружения качает
или рельсы уложены словно строчки романа маркеса
ты вошла в тесное купе и сказала я влюблена
в кого переспросил я и достал бутылку шампанского

из сумки своей где тесно лежат парижские воспоминания
хотя в париже никогда не был но всем говорю что был
вот и ей наплел с три короба а она влюблена говорит
вся такая воздушная достала подушку с третьей полки

и опрокинулась внутрь купе кто-то стоп-кран сорвал
мы выбежали в коридор а она все повторяла и повторяла
я влюблена потирая коленку свою

а потом я смотрел в окно пока она переодевалась
она влюблена думал я рисуя на стекле букву л
первую букву нашего алфавита


сонет

рождение самое лучшее что придумал Господь
и его друзья облака и горы вернее не все горы
а вершины гор типа джомолунгма или пик коммунизма
там вообще все ближе к концу света или к началу его

ты плакала на углу улицы цветочной у гастронома
где деревья заняты подсчетом мелочи и бутылок
а на крыльце стоит банкомат и белый рояль дверей
открывается сквознякам твои слезы и всхлипы

остановили меня ты сказала я боюсь конца света
не бойся ответил я нас обманывают проходимцы
ты ведь тоже проходимец сказала она

наверное она права подумал я но легкое головокружение
уже сделало свое дело я влюбился в неё
девушку которая боится конца света больше чем его начала


сонет

на постели лежишь словно корабль на боку
на белом песке нормандских пляжей
наверное так зимуют все рыбаки мира
по ту сторону здравого смысла

я себя чувствую немного ван гогом
немного ангелом влюбленным в тебя
спящую после перестрелки у банка
ты сказала подожди меня в этом мире

ты всегда раздевалась сама не позволяя
касаться сердца и прошлого своего
только искала губы мои в темноте

говорила мы уедем к морю сладкому
словно рахат лукум там построим дом
и будем ждать конца бесконечной зимы


сонет

а помнишь наше путешествие по балканам
облака пришпиленные к волосам ты говорила
доедем до ближайшего монастыря отдышимся
а сама продолжала бредить дождевыми каплями

повторяя Господи прости наступала ночь
темная словно ореховое дерево иерусалима
мы останавливались на пыльных обочинах
помогая ангелам менять запасные колеса

твои сладкие губы читали новости викиликса
пока я целовал твои пальцы застывшие
над клавиатурой нашей судьбы

где слово «будущее» ничего не означает
ты сказала мир удивительно тонкая материя
которая рвется всегда во время нашей любви


сонет

я тебя увидел в мадриде в маленьком кафе
ты смотрела во все глаза на бродячего музыканта
который играл на гитаре что-то по-восточному тягучее
ты что-то тихо сказала себе мне показалось себе

и я понял что ты тоже из бывших советских
я догнал тебя уже у музея прадо о великий веласкес
ты всегда помогал мне в общении с Богом
и сильными мира сего что говорить о женщинах

они тают когда я знакомлю их с моим дядей
депутатом районного совета бывшим поэтом
вот и ты тоже растаяла на жарких улицах мадрида

то ли от аромата фламенко разлитого в воздухе
то ли от средневековых шуточек старых подворотен
то ли от моего дяди старого идиота короля испании


сонет

я так и не научился танцевать фламенко дробно стучать
каблуками по деревянному полу твоей гостиной
ты подбирая юбки к небесам смотришь в глаза богу
словно сара барас и сто тысяч испанок брошенных в море

король испании даровал мне жизнь и теперь я могу
выйти на площадь и закатить истерику по поводу
и без повода просто потому что люблю тебя
и пусть облака удивленно схлынут с неба и самолеты

ты подойдешь ко мне коснешься моего плеча
скажешь пошли домой сумасшедший распугаешь
туристов собак и королевских шутов не говоря уже

об ангелах видишь как они устали охранять тебя
я скажу тихо прости меня моя танцовщица
сара барас и сто тысяч испанок брошенных в море


сонет

у этого берега есть одна маленькая отличительная черта
твое тело лежащее словно книга в мягком переплеты
ты читаешь эмили дикинсон размазывая слезы
вперемешку с морским воздухом и моими губами

потом ты вскакиваешь и кричишь смотри пароход
хватаешь свои белые крылья и взлетаешь взлетаешь
кричишь догоняй меня мой принц кентерберийский
а я стою как баран не зная что тебе ответить улетающей

у тебя в голове всегда были одни пароходы облака и ангелы
ничего от реальной жизни типа коммунальных платежей
или политической ситуации в нашем княжестве

ты дружишь с воздухом переписываешься с темнотой
посредством оконного стекла и теплого дыхания
и не знаешь что такое ревность к проплывающим облакам


сонет

что-то давно я не писал тебе сонетов
то времени нету то дожди размывают дороги
и приходится тащиться по небесной хляби
к святому петру чтобы занять до получки

немного твоих взглядов о моя королева
ты опять не вылазишь из моего сердца
словно танкист из танка военные действия
предполагают много крови и мало смысла

а какой может быть смысл в нашей любви
все равно трон достанется каким-то проходимцам
тревожным снам и обветшалым комнатам

твои губы вторая глава евангелия от иакова
мои глаза третий альбом лу рида
и всё остальное и всё остальное шепчешь ты


сонет

в столетней войне даже сожженная жанна
жалела о содеянном что говорить о нас
грешных словно меч папы римского
маленьких влюбленных целующихся в парке

тени прошлого тени настоящего тени будущего
одни только тени говорила ты мне
потом мы поехали на набережную
и спрыгнули с моста в темные воды

тебя нашли через пять лет во франции
меня через семь в твоих ладонях
словах глазах губах сладких

словно пепел сожженной жанны
мы влюбленные любимые грешные
ангелы Господа Бога нашего
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah