RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
ADV

Дизайн маленькой узкой прихожей в квартире фото stroymnogo.com.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Юрий Соломко

Три орешка для Золушки

17-07-2013 : редактор - Женя Риц





I


1

*
За полгода штат отдела доставки сократился на 20%,
а освободившиеся участки присоединили к маршрутам
«выживших» курьеров. Чуда не произошло —

заработная плата упала еще ниже, а ее выплату
стали задерживать. «Логика тут ни при чем!» —
пояснила сотрудникам управляющая филиала.

*
(Зарплата курьера складывается из трех составляющих:
разноска, транспортные, премиальные. Правда, сейчас она —

разноска фактически. Транспортные остались
из расчета стоимости проезда двухлетней давности.

Премиальными (и ранее) «латались дыры» в фонде зарплаты,
и только их остаток расходовался по прямому назначению.

Теперь же (после сокращения премиального фонда вдвое)
и остаток «на прямое назначение», по сути, отсутствует.)


2

*
На прошлой неделе руководитель отдела доставки
озвучила (не сказать, чтобы вовремя — коллектив

и так был во взвинченном состоянии) пожелания
вышестоящего руководства, которые свелись к фразе:

«Войдите в положение нашей Компании и временно
обеспечьте оплату труда уборщицы своими силами».

*
Уже на текущей к нам пожаловала управляющая филиала:
«Если среди нас есть сотрудники, не считающие своим долгом

поддержать нашу Компанию в тяжелую минуту,
я буду вынуждена установить график дежурств!..

Ведь никто не отменял, что каждый сотрудник
должен содержать свое рабочее место в чистоте!»

(Это она — курьерам говорит.) «И туалет.
Нам необходимо помнить о туалете!..»


3
*
«Так может нам оплачивать нашему филиалу
и коммунальные услуги? Раз уж наша компания —

сама не справляется», — отозвался Саша Заикин .
«И давайте взымать за вход и за выход с нашей

территории с нас же. Разумеется, в пользу
нашей компании», — добавил Володя Конёк.

*
Касательно туалета, Галина Александровна, женщина 68-ми лет
(бабушкой ее не назвать — в день тяжелой доставки проходит

порядка 20-ти километров), предложила альтернативу:
«А давайте возле входных дверей — ведро поставим.

Выходишь на маршрут: попИсал — вынес. Пришел
с маршрута: попИсал — вынес. Порядок и дисциплина!»

*
Саша подвел итог словам Галины Алексанны:
«Как по мне, так даже два ведра поставить:
ну, чтоб не создавать — ненужного ажиотажа».


4

*
Казалось бы, реплики с места: в них и увязнем.
Но веское па конем водителя Андрея:

«Поднимите руку те, кто не намерен “обеспечивать
ставку уборщицы” и заниматься не своей работой!» —

И наша победа в первой партии
(в которой не то что не осмотрелись —
в которую не заметили, как и ввязались).

*
Большинство из нас, хоть и не без колебаний,
поддержало Андрея. Управляющая, запаниковав,

едва слышно сказала: «Значит, будем
увольнять…» И вышла, хлопнув дверью.

«Будем жаловаться вышестоящему руководству!» —
бросил ей вслед один из курьеров.


II


1

*
Спустя пару недель в город приехал
генеральный директор компании.

По официальной версии: на конференцию.
На деле: разобраться и принять меры.

2

*
В день его приезда, как всегда, ехал на работу в метро.
Шел через сквер. После — через подземный переход

(слева от меня промелькнули магазинчики, справа —
афиши, расклеенные на стене по две и более каждая).

На одной из афиш прочитал:
«Не будите спящую собаку!»

Вовремя ее тут повесили, подумал.
До этого не видел. (Может, не замечал?)

*
Выходя из перехода, увидел возле ступеней
удобно расположившуюся собаку, чуть поодаль —
вторую. Собаки не спали — грелись на солнце.


3

*
Гендиректор поздоровался. И с издевкой в голосе:
«Мне тут сказали, что у вас есть ко мне какие-то вопросы…»

Вступил Сережа. Излагал длинно. Суть улавливалась с трудом.
Павел Адольфовыч пару раз пытался Сережу перебить. Забил.

Сережа закончил притчей. То ли я был так перепуган,
то ли он настолько витиевато бомбил. Понял, о чем притча

и что Сережа хотел ею сказать, только спустя полгода,
вспоминая уже со смехом его монолог. В общем,

Серега тонко (очень тонко) сказал Адольфычу,
что если руководство не ослабит хватку — бастанем!

Интересно, понял ли это Адольфыч,
и многие ли из наших поняли?

*
В ответ гендиректор рассказал бородатый анекдот.
Где-то так: «Работодатель “закручивает гайки” —
работники терпят. Крутит до не могу — терпят.

Не знает уже, что и придумать: вводит
каждодневную плату за право прохода на работу…
Вот тут-то типа — и прокололись, родимые. Тут-то типа —

и показали свое подлинное нутро. Стали, ПСЫ БЕСПОРОДНЫЕ,
приходить на работу в понедельник утром —
уходить в пятницу вечером. В общем, экономить стали

в некотором роде». Ничего хорошего от гендиректора
я, конечно, не ожидал. Но этот его анекдот
окончательно убедил меня: сука он — редкостная!

*
На наши вопросы, смахивающие, скорее,
на требования, отвечал Адольфыч предельно

аккуратно. Когда же неудобный вопрос задала
руководитель отдела, Коннова, сорвался.

Рявкнул на нее, словно прохрипел
вслух: «Ты кому, падла, перечишь?!»


5

*
По окончании беседы с курьерами — монолог Адольфыча
в сплошь женском отделе подписки. «Не оставил выбора —

пришлось усиленно кивать, — делились с нами сотрудницы после. —
Вылитый, чтоб его, Змей Горыныч!» — «А вы бывали на фаер-шоу? —

неизвестно к кому обращаясь, впорхнула в разговор сослуживцев
специалист по подписке Иришка. — Так приходите в четверг!

Будем крутить с друзьями! …Ну, в смысле, выступление
фаерщиков будет — кто не понял, — закончила немного

севшим голосом. Генеральный, дело в том что, —
вернулась с паузы на рекламу так же внезапно,

как ее и взяла, — вылитый фаерщик-новичок! Дышал огнем,
понимаете, во-вторых. А, во-первых, злился и отплевывался,

словно от керосина. Прям себя узнала. Сама
еще недавно такой вот… коровой на льду была».


*
Синхронно началу монолога генерального в отделе подписки —
в курьерку, как будто кто-то втолкнул троих в неплохих костюмах.

На фоне стеллажей с прессой и нас — смотрелись так же,
как смотрелись бы на пляже: во фраках и при бабочке.

«Где ваш главный?» — спросили. «Она отошла», —
кто-то ответил. «Но сейчас позовем, что вы хотели?»

«Не надо — не надо. Мы из редакции, хотели поговорить
о распространении нашей газеты. Не суетитесь. Не-суетитесь…

Зайдем попозже». И выскользнули в дверь.
Стоит ли говорить, что больше мы их не видели.

*
Практически следом вышли покурить с Геной
(работает в компании с самого основания).

«Валер, ты ж в курсе, — спросил, — что генеральный
и прочие мудозвоны из высшего руководства — бывшие

сотрудники службы безопасности?» — «Не в курсе.
А что?» — «Да то, Валер, — что те трое (хочешь верь —

хочешь не) прослушку поставили. Валер, это
в курьерке, блядь. Джеймсы Бонды сраные!»


III


1

*

На этом — и остановиться бы.
На этом — и остановимся:

«И жили мы поживали,
и жили они наживали.

Вот и конец — почти сказки,
вот и сказки — почти конец,


2

*

а Компания — сменила рожу на физиономию,
как бы — поворотилась к нам передом:

три орешка для Золушки,
три поцелуя воздушных,
три гондона цветных:

* возобновила своевременную выплату заработной платы;
* вернула часть премиального фонда;
* приняла волевое решение:

в Харьковском филиале (в единственном из 28-ми по стране),
продолжать оплачивать труд уборщицы — силами организации,
несмотря на ее затруднительное финансовое положение».
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah