RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Елена Фофанова

в плотное птичье полотно

22-07-2019 : редактор - Андрей Черкасов





Записано со слов свидетельницы

эй, да: тут так, никому не хочется возвращаться
например,
у души есть чаша (зернышко) 
кто-то шипящий слюной 
заполняет сосуд
расцветает золото

собранное из задних карманов
девочек стерлитамакских, они как и я 
чаинки, дети чайки 

дети успенского дети балагуров дети калугина

эй, конвейерные ребята! плывете мимо меня, за что схватиться
— у меня нет руки <<речь>> руки нет нет у меня нет отца

инстинкт коллекционирования —
золотых побрякушек, хороших поступков, кодов иконок
— механизм управления большой куклой

нас что-то разделило в самом начале истории:

бушующий океан уносит в разворот 
наши дневниковые записи и фотографии вконтакте 
огромное хранилище, ключи от которого, есть только у изнасилованной Лисбет 

она как-то всплыла в моем сне 
я записала 
хочешь спросить ее, отомстит ли за нас? 
удар в струны: голос волос 
ответа не последовало


поэма о встрече 

ты ли человек, которого я знаю, сквозь пространство? сквозь временные провалы
в которых
сосцы прорезаются через язвительную ткань язычковых пород 
мне являешься Ты во сне
хлороформовая фигура, гены структуры — императивы тела 
эфирный ветер подгоняет тело жирного гуся, рвусь на нем через 
отвоёвывание потерянных территорий 

кто вы? — спросит 
разорванный клочок бумаги — это мы
шипящее и уделяющееся — это все мы 
что можно найти на ветке дерева
ешь, и это будем мы
жир свиньи, пряди волос, с одной стороны, оголенные листы телесности
с другой: все это мы 

этот человек вдавливает глаза мне 
хотя у него нет рук
мертвый шмель не то же, что мертвый агнец 
пасхальный — это аннигиляция оголений
соси эту пыль этот гной

ввергая 
ввергая спутника в горячее
ввергая Акима в холодное 
ввергая его в шум 
текст писать, что плыть по реке не задевая дна у самой поверхности возбуждения — но он все равно задаёт вопросы 

чего вы хотите? мы все хотим: немецкие хрусталики с пожизненной гарантией 
а затем anastasis nekron

«мне казалось, что я, то гибнут от "обособленности", то — освобождаются»

ты хочешь чего-то кроме anastasis nekron


***

Каждый знает, что если повторять слово множество раз оно потеряется
Можно сказать потеряет свою смысловую силу
Оно обмякнет во рту или уже вне его
Останутся только звуки
Это так страшно что известно всем

Людям
Поэтому я поступаю так
Я так часто думаю о том, что причиняет мне боль
Эту мысль
Я гоняю её
Вокруг извилин
Я так себе это представляю
Очень физически
Эта мысль она меня режет
Я ей позволяю
Режь режь
Я её сжимаю как графит так сильно
Если постоянно о чём-то думать, это перестанет — я так думаю
И я плачу потому что нельзя (никогда)
Будда шёл и оставались за ним лотосы за мной остаются линзы
Нету влаги в теле и они исторгаются моим сухим телом
Возможно я горю
Но все равно нужно позволять себе думать или не думать вовсе а скорее аффективно повторять
В детстве в книге я прочитала про буддистов которые нагревали мокрые полотенца во время медитации силой мысли
Так и я нагреваю все что вокруг меня

Так же с страхом? Как?
Ты говоришь, что когда бьют менты это не так страшно
Я не знаю
Ты говоришь, что когда бьют ночью в подворотне это намного страшнее
Я не знаю меня никогда не били
Только выкручивали руки в мутной комнате посреди сенной площади
Когда женщина бьет женщину это совсем не страшно

Только страшно что можно эти пульсирующие клетки в каком-то одном движении заставить умереть силой мысли
Так больно больно больно больно
                                                 (Повторить сколько необходимо)


***

Пресловутая реальность 
говоря на языке совершенно ясном:
я синусовой узел сердца
оголенный революционный элемент
кровь — проводник 

в плотное птичье полотно

прорывается стук

стук тугого птичьего сердечка

чтобы физическая боль стягивала внимание в одну точку 
что я могу сделать? 

как я могу причинить боль тому, кого любишь


обратная сторона: продезинфицированный мир
и такой пресный
как вода 
а мы сосем угольную пыль из сосцов  

дискурсивности наваливаются друг на друга нарастают жирным слоем складками друг к другу относятся сплетаются: в подмосковье есть река Сестра,
сестра к сестре, стрела к стреле
язычком проводи в межрёберье
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah